WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 25 |

Вернемся к нашим двум головам: лорд Расселникогда не развивал свою шутку (или гениальное открытие) дальше этой черты.Но, немного подумав и проанализировав вопрос, читатель легко сможет увидеть,что у нас есть даже триголовы. Третья голова содержит в себе модель, которая содержит в себе«реальную» вселенную, «реальную» голову, воспринимаемую вселенную ивоспринимаемую голову. А как только мы подумали об этом, у нас стало уже четыреголовы...

И так далее, добесконечности. Когда мы говорим о нашем восприятиинашего восприятия — онашей способности воспринимать то, что мы воспринимаем, — у нас уже три головы, а кактолько мы это поняли, у нас их уже четыре, а если мы захотим продолжать этотанализ до бесконечности, у нас будет бесконечное число голов...

Модель сознания, приводящую, с почтиматематической точностью логики, именно к такой бесконечной прогрессии, можнонайти в книге Дж. У. Данна «Вселенная каксерия». Автор рассматривает не восприятие, а время,но приходит к точно такому же заключению, к которому пришли мы, — только у него вместо бесконечнойсерии голов получается бесконечная серия «умов».

Подобно учителю дзэн, я только что подвелвас к двери Закона и захлопнул ее перед вашим носом. Но ничего! Мы еще увидим«свет в конце туннеля». Если только сможем открыть эту проклятуюдверь...

Или, может быть, вы уже выявили «Убанги втопливной магистрали» мистера Филдза

Если нет, тогда пойдем дальше. АльфредКожибский, которого мы уже неоднократно упоминали (и который оказывает на наширассуждения сильное влияние, даже когда мы его не упоминаем), утверждал, чтонаше мышление было бы более научным, если бы мы почаще использовалиматематическую индексацию.

Однажды, размышляя об этом, я придумалследующий аналог рассуждений Данна, не прибегая к его бесконечным временнымизмерениям:

Я наблюдаю, что у меня есть ум. Следуясовету Кожибского, назовем этот наблюдаемый ум «ум1».

Но я наблюдаю, что у меня есть ум, которыйможет наблюдать ум1.Назовем этот самонаблюдающий ум «ум2».

Ум2, наблюдающий ум1 может, в свою очередь, стать объектом наблюдения. (Кое-какой опытбуддийского самонаблюдения подтвердит это экспериментально.) Наблюдателюума2 тоже надо датькакое-то имя, поэтому будем называть его «ум3».

И так далее, снова добесконечности.

Кстати, если уж речь зашла о буддизме, ядолжен добавить, что буддист никогда не примет формулировку «я наблюдаю, что уменя есть ум». Буддист бы сформулировал так: «Я наблюдаю, что у меня естьтенденция позиционировать ум».

Но это уже, как сказал бы Филдз, позволяетfelis domesticus убежать измешка.9

Упражнения

1. Пусть группа вспомнит упражнение 1 изглавы второй. Попробуйте определить, сколько из предложений, которые я просилразделить на «имеющие смысл» и «бессмысленные», могли бы с таким же успехомподпасть под категорию Правил Игры или результатовмолчаливо принятых Правил Игры.

2. Поразмышляйтенад следующей цитатой из книги лорда Рассела «Нашезнание о внешнем мире»:

Бессознательная уверенность в том, что всепредложения строятся по принципу «подлежащее — сказуемое» — иными словами, в том, что каждыйфакт есть некоторая вещь, обладающая некоторым качеством, — привела большинство философов ктому, что они стали неспособны отдавать себе отчет о мире науки и повседневнойжизни.

Рассмотрите принцип «подлежащее—сказуемое» как ПравилоИгры.

3. Подумайте над следующими типичнымипредложениями типа «подлежащее — сказуемое»:

«Внезапно сверкнула молния».

«Уже смеркается».

«У меня несдержанныйтемперамент».

Попробуйте определить подлежащее впредложении «Уже смеркается». Кто или чтосмеркается

Посмотрите, как Правила Игры «подлежащее— сказуемое» влияютна другие два предложения. Можете ли вы пересказать их на болеефеноменологическом языке

Помогает ли вам все это раскусить трюкрассуждения о двух (или более) головах

Глава шестая. От умозаключения к культуинструментов.

Задолго до появления современной физики исовременной психологии, в Древней Греции, скептики уже отмечалиНеопределенность и Относительность как неизбежные аспекты человеческой жизни:то, что видит один человек, никогда в точности не совпадает с тем, что видитдругой. Платон, Аристотель и другие гении древности пытались избежатьагностицизма стоиков, «открыв» (или заявляя, что открыли) метод «чистогоабстрактного умозаключения». Они верили, что этот метод приведет к ЧистойИстине, которая свободна от любых искажений, связанных с несовершенствомчеловеческих органов чувств. За исключением нескольких консерваторов вфилософской ложе, весь мир уже признал, что древнегреческий поиск Чистой Истиныокончился неудачей. Последующая же история философии напоминает долгуюдетективную повесть —повесть о постепенном, столетие за столетием, выявлении многочисленных ложныхположений (или неосознанных предубеждений), вкравшихся в «чистое умозаключение»смелых первопроходцев-эллинов.

Да простится нам такое едкое заявление:греческие логики находились в плену иллюзии, будучи уверены, что вселенная состоит из слов. Если найдешьправильные слова, считали они, то сразу получишь Вечную Истину.

Но вот появилась современная наука, синтез«чистого умозаключения» греческой традиции и смиренного эмпиризма традициимастеров-ремесленников. Все результаты стали выражаться на очень точныхспециальных «языках» различных отраслей математики. На протяжении несколькихстолетий казалось, что наука сможет разгадать все тайны и ответить на всевопросы. В науке умозаключения о том, что «должна делать» Вселенная (согласнологике), сочетались с разработкой все более точных инструментов. Инструментыдолжны были сообщать нам о том, где и когда Вселенная не соглашается с нашейлогикой или нашей математикой, — иначе говоря, о том, где и когда наша логика нуждается впересмотре, а один вид математики — в коррекции со стороны другого вида. Ученым казалось, что, если вдостаточной степени усовершенствовать инструменты, можно исправить все ошибки ив конце концов прийти к той самой Чистой Истине, которую Платон и компаниянадеялись поймать при помощи одной лишь логики, без всякихинструментов.

На этом этапе вселенная виделась каксостоящая не из слов, но из уравнений. В одинпрекрасный день, думали ученые, мы сможем узнать «все обо всем» и описатьизящными математическими формулами. Но эта вера умерла с появлением теорииотносительности Эйнштейна и квантовой механики Планка. Оба они открыли, хотя ипо-разному, что человеческая нервная система, усиленная разработаннымичеловеком инструментами, производит результаты не более «непогрешимые», чемпросто человеческая нервная система без всяких инструментов.

Вот вам иллюстрация: скептики в древнейГреции наблюдали относительность восприятия температуры человеком. Каждыйфилософ в Афинах слышал об их экспериментальных доказательствах: если засунутьправую руку в чашу с горячей водой, а левую руку — в чашу с ледяной водой, а затемопустить обе руки в третью чашу, с теплой водой, то правая рука «распознает»воду в третьей чаше как холодную, а левая рука — как горячую.

Можно сказать, что все героические усилияПлатона и Аристотеля были направлены на то, чтобы прорваться за пределы этойчувственно-обусловленной относительности при помощи «чистогоумозаключения».

«Чистое умозаключение», однако,основывается на аксиомах, которые нельзя ни доказать, ни опровергнуть. Этиаксиомы появляются в сознании, приходя с уровня до-логического понимания. Наэтом уровне можно вообще не говорить, а просто жестикулировать и указыватьпальцем (или махать жезлом, как любили делать мастера дзэн), потому что на этомуровне мы пытаемся указать на нечто такое, что существует до слов и категорий.

Но вот что плохо: аксиомы (правила игры),которые кажутся естественными и не подлежащими сомнению в одном племени(культуре), вовсе не кажутся естественными и часто подвергаются сомнению вдругих племенах (культурах). Вот и «самоочевидные» аксиомы Платона и егосоратников давно уже не находят поддержки среди ученых, а многие из этихаксиом, как оказалось, при проверке просто не согласуются с действительностью(невербальным опытом).

Иммануил Кант составил, пожалуй, самыйдлинный список дефектов классического греческого «чистого умозаключения». Всепомнят хрестоматийный случай с критянином, который утверждает, что критяневсегда лгут. Я хочу привести другой пример логического дефекта, который гораздоменее известен:

Когда стрелу выпускают из лука, кажется,что она движется в пространстве.

Однако в каждый отдельный момент временистрела фактически занимает одно положение в пространстве, а не два, три илиболее положений.

Если стрела имеет одно и только одноопределенное положение в каждый момент, следовательно, в каждый момент она недвижется. Но если она не движется в каждый отдельный момент, то она не движетсявообще.

От этой логики невозможно уйти, пытаясьвставить моменты-между-моментами. Она применима к любым миллионным имиллиардным долям секунды. В каждую наносекунду стрела имеет одно, а ненесколько положений. То есть не движется!

Как найти выходив этого абсурдного тупикаМожет быть, объявить, что стрела занимает два положения в одно и то же времяУвы, это приведет к еще худшим проблемам, обнаружить которые я предоставляю вамв качестве самостоятельного упражнения.

Все это показывает нам, куда может завестилогика, если не корректировать ее наблюдением (при помощи органов чувств илиинструментов). Если мы не корректируем нашу логику, сравнивая ее с опытом, томожем веками, до бесконечности, усложнять наши древнейшие ошибки — что, как нам кажется, ислучилось с теми культурами, которые не разделяют наши «самоочевидные»аксиомы.

Но этим культурам мы кажемся такими жечокнутыми, как и они нам. Каждая религия, например, выглядит для приверженцеввсех других религий (и неверующих) результатом логических заключений,выведенных из аксиом, которые просто не вписываются в этувселенную.

Так что давайте обязательно корректироватьнаше «чистое умозаключение» реальным опытом того, что люди видят, слышат,нюхают или другим образом обнаруживают в феноменологическом илиэкзистенциальном мире. Давайте выходить за пределы Чистого Разума и проверятьнашу логику нашим же опытом.

Напомню, что мы говорим о тех аргументах,на которых создавалась наука. Одно время казалось, что она готова и способнаразрешить все наши проблемы.

Со всеми своими замечательными уравнениямии чудесными инструментами она вроде бы предлагала более надежный способ решениясложных экзистенциальных проблем, чем греческая логика. Предпринимателизаметили это очень быстро и начали финансировать «научные исследования».Философы-рационалисты заметили это чуть позже и радостно высказалипредположение, что со временем наука сможет выйти за пределы «практичности» ипроизвести на свет Чистую Истину.

Но затем Эйнштейн показал, что двое часовмогут измерять время по-разному — совсем как две руки одного человека, которые по-разному«измеряют» температуру, помните Несовершенство, ненадежность иотносительность, присущие нашей нервной системе, неожиданно обнаружились и внаших инструментах. Абсолютная Истина снова ускользнула от нас!

Эйнштейн (повторим для пущего эффекта)также показал, что две линейки могут по-разному измерять длину. Затем квантоваямеханика продемонстрировала, что различные инструменты могут давать радикальноотличающиеся «толкования» пространственно-временных событий в субатомном мире.В самом шокирующем случае, который до сих пор приводит в трепетстудентов-первокурсников, один набор инструментов показывает нам мир, сделанныйиз отдельных шариков-частиц, а те же инструменты, но расположенные по-другому,показывают нам мир, состоящий из энергетических волн.

Поначалу это казалось физикам«непостижимым», поскольку, через три столетия после того, как Галилей неоставил камня на камне от аристотелевской физики, они все еще мыслиликатегориями логики Аристотеля, в которой Х должен «быть» либо волной, либочастицей и не может «быть» и волной, и частицей, в зависимости от того, как мы«смотрим» на X. Некоторое время физики даже говорили, как бы в шутку, но в тоже время с долей отчаяния, о «волночастицах».

Начнем подводить итоги: мы думали, чтоможем убежать от относительности и неопределенности органов чувств, построив«умные» инструменты, но теперь мы обнаружили относительность и самихинструментов. (Я снова и снова заостряю на этом внимание, поскольку, какпоказывает мой 30-летний опыт проведения семинаров по неаристотелевской логике,мало кто сразу понимает важность этого. Большинство людей думает, что онипонимают, но на самом деле понимание приходит не сразу.)

Когда вы исследуете розовый куст, то,независимо от того, смотрите ли вы лишь глазами (и мозгом) или «смотрите» припомощи разных научных инструментов, — то, что вы «увидите», будетзависеть от структуры вашего чувственного аппарата и (или) помогающих емуинструментов.

Более того: то, что вы можете сказать отом, что вы увидели, зависит от структуры вашего символизма — описываете ли вы это наанглийском, персидском, китайском языке, на языке евклидовой или неевклидовойгеометрии, дифференциального исчисления или кватернионов.

Это объясняет, почему, словами доктораДжонса, «что бы мы ни описывали, человеческий ум не может отделиться отэтого».

Упражнения

1. Если позволяет погода, выйдите из домана улицу и осмотритесь. Как многое из того, что вы видите, существовало бы,если бы люди не придумали и не построили это Как многое из того, что «саморастет», выглядело бы по-другому, если бы люди не культивировали и не улучшали(ухудшали) это

2. Посмотрите на небо. Если вы умеетеотличать звезды от планет, знаете названия звезд и т.п., постарайтесь забытьэто знание на время и представьте себе, как выглядит это небо для оченьразумных животных, не имеющих человеческой науки. Затем снова посмотрите нанебо, «вспомнив» все свои знания по астрономии.

3. Когда пролетает метеор, что вычувствуете, если пытаетесь увидеть его, не прибегая к научной фразеологииНасколько по-другому вы ощущаете метеор, когда позволяете себе помнить все, чтовы знаете о метеорах

4. Вернитесь в дом и обсудитеследующее:

Если бы все телевизионные передачи ополиции (около 20 в неделю в большинстве штатов) были сняты с вещания, а взаменмы получили бы такое же количество передач о домовладельцах, изменило ли бы этотуннель реальности среднего американца

Каким образом

Что бы американцы «увидели» (или вспомнили)из того, что они сейчас склонны забывать О чем бы они стали меньше думать Очем бы они стали думать больше

5. Попробуйте разобраться, почему у нас такмного телепередач о полиции и нет практически ни одной передачи одомовладельцах.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.