WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 25 |

Роберт АнтонУилсон.

Квантоваяпсихология.

Как работа Вашего мозгапрограммирует Вас и Ваш мир.

Оглавление

Предварительные замечания. 2

Вместо предисловия. 2

Исторический словарь. 2

Часть первая. Как мы знаем, что мы знаем,если мы знаем что-то 7

Глава первая. Притча о притче. 8

Глава вторая. Проблема «Глубокойреальности». 9

Глава третья. Дуальности «муж-жена» и«волна-частица». 14

Глава четвертая. Наши «я» и наши«вселенные». 18

Глава пятая. Сколько у васголов 21

Глава шестая. От умозаключения к культуинструментов. 24

Глава седьмая. Странные Петли и бесконечныйрегресс. 26

Часть вторая. Поговорим о том, о чемневозможно говорить. 30

Глава восьмая. Квантовая логика. 30

Глава девятая. Джордж Карлин и официальнаяистория. 32

Глава десятая. Зажравшаяся собака и город сдвумя названиями. 35

Глава одиннадцатая. Что равняетсявселенной 36

Глава двенадцатая. Создание туннелейреальности. 37

Глава тринадцатая. Стандартный язык иязык-прим. 40

Часть третья. Вселенная, создаваемаянаблюдателем. 47

Глава четырнадцатая. Крестьянин ивор. 47

Глава пятнадцатая. Психосоматическаяэнергия. 50

Глава шестнадцатая. ЛедянаяЛуна. 53

Глава семнадцатая. Секреты некоторых«чудес». 55

Часть четвертая. Кот Шрёдингера и МышьЭйнштейна. 61

Глава восемнадцатая. Множественные «я» иинформационные системы. 61

Глава девятнадцатая. Множественныевселенные. 67

Глава двадцатая. Создателизвезд 71

Глава двадцать первая. Друг Вигнера, илиДетективная история. 76

Часть пятая. Нелокальнаяличность. 78

Глава двадцать вторая. Скрытые переменные иневидимый мир. 79

Глава двадцать третья. Квантовыйфутуризм. 82

Роберт Антон Уилсон. Квантоваяпсихология.

Перевод с англ. под ред. Я. Невструева.— К.: «ЯНУС»,1998.—224с.

ISBN 966-7319-27-Х

ISBN 1-56184-071-8 (англ.)

© Robert Anton Wilson, 1990 © «JANUS BOOKS»,1998

Лауре и Джону Касвелл

«Встань и оглянись вокруг...»

Предварительныезамечания.

Каждая глава этой книги содержит упражнения,которые помогут читателю осмыслить и «интернализировать» (научиться применять)принципы квантовой психологии. В идеале, эта книга должна служить учебнымпособием для группы, собирающейся раз в неделю для выполнения упражнений иобсуждения возможностей повседневного применения изученных уроков.

Я использую «рассеянную» техникусуфийских авторов. Отдельные темы в этой книге не всегдарассматриваются в линейном, «логическом» порядке — обычно я располагал их в порядкенелинейном, психо-логическом, рассчитанном на прокладывание новых путей мышления и восприятия.Эта техника также должна способствовать процессу «интернализации».

Вместо предисловия.

Исторический словарь.

Опасно понимать новые вещи слишкомбыстро.

Джосая Уоррен, Истинная цивилизация

Некоторые части этой книги покажутся многимчитателям «материалистическими», а те, кто не любят науку (и «понимают» новыевещи очень быстро), могут даже решить, что вся книга имеетнаучно-материалистический уклон. Что любопытно, другие части книги покажутся«мистическими» (или даже «хуже, чем мистическими») иного рода читателям, и этилюди могут счесть, что книга имеет уклон оккультный или дажесолиптический.

Я делаю эти мрачные предсказания с большойуверенностью, основываясь на опыте. Я так часто слышал, как меня называли«материалистом» и «мистиком», что наконец понял: как бы я ни менял свой«подход» от одной книги к другой, всегда найдутся люди, которые прочтут в моихтекстах именно те преувеличения и упрощения, которых я тщательнее всегостарался избежать. С этой проблемой, похоже, сталкивался не только я; нечтоподобное происходит с каждым писателем, в большей или меньшей степени. Какдоказал Клод Шаннон в 1948 году, »шум» попадает в любой канал коммуникации при любомустройстве последнего.

В электронных средствах коммуникации(телефон, радио, ТВ) шумпринимает форму интерференции, перехлеста каналов и т.п. Именно по этимпричинам, когда по ТВ показывают футбольный матч, в самый решительный момент втрансляцию иногда может вклиниться голос какой-то женщины, объясняющей своемумолочнику, сколько галлонов молока ей будет нужно на этой неделе.

При печати шум появляется в первую очередь как«опечатки» —пропавшие слова, части предложения, которые оказываются вдруг совсем в другомабзаце, неправильно понятые авторские правки, изменяющие одну ошибку на другую,и т.п. Мне как-то рассказывали о возвышенном романе, который в авторскомварианте оканчивался словами «He kissed her under the silent stars.»(«Онпоцеловал ее под безмолвными звездами»). Читатели были безмерно удивлены, когдав отпечатанной книге увидели такую концовку: «He kicked her under the silentstars.»(«Он дал ей пинка под безмолвными звездами»). (Есть еще одна версияэтого старого анекдота, еще более забавная, но менее правдоподобная. Согласноэтой версии, последняя строчка выглядела так: «He kicked her under the cellarstairs.»(«Он дал ей пинка под лестницей в подвале») ).

В одной из моих предыдущих книг профессорМарио Бундж появился как профессор Марио Мундж, и я до сих пор не понимаю, какэто случилось, хотя, по-видимому, я в этом виноват в такой же степени, как инаборщик. Я писал книгу в Дублине (Ирландия), где статья профессора Бунджа былапередо мной, но правил гранки в Боулдере (штат Колорадо, США), во времялекционного турне, и статьи у меня при себе не было. Цитаты из Бунджа в книгепереданы правильно, но его фамилия превратилась в «Мундж». Так что я приношусвои извинения профессору (и очень надеюсь, что он опять не окажется Мунджем,когда этот абзац будет напечатан, — ведь такой ничтожный типографский шум еще больше обидит старого доброгоБунджа и сделает весь абзац совершенно непонятным для читателя...)

В разговоре шум может возникнуть из-за отвлекающихвнимание звуков, оговорок, иностранного акцента и т.п. — и вот, когда человек говорит: «Ijust hate a pompous psychyatrist.»(«Я просто ненавижу напыщенного психиатра»),слушателям может показаться, что он произнес: «I just ate a pompouspsychyatrist.» («Я только что съел напыщенного психиатра».)

Семантический шумтакже, похоже, преследует любого рода коммуникационные системы. Человек можетискренне сказать: «Я люблю рыбу», и каждый из двух слушателей поймет егоправильно, но каждый при этом может нейросемантически сохранить эту информациюв своем мозгу под совершенно разными категориями. Один может подумать, чтоговорящий любит есть рыбу на обед, а другой — что тот любит держать рыбу ваквариуме.

Из-за семантического шума вас иногда дажемогут принять за сумасшедшего, как это случилось с доктором Полом Уотцлавиком(он приводит этот пример в нескольких своих книгах). Доктор Уотцлавик впервыеобратил внимание на эту психотомиметическую функцию семантического шума, когдаприбыл на новую работу в одну психиатрическую больницу.

Он направился в кабинет главного психиатра,где в приемной за столом сидела женщина. Доктор Уотцлавик решил, что этосекретарша босса.

— ЯУотцлавик, — объявилон, предполагая, что «секретарша» должна знать о том, что он долженприйти.

— А я вастак не называла, —ответила женщина.

Немного обескураженный, доктор Уотцлавиквоскликнул:

— Но это ясебя так называю!

— Тогдапочему вы только что это отрицали1

В этот момент ситуация представилась докторуУотцлавику в совершенно ином свете. Женщина была никакой не секретаршей. Онклассифицировал ее как пациентку-шизофреничку, которая случайно забрела впомещения для персонала. Естественно, он стал «обращаться» с ней оченьосторожно.

Его новое предположение кажется вполнелогичным, не правда ли Только поэты и шизофреники изъясняются на языке,который не поддается логическому анализу. Причем поэты, как правило, неиспользуют этот язык в будничном разговоре, да еще так спокойно инепринужденно. Поэты произносят экстравагантные, но при этом изящные иритмичные фразы —чего в данном случае не было.

Но интереснее всего то, что этой женщине самдоктор Уотцлавик показался явным шизофреником. Дело в том, что из-зашума она услышаласовершенно другой диалог.

Странный человек подошел к ней и заявил: «Iam not Slavic.»(«Я не славянин»). Многие параноики начинают разговор с такогорода утверждений, которые для них имеют жизненно важное значение, но дляостальных людей звучат несколько странно.

«А я вас так не называла», — ответила она, стараясь успокоитьего.

«Но это я себя так называю!» — парировал странный человек исразу же вырос в ее понимании от «параноика» до «параноидальногошизофреника».

«Тогда почему вы только что это отрицали»— резонно спросилаженщина и начала «обращаться» с ним очень осторожно.

Каждый, кому приходилось разговаривать сшизофрениками, знает, как себя чувствуют оба участника подобного разговора.Общение с поэтами обычно не причиняет такого беспокойства.

В дальнейшем читатель заметит, что этоткоммуникационный сбой имеетгораздо больше сходства со многими знаменитыми политическими, религиозными инаучными дебатами, чем мы обычно догадываемся.

Пытаясь свести к минимуму семантический шум(и зная, что я не смогу совсем избежать его), я предлагаю вам своего родаисторический словарь, который не только объясняет используемый в этой книге«технический жаргон» из различных областей, но и, я надеюсь, показывает, чтомоя точка зрения не относится ни к одной из сторон в традиционных (доквантовых)дебатах, постоянно вызывающих разделение в академическом мире.

Экзистенциализм берет начало отСерена Кьеркегора. Для него это слово означало: 1) отказ от абстрактныхтерминов, столь любимых большинством западных философов; 2) предпочтениеопределительных слов и понятий в отношении конкретных индивидуумов и ихконкретного выбора вреальных жизненных ситуациях; 3) новый хитроумный способ защиты христианства отнападок рационалистов.

Например, фраза «Правосудие — это когда люди стараются какможно точнее исполнять Волю Божию» содержит в себе как раз тот вид абстракции,который экзистенциалисты считают помпезной тарабарщиной. Кажется, что что-тосказано, но если вы попытаетесь рассудить какое-то конкретное дело,руководствуясь только этой фразой, то обнаружите, что она скорее васзапутывает, чем помогает вам. И вам захочется иметь нечто более практичное.Даже фраза «Правосудие в принципе может свершиться, когда суд искренне пытаетсямыслить непредубежденно» вряд ли удовлетворила бы экзистенциалиста. А вотпредложение «Люди используют слово "правосудие" для обоснования оскорблений,которые они наносят друг другу» звучит уже вполне приемлемо дляэкзистенциалиста-ницшеанца.

Связь между Ницше и Кьеркегором остаетсяисторической загадкой. Ницше жил позже Кьеркегора, но неизвестно, читал ли онего; сходство между ними может быть чистым совпадением. Экзистенциализм Ницше1) подвергал нападкам поверхностные абстракции традиционной философии и многоеиз того, что приемлемо для «здравого смысла» (например, он отвергал такиетермины, как «добро», «зло», «реальный мир» и даже «эго»); 2) предпочиталконкретный анализ ситуаций реальной жизни, но делал упор на волю там, где Кьеркегор придавал большеезначение выбору; 3) скорееатаковал христианство, чем защищал его.

Коротко говоря — слишком коротко, и поэтому, наверное, не совсем точно,— когда вы решаете,как поступить, и убеждаете себя и других, что вы «обдумали все логически», уэкзистенциалистов сразу же возникают подозрения. Кьеркегор настаивал бы, что высделали выбор на основании«слепой веры» того или иного рода (например, веры в христианство, веры внаучно-популярные статьи, веры в Маркса и т.п.). Ницше бы сказал, что вы, какбиологический организм, имеете волю к определенному результату и просто «рационально обосновали» вашибиологические устремления. Задолго до Доказательства Гёделя2

в математике экзистенциализм признавал, чтомы никогда не «доказываем» никакое предположение полностью, но всегда останавливаемсягде-то на ступеньках бесконечной лестницы, которая требуется для тотальногологического «доказательства» чего бы то ни было. Вот простой пример. Выпытаетесь доказать утверждение «Я имею Х долларов в банке». Вроде бы никаких проблем, но какая безднараскрывается перед вами, если вы задумаетесь о том, что такое «иметь» что-либо!(Я думаю, что я «имею» работающий компьютер, но в любой момент может оказаться,что я «имею» компьютер неработающий.)

Фраза «Джордж Вашингтон был президентом двасрока» обычному человеку кажется «доказанной», если справочник «подтверждает»ее. Но такое «доказательство» требует веры в справочники — а эта вера как раз и отсутствуетво многих теориях, «пересматривающих» историю.

Сартр тоже отвергал абстрактную логику ипридавал большое значение выбору, но склонялся к марксизму и пошел дальше Кьеркегора и Ницше вкритике терминов, не имеющих конкретных ссылок. Например, в одном своемзнаменитом (и типичном) пассаже Сартр отвергает фрейдовскую концепцию«латентной гомосексуальности», заявляя, что человека можно называтьгомосексуалистом только в том случае, если он выполняет гомосексуальныедействия. Мы неправильноиспользуем язык, когда предполагаем наличие некой ненаблюдаемой «сущностигомосексуальности» в тех, кто «не» выполняет гомосексуальных действий.

Акцентируя выбор, Сартр также заявлял, что нельзя называть человекагомосексуалистом (вором, святым, антисемитом и т.д.) без указания конкретныхслучаев. «У Мэри была лесбийская связь в прошлом гору», «Джон стащил шоколадкув пятницу», «Робин три раза подал монетку нищему», «Ивлин что-то сказала противсвоих квартирных хозяев-евреев два года назад» — все это, согласно Сартру,правомерные высказывания. Но приписывать этим людям какую-то сущность— это уженеправомерно. Только после смерти человека, утверждал Сартр, мы можем сопределенностью сказать: «Она была гомосексуалисткой», «Он был вором», «Он былмилосердным», «Она была антисемиткой» и т.д. Пока остаются жизнь и выбор, каксчитает Сартр, у людей нет никакой «сущности» и каждый может неожиданноизмениться. (Ницше, подобно Будде, зашел еще дальше и утверждал, что у нас нетдаже никакого «эго», то есть единого неизменного сущностного «я».)

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 25 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.