WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 52 |

Большая часть игры между командами Бристольи Ковентри проходила, выражаясь языком современных спортивных комментаторов, «вбыстром темпе», а по временам бурно, это была увлекательная (если вы любитеподобные зрелища) борьба, в которой успех все время переходил от одной командык другой. В результате нескольких блестяще забитых голов с обеих сторон счетматча к восемнадцатой минуте был 2:2. Затем, за две минуты до конца игры,пришло известие с другого поля, что Сандерленд проиграл. Немедленно тренеркоманды Ковентри передал эту новость на гигантское светящееся электронноетабло, находящееся в конце поля. Очевидно, что все 22 игрока умели читать и всеони поняли, что им теперь незачем надрываться. Обеим командам нужна была всеголишь ничья, чтоб избежать перевода во второй дивизион. И в самом деле теперьбыло бы совершенно неразумно изо всех сил стараться забивать голы, тем более,что при этом, отвлекаясь от защиты собственных ворот, они рисковали проиграть ив конечном счете оказаться во втором дивизионе. Обе команды стали настойчивостремиться сделать ничью. Приведу слова того же комментатора: «Болельщики,которые несколько секунд назад, когда Дон Гиллис на 80-й минуте забил гол вворота Ковентри, сравняв счет, были злейшими врагами, внезапно объединились вдружном ликовании. Судья Рои Чаллис беспомощно наблюдал за игроками, ленивогонявшими мяч по полю». То, что было ранее игрой с нулевой суммой, вдруг, врезультате сообщения, поступившего из внешнего мира, превратилось в игру сненулевой суммой. Пользуясь принятой нами выше терминологией, как поволшебству, появился внешний «банкир» и это позволило обеим командам. Бристольи Ковентри, извлечь выгоду из одного и того же исхода игры — из ничьей.

Зрелищные виды спорта, такие как футбол,обычно представляют собой игры с нулевой суммой, и по весьма веской причине.Зрителям гораздо интереснее смотреть на игроков, неистово борющихся друг сдругом за победу, чем наблюдать, как они дружески достигают молчаливогосогласия. Однако реальная жизнь, будь то жизнь человека или растений иживотных, учреждалась не для того, чтобы развлекать зрителей. Многие ситуации вподлинной жизни, в сущности, мало чем отличаются от игры с ненулевой суммой.Природа нередко выступает в роли «банкомета», так что индивидуумы могутизвлекать выгоду из успехов друг друга. Им нет нужды повергать на землюпротивников для того, чтобы достигнуть благополучия. Не отступая от основныхзаконов эгоистичного гена, мы можем видеть, как кооперирование и взаимопомощьспособствуют процветанию даже в мире, в котором преобладает эгоизм. Мы можемубедиться, что добрые парни могут финишировать первыми (в аксельродовскомсмысле).

Однако все это реализуется лишь в случаеитерированной игры. Игроки должны знать (или знать в кавычках), чтопроисходящая между ними в данной момент игра — не последняя для них. «Теньбудущего», о которой говорил Аксельрод, должна быть длинной. Но насколькодлинной Не может же она быть бесконечной. С теоретической точки зренияпродолжительность игры не имеет значения; важно лишь, чтобы ни один из игроковне знал, когда она закончится. Допустим, что мы с вами играем друг против другаи нам обоим известно, что в этой игре должно быть сыграно 100 партий.Разумеется, мы оба понимаем, что 100-я партия, будучи последней, будетравносильна простой одноразовой игре Парадокс заключенного. Поэтомуединственной разумной стратегией для любого из нас в 100-й партии должна бытьОтказываюсь, и каждый из нас может допустить, что другой игрок вычислит это итвердо решит в последней партии тоже отказаться. Поэтому последнюю партию можносписать со счета как предсказуемую. Но теперь эквивалентом одноразовой игрыстановится 99-я партия и единственным разумным выбором для каждого игрока вэтой предпоследней игре также будет Отказываюсь. К тому же решению им придетсяприбегнуть в 98-й партии и так далее в обратном направлении. Два совершеннорационально мыслящих игрока, каждый из которых предполагает, что другой строгорационален, могут лишь отказываться, если оба они знают, сколько партий импредстоит играть. Поэтому специалисты по теории игр, рассуждая об Итерированномили Повторяющемся Парадоксе заключенных, всегда исходят из допущения, что конецигры непредсказуем или известен только банкомету.

Даже если число партий в игре точно неизвестно, в реальной жизни часто возможно из статистических соображенийвысказать догадку о том, сколько еще продлится игра. Такая оценка можетсоставить важную часть стратегии. Если я замечаю, что банкомет суетится ипосматривает на часы, то можно сделать вывод, что игра подходит к концу, и уменя возникнет соблазн отказываться. Если я заподозрю, что вы тоже обратиливнимание на поведение банкомета, то у меня может возникнуть опасение, что вытоже собираетесь отказываться, и я, возможно, постараюсь отказаться первым. Вособенности потому, что я боюсь, что вы боитесь, что я... То простое различие,которое делается между одноразовым Парадоксом заключенных и игрой ИтерированныйПарадокс заключенных в математике, слишком просто.

Следует ожидать, что каждый из игроковбудет вести себя так, как если бы он был способен вновь и вновь оценивать,сколько еще времени будет продолжаться игра. Чем выше окажется его оценка, темдольше он будет играть в соответствии с математическим ожиданием для настоящейитерированной игры; иными словами, он будет более добрым и менее завистливым, сбольшей готовностью будет прощать. Чем короче по его оценке будет игра, тембольше будет он склонен играть в соответствии с математическими ожиданиямиодноразовой игры: он будет вести себя непорядочно и проявлятьзлопамятность.

Аксельрод живо обрисовал картину того,какое важное значение может иметь тень будущего, на примере замечательногофеномена, возникшего во время Первой мировой войны — так называемая система «живи идай жить другим». Он воспользовался для этого исследованиями историка исоциолога Тони Ашуэрта (Тоnу Ashworth). Хорошо известно, что на Рождествоанглийские и немецкие войска братались и пили вместе на ничейной земле. Менеехорошо известно, но, по-моему, интереснее, то, что, начиная с 1914 г., по всемлиниям фронта в течение по меньшей мере двух лет процветали неофициальные инеобъявленные пакты о ненападении, т.е. имела место своего рода система «живи идай жить другим». Рассказывают, что один из старших английских офицеров припосещении окопов был поражен, увидев немецких солдат, расхаживающих позадисвоих траншеи на расстоянии ружейного выстрела от англичан. «Наши солдаты,казалось, их не замечали. Я решил про себя покончить с такими вещами, когда мызаймем эти позиции; этого нельзя допускать. Эти люди, по-видимому, неосознавали, что идет война. Обе стороны, очевидно, придерживались политики«живи и дай жить другим».

Теория игр и Парадокс заключенных в те дниеще не были придуманы, но, оглядываясь назад, можно ясно видеть, чтопроисходило, и Аксельрод дает прекрасный анализ. В окопной войне тех врементень будущего для каждого взвода была длинной. Это означает, что каждаяокопавшаяся группа английских солдат, по всей вероятности, могла ожидать, чтоей предстоит долгие месяцы видеть перед собой все ту же окопавшуюся группунемецких солдат. Кроме того, рядовые солдаты не имели никакого представления отом, когда они двинутся с места и произойдет ли это вообще; армейские приказыпользуются дурной славой как произвольные, непостоянные и непонятные для тех, ккому они обращены. Тень будущего была достаточно длинной и достаточнонеопределенной для того, чтобы способствовать развитию кооперирования по типустратегии Око за око. Разумеется, в том случае, когда ситуация соответствовалаигре в Парадокс заключенных.

Напомню, что игра может считаться настоящимПарадоксом заключенных лишь в том случае, если платежи можно расположить вопределенной последовательности по их рангу. Обе стороны должны предпочитатьвзаимное кооперирование (КК) взаимному отказу (00). Отказ в том случае, когдадругая сторона кооперируется (OK), даже еще лучше, если это сходит с рук.Кооперирование, когда другая сторона отказывается (КО), хуже всего.

Взаимный отказ — вот чего хотелось быгенеральному штабу. Они хотят, чтобы их бравые парни при каждой представившейсявозможности сажали в калошу всех Джерри (или Томми).

Взаимное кооперирование, с точки зрениягенералов, было нежелательно, так как не помогало им выиграть войну. Однако онобыло в высшей степени желательно с точки зрения отдельных солдат обеих сторон.Они не хотели быть убитыми. Можно предположить — и это обеспечивает выполнениедругих условий, связанных с выплатами и необходимых для того, чтобы превратитьэту ситуацию в настоящий. Парадокс заключенных, — что солдаты, вероятно, былисогласны с генералами, предпочитая выиграть войну, а не проиграть ее. Однакокаждый отдельный солдат не стоит перед таким выбором. Исход всей войны вряд лисущественно зависит от того, что делает данный солдат как некий индивидуум.Взаимное кооперирование с конкретными неприятельскими солдатами, стоящимипротив вас за ничейной полосой земли, безусловно влияет на вашу собственнуюсудьбу, и оно, разумеется, гораздо предпочтительней взаимных отказов, несмотряна то, что вы —возможно, из патриотических чувств или подчиняясь дисциплине — в общем предпочли бы отказаться(OK), если бы вам это могло сойти с рук. Создается впечатление, что даннаяситуация действительно представляла собой настоящий Парадокс заключенных.Следовало ожидать, что при этом возникнет нечто вроде стратегии Око за око; таконо и случилось. Локально стабильной стратегией в каждой отдельной части линииокопов не обязательно должна была быть сама Око за око; Око за око — это одна из семействадобропорядочных, отвечающих ударом на удар, но незлопамятных стратегий, которыевсе, если и не стабильны технически, то по крайней мере могут противостоятьинвазии, раз уж они возникли. В одной современной работе описана, например,стратегия Око за три ока, возникшая на неком локальном участке.

По ночам мы выходим из окопов... Группынемецких солдат в ночное время также работают вне окопов, так что стрелятьсчитается дурным тоном. Чрезвычайно скверная штука — винтовочные гранаты. Упав вокоп, они могут убить 8-9 человек... Но мы никогда не пускаем в ход своигранаты, пока немцы не поднимут слишком большого шума, так как по их системевозмездия на каждую нашу гранату они посылают в нашу сторону три.

Для каждой стратегии, относящейся ксемейству Око за око, важно, чтобы игроки несли наказание за отказ. Угрозавозмездия постоянно должна присутствовать. Демонстрации способности отомститьиграли заметную роль в системе «живи и дай жить другим». Меткие стрелки с обеихсторон демонстрировали свою смертоносную виртуозность, стреляя не во вражескихсолдат, а в неодушевленные мишени вблизи этих солдат — метод, используемый также ввестернах (например, когда выстрелом гасят пламя свечи). По-видимому, никогдатак и не будет получено удовлетворительного ответа на вопрос о том, зачем двепервые действующие атомные бомбы были использованы — несмотря на решительные протестыфизиков, ответственных за их создание, — для разрушения двух городов,вместо того, чтобы продемонстрировать их действие каким-то эффектным способом,аналогичным «расстреливанию» свечей.

Одна из важных черт стратегий типа Око заоко состоит в том, что они незлопамятны. Это, как мы видели, помогаетдемпфировать то, что могло бы превратиться в длительную изнуряющую чередувзаимных обвинений. О том, как важно подавить стремление к ответному удару,ярко свидетельствует следующее воспоминание одного английского (в этом неоставляет никаких сомнений первая же фраза) офицера:

«Я пил чай во взводе А, когда мы услыхалигромкие крики и пошли узнать, в чем дело. Мы увидели наших собственных инемецких солдат, которые стояли друг против друга на своих брустверах. Внезапноначался обстрел, не причинивший, однако, никакого вреда. Естественно, обестороны попрятались в окопы, причем наши солдаты начали поносить немцев. Ивдруг какой-то храбрый немец выскочил на парапет и прокричал: «Мы оченьсожалеем о случившемся; мы надеемся, что никто не пострадал. Мы не виноваты— это проклятаяпрусская артиллерия».

Аксельрод замечает, что это извинение«выходит далеко за рамки поступка, предпринятого просто с целью предотвратитьотмщение. Оно отражает нравственное сожаление о том, что было нарушено взаимноедоверие, и беспокойство о возможных жертвах». Безусловно, это был очень храбрыйнемец, заслуживающий восхищения.

Аксельрод подчеркивает также важную рольпредсказуемости и соблюдения ритуала для поддержания стабильности взаимногодоверия. Приятным примером служит «вечерний выстрел», производившийсяанглийской артиллерией всегда в точно определенное время и на определенномучастке линии фронта. По словам одного немецкого солдата:

«Выстрел раздавался в семь часов— с такой точностью,что по нему можно было проверять часы... Он всегда был направлен в одну цель,его дальность была всегда одинакова, он никогда не отклонялся ни вправо, нивлево, точно попадая в цель, без перелета или недолета... Находились дажелюбознательные люди, которые выползали из окопов... незадолго до семи часов, стем чтобы увидеть взрыв».

Совершенно то же самое проделывала немецкаяартиллерия, о чем свидетельствует рассказ с английской стороны:

«Они (немцы) были так точны в выборе целей,времени и числа выстрелов, что... полковник Джоне... знал с точностью доминуты, куда упадет следующий снаряд; его расчеты были очень точны и он былспособен идти на то, что непосвященным штабным офицерам казалось большимриском, поскольку знал, что обстрел закончится раньше, чем он дойдет дообстреливаемого участка».

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.