WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 52 |

Модель эгоистичного стада сама по себе недопускает кооперативных взаимодействий. В ней нет места альтруизму — только эгоистичная эксплуатациякаждого индивидуума каждым другим индивидуумом. Но в реальной жизни случается,что индивидуумы, по-видимому, предпринимают активные шаги к охране другихчленов группы от хищников. Это сразу заставляет вспомнить о криках тревоги уптиц. Они несомненно служат сигналами тревоги, поскольку побуждают услышавшихих индивидуумов немедленно постараться скрыться. Никто не предполагает, чтокричавшая птица «пытается отвести огонь хищника» от своих собратьев. Она простосообщает им о близости хищника — предостерегает их. Тем не менее, по крайней мере на первыйвзгляд, акт подачи сигнала представляется альтруистичным, потому что онпривлекает внимание хищника к подающей его птице. Такое заключение косвенноможно сделать на основании одного обстоятельства, подмеченного П. Марлером(P.R. Marler). Физические характеристики крика тревоги, по-видимому, идеальныдля того, чтобы затруднить его локализацию. Если бы инженера — акустика попросили создать такойзвук, чтобы хищнику было трудно локализовать его источник, то он предложил бынечто, весьма похожее на крики тревоги мелких певчих птиц. В природе подобныехарактеристики этих криков несомненно были выработаны естественным отбором, ачто это означает —нам известно. Это означает, что множество индивидуумов погибло из-за того, чтоих крики тревоги были недостаточно совершенны. Издавание криков тревоги,очевидно, сопряжено с определенной опасностью. Теория эгоистичного гена обязанауказать на какое-то убедительное преимущество, которое дает подача сигналовтревоги и которое достаточно значительно, чтобы перевешивать этуопасность.

В сущности это не очень трудно. О сигналахтревоги у птиц столько раз писали как о весьма «щекотливых» для дарвиновскойтеории, что придумывать для них объяснения стало чем-то вроде спорта. Врезультате мы теперь располагаем таким количеством хороших объяснений, чтотрудно вспомнить, из-за чего, собственно, разгорелись страсти. Совершенноочевидно, что если в стае может находиться некоторое число близкихродственников, то ген, детерминирующий способность подавать сигналы тревоги,может процветать в генофонде, поскольку он с высокой вероятностью имеется втелах некоторых из спасенных индивидуумов. Это остается справедливым, даже еслииндивидуум, подающий сигнал, дорого платит за свой альтруизм, привлекая к себевнимание хищника.

Если вас не удовлетворяет эта идея в духекин-отбора, то остается еще много теорий, из которых можно выбирать. Есть многоспособов, с помощью которых эгоистичный индивидуум может извлечь пользу длясамого себя, предупреждая своих собратьев криком тревоги. Трайверс высказалодну за другой пять хороших идей, но я отчитаю две свои собственные идеи,пожалуй, более убедительными.

Первую из них я называю «кей-ви»-теорией,от латинского слова cave(«берегись»), все еще используемого школьниками, чтобы предупредить оприближении начальства. Эта теория пригодна для птиц, затаившихся в густойтраве, которые, почуяв опасность, замирают, припав к земле. Представьте себестайку таких птиц, кормящихся в поле. На некотором расстоянии от них пролетаетястреб. Он еще не заметил стайку и не летит прямо на нее, однако естьопасность, что его зоркие глаза обнаружат птиц в любой момент и что он нападетна них. Допустим, что один из членов стайки заметил ястреба, но другие пока незнают о приближении хищника. Этот один остроглазый индивидуум немедленноприпадет к земле и застынет на месте. Это, однако, мало ему поможет, потому чтоего товарищи не пытаются скрыться, а продолжают шуметь и двигаться. Любой изних может привлечь внимание ястреба и тогда всей стайке грозит беда. С чистоэгоистичной точки зрения наилучшая политика для индивидуума, первым заметившегоястреба, состоит в том, чтобы быстро прошипеть предупреждение всем остальным,заставив их утихомириться и тем самым уменьшить вероятность того, что ониневольно могут привлечь ястреба к тому месту, где находится он сам.

Другую теорию, о которой мне хочетсясказать, можно назвать теорией «Никогда не расстраивай рядов». Она применима ктем видам птиц, которые, заметив приближение хищника, улетают прочь, напримервзлетают на дерево. Представим себе снова, что одна из стайки кормящихся надереве птиц заметила хищника. Что ей делать Она может просто улететь прочь, непредостерегая остальных. Но при этом она окажется предоставленной самой себе, ане будет частью относительно анонимной стайки. На самом деле известно, чтоястребы преследуют одиноких голубей, но если бы даже этого не было, имеетсямножество теоретических причин, позволяющих считать, что расстройство рядовравносильно самоубийству. Даже если другие птицы последуют за индивидуумом,первым покинувшим стайку, он временно расширит свою зону опасности.

Независимо от того, верна эта теорияГамильтона или нет, если птицы предпочитают держаться стайками, то это,очевидно, дает им какое-то важное преимущество, иначе они бы этого не делали.Каким бы ни было это преимущество, индивидуум, покидающий стаю раньше других,лишается, по крайней мере частично, этого преимущества. Если наблюдательнаяптица не должна расстраивать рядов, то что же ей следует делать Быть может,она должна просто продолжать вести себя так, будто ничего не случилось, иполагаться на защиту, которую дает ей членство в стае Но это тоже сопряжено ссерьезным риском. Она остается при этом на виду и весьма уязвима. Гораздобезопаснее было бы оказаться на дереве. И в самом деле наилучшей стратегиейбыло бы взлететь на дерево, но при условии, что все остальные непременнопоступят так же.

Таким образом она не останется водиночестве и не лишится преимуществ, которые предоставляет индивидуумучленство в стае, но получит выгоду, перелетев в более безопасное место. Мыснова убеждаемся, что предостерегающий сигнал служит чисто эгоистичным целям.И. Чарнов и Дж. Кребс (Е.L. Charnov, J.R. Krebs) выдвинули сходную теорию, вкоторой они заходят так далеко, что пользуются словом «манипуляция», описываязначение действий птицы, подающей сигнал тревоги, для остальных членов ее стаи.Как все это далеко от чистого бескорыстного альтруизма!

На первый взгляд эти теории могутпоказаться несовместимыми с утверждением о том, что индивидуум, подающий сигналтревоги, подвергает себя опасности. Но на самом деле здесь нет несовместимости.Он подверг бы себя большей опасности, не подавая сигнала. Некоторые индивидуумыпогибали, потому что они подавали сигналы тревоги, особенно если эти сигналыбыло легко локализовать. Другие погибали, потому что не подавали сигналов.«Кэй-ви»-теория и теория «Никогда не расстраивай рядов» — всего лишь два из многих другихобъяснений, почему это происходит.

А как же быть со «стоттингом» у газелиТомсона, о которой я упоминал в гл. 1 и кажущееся самоубийственным поведениекоторой заставило Ардри категорически утверждать, что его можно объяснитьтолько групповым отбором Это гораздо более серьезный вызов теории эгоистичногогена. Крики тревоги у птиц выполняют свою роль, но птицы явно стараются, чтобыони были как можно более осторожными и не привлекали внимания хищника. Совсеминой характер носят прыжки в высоту («стоттинг») у газели. Они настолькопоказные, что производят впечатление откровенной провокации. Газели ведут себятак, будто они намеренно привлекают внимание хищника, будто они его дразнят.Это наблюдение привело к созданию восхитительно смелой теории. Предтечей этойтеории были идеи Н. Смайта (N. Smythe), но, доведенная до своего логическогозавершения, она несомненно принадлежит А. Захави.

Теорию Захави можно изложить следующимобразом. Решающую роль в ней играет идея о том, что «стоттинг» — сигнал, адресованный вовсе недругим газелям, на самом деле он предназначен хищникам. Его действительнозамечают другие газели и он влияет на их поведение, но это между прочим, таккак он выработан отбором прежде всего как сигнал для хищника.

В переводе на язык людей он означает:«Смотри, как высоко я могу прыгнуть; видишь, какая я ловкая и здоровая газель,ты не сможешь поймать меня; гораздо разумнее попытаться поймать мою соседку,которая не прыгает так высоко!» Выражаясь менее антропоморфно, гены,детерминирующие способность к высоким демонстративным прыжкам, вряд ли будутсъедены хищниками, потому что хищники обычно выбирают жертву, которая выглядитпослабее. Многие хищники среди млекопитающих особенно склонны охотиться застарыми и больными животными. Индивидуум, прыгающий на большую высоту,демонстрирует, сильно преувеличивая действительность, что он и не старый, и небольной. Согласно этой теории, такое поведение отнюдь не альтруистично. Ононесомненно эгоистично, так как его цель состоит в том, чтобы убедить хищникаохотиться за кем-нибудь другим. В некотором роде происходит соревнование, чтобывыяснить, кто прыгает выше всех, а проигравший становится жертвойхищника.

Другой пример, к которому я обещалвернуться, это пчелы-камикадзе, жалящие похитителей меда, но идущие при этомпочти на верное самоубийство. Медоносная пчела — это просто одно из насекомых свысоко развитым общественным образом жизни; к общественным насекомым относятсятакже осы, муравьи и термиты. Я хочу рассмотреть общественных насекомых вообще,а не только пчел-самоубийц. Подвиги общественных насекомых легендарны, вособенности их поразительные свершения в сфере сотрудничества и их кажущийсяальтруизм. Типичными примерами совершаемых ими чудес самоотверженности служатих самоубийственные нападения на похитителей меда. У некоторых муравьевсуществует каста «медовых бочек» — рабочих особей с чудовищно раздутым брюшком, набитым пищей; онисвешиваются с потолка камеры, напоминая огромные лампочки, и единственная ихфункция состоит в том, чтобы служить складами пищи для других рабочих. Счеловеческой точки зрения они даже и не живут на свете как индивидуумы; ихиндивидуальность подчинена, по-видимому, благу сообщества. Сообщество муравьев,пчел или термитов достигает некой индивидуальности более высокого уровня.Распределение пищи настолько усовершенствовано, что можно говорить о своегорода общинном желудке. Передача информации с помощью химических сигналов изнаменитых ««танцев» пчел столь эффективна, что сообщество ведет себя подобнонекой единице с собственной нервной системой и органами чувств. Вторгающихсячужаков опознают и изгоняют с той же избирательностью, с какой действуетиммунная система индивидуального организма. Температура в улье довольно высокаяи регулируется почти с такой же точностью, как температура человеческого тела,хотя каждая отдельная пчела не является «теплокровным» животным. Наконец, и чтосамое важное, аналогия распространяется и на размножение. Большинствоиндивидуумов в сообществе насекомых составляют стерильные рабочие. «Линиязародышевых клеток» —линия, обеспечивающая непрерывность бессмертных генов, — проходит через теларепродуктивных индивидуумов, составляющих меньшинство. Это аналоги нашихсобственных репродуктивных клеток в наших семенниках и яичниках. А стерильныерабочие — аналогинаших печени, мышц и нервных клеток.

Самоубийственное поведение и другие формыальтруизма и сотрудничества между рабочими перестают вызывать удивление, кактолько мы согласимся с тем, что они стерильны. Тело нормального животногоуправляется таким образом, чтобы обеспечить выживание его генов как врезультате рождения потомков, так и в результате заботы о других индивидуумах,содержащих те же самые гены. Самоубийство в заботе о других индивидуумахнесовместимо с рождением в будущем собственных потомков. Поэтомусамоубийственное самопожертвование возникает в процессе эволюции редко. Но урабочей пчелы никогда не бывает собственных потомков. Все ее усилия направленына сохранение своих генов путем заботы о других родственных индивидуумах, неявляющихся ее собственными потомками. Гибель одной стерильной рабочей пчелынаносит ее генам не более серьезный урон, чем сбрасывание одного листа— генамдерева.

Рассматривая поведение общественныхнасекомых, невольно начинаешь впадать в мистику, хотя реальных оснований дляэтого нет. Следует разобраться немного подробнее, насколько хорошо оновписывается в теорию эгоистичного гена и, в частности, в том, как она объясняетэволюционное происхождение такого экстраординарного явления, как стерильностьрабочих у пчел, которая определяет столь многое.

Колония общественных насекомых — это большая семья, состоящая изпотомков одной матери. Рабочие особи, которые никогда не размножаются, частоделятся на несколько различных каст: мелкие рабочие, крупные рабочие, солдаты итакая высокоспециализированная каста, как медовые бочки. Репродуктивных самокназывают матками, а репродуктивных самцов — трутнями. В более высокоразвитыхсообществах репродуктивные особи никогда не несут никаких иных функций, кромефункции размножения, но эту задачу они выполняют весьма эффективно. Обеспечениепищей и защита целиком ложатся на рабочих, которые, кроме того, заботятся омолоди. У некоторых видов муравьев и термитов сильно раздувшаяся матка,превратившаяся в гигантскую фабрику яиц, утрачивает почти всякое сходство снасекомым; она в сотни раз крупнее рабочих и совершенно неспособна двигаться. Оней непрерывно заботятся рабочие, которые обхаживают ее, кормят и переносятнепрерывно откладываемые ею яйца в ячейки для выращивания молоди. Если такойчудовищной матке почему-либо приходится выйти из своей царской ячейки, то этопревращается в парадный выезд: матка восседает на спинах целых эскадроноврабочих, которые еле тащатся под ее тяжестью.

В гл. 7 уже говорилось о различии междурождением потомков и заботой о них. Было сказано, что в нормальных условиях приэтом должны возникать смешанные стратегии, сочетающие в себе обе этифункции.

В гл. 5 было показано, что возможнысмешанные эволюционно стабильные стратегии двух общих типов. Либо поведениекаждого индивидуума в данной популяции относится к смешанному типу — в этом случае в нем обычноразумно сочетаются функции рождения потомков и заботы о них; либо популяцияразделена на индивидуумов двух разных типов — подобно тому, как при описанномранее равновесии между Ястребами и Голубями. Эволюционно стабильное равновесиемежду функциями рождения потомков и заботы о них теоретически может бытьдостигнуто вторым способом, т.е. разделением популяции на индивидуумов,рождающих потомков, и индивидуумов, заботящихся о них. Однако такая стратегияокажется эволюционно стабильной лишь в случае близкого родства последних с темииндивидуумами, о которых они заботятся; это родство должно быть по крайней меретаким же близким, как если бы это были их собственные дети. Хотя подобноенаправление эволюции теоретически возможно, оно, по-видимому, смоглореализоваться только у общественных насекомых.

Pages:     | 1 |   ...   | 33 | 34 || 36 | 37 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.