WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 52 |

А. Захави (А. Zahavi) высказалпредположение об особенно жестокой форме детского шантажа: детеныш кричит снамерением привлечь хищников к гнезду. Он «говорит»: «Лиса, лиса, приходи изабери меня». Единственный способ заставить его замолчать — дать ему есть. Таким образомптенец получает больше пищи, чем ему причитается по справедливости, но за счетнекоторого риска для себя. Эта безжалостная тактика в принципе аналогичнатактике террориста, угрожающего взорвать самолет, на борту которого находитсяон сам, если ему не дадут выкуп. Я отношусь скептически к тому, что такаятактика может играть какую-то роль в эволюции, и не потому, что она слишкомжестокая, а потому, что вряд ли она могла бы оказаться выгодной шантажисту.Если хищник действительно появится, его потери будут слишком велики. В томслучае, который рассматривает сам Захави, т.е. в случае единственного птенца,это несомненно. Сколько бы мать ни успела вложить в него, он все равно будетценить свою жизнь дороже, чем ее ценит мать, так как она несет только половинуего генов. Кроме того, такая тактика не окупится, даже если шантажист находитсяв гнезде не один, а с группой других птенцов, подвергающихся опасности вместе сним, поскольку каждый из них содержит его 50%-ную генетическую «ставку», неговоря уже о 100%-ной ставке в нем самом. Я полагаю, что эта теория могла быоправдать себя, если бы хищник всегда выхватывал из гнезда самого крупногоптенца. В таком случае более мелкому птенцу было бы выгодно угрожать другимтем, что он призовет хищника, поскольку это не представляло бы серьезнойопасности для него самого. Это все равно, что приставить пистолет к головеродного брата вместо того, чтобы грозить, что застрелишься сам.

Более правдоподобно предположить, чтотактика шантажа могла бы оказаться выгодной птенцу кукушки. Как хорошоизвестно, самки кукушки откладывают по одному яйцу в каждое из нескольких чужихгнезд, а затем предоставляют невольным приемным родителям, принадлежащим ксовершенно другому виду, выращивать кукушонка. «Молочные» братья и сестры несодержат никаких генетических вкладов кукушонка. (У птенцов некоторых видовкукушки «молочных» братьев или сестер нет по какой-то неясной причине, котороймы еще займемся. В данный момент я исхожу из допущения, что мы имеем дела содним из тех видов, у которых «молочные» братья и сестры сосуществуют скукушонком.) Если кукушонок начнет орать достаточно громко, чтобы привлечьхищников, он может потерять очень многое — свою жизнь, но приемная матьможет потерять еще больше — возможно, четырех из своих птенцов. Поэтому ей было бы выгоднодавать кукушонку больше пищи, чем ему положено, и это преимущество можетперевесить риск, которому он себя подвергает.

Это один из тех случаев, когда разумнееперейти на респектабельный язык генов, с тем чтобы успокоить самих себя, что мыне слишком ушли в сторону с нашими субъективными метафорами. Каков на самомделе смысл гипотезы, предполагающей, что кукушата «шантажируют» своих приемныхродителей, когда кричат: «Хищник, хищник, иди сюда и забери меня и всех моихмаленьких братьев и сестер» В терминах генов это означаетследующее.

Гены, детерминирующие громкие крики, сталиболее многочисленными в генофонде кукушек, так как эти громкие крики повысиливероятность того, что приемные родители будут кормить кукушат. Причинойподобной реакции приемных родителей на крики кукушат было то, что гены,детерминирующие эту реакцию, распространились в генофонде вида, к которомупринадлежат приемные родители. Распространение же этих генов было связано стем, что отдельные приемные родители, не дававшие кукушатам дополнительнойпищи, выращивали меньше своих собственных птенцов, чем те родители, которыедавали дополнительное количество пищи своим кукушатам. Это происходило потому,что крики кукушат привлекали к их гнездам хищников. Хотя кукушачьи гены,носители которых не кричат, привлекая хищников, имеют меньше шансов закончитьсвой жизненный путь в желудке хищника, чем гены, детерминирующие крики,носители первых генов понесли больший ущерб, поскольку они не получалидополнительной пищи. Поэтому в генофонде кукушек распространились гены,детерминирующие крики.

Сходная цепь генетических рассуждений,продолжающая изложенную выше более субъективную аргументацию, показала бы, чтотакой ген шантажа, возможно, мог бы распространиться в генофонде кукушки, новряд ли он распространится в генофонде обыкновенного вида, во всяком случае непо той причине, что он привлекает хищников. Конечно, у обыкновенного вида гены,детерминирующие крики, могли бы, как мы уже видели, распространяться по другимпричинам, и они случайно могли бы обладать проявляющимся иногда эффектомпривлечения хищников. Однако в этом случае единственное селективное влияниехищничества могло быть направлено на то, чтобы эти крики становились потише. Вгипотетическом примере с кукушками чистое влияние хищников, каким быпарадоксальным это ни показалось на первый взгляд, могло бы сводиться кусилению громкости криков.

Нет никаких данных — ни за, ни против — относительно того, что кукушки идругие гнездовые паразиты действительно прибегают к шантажу. Но уж жестокостиим не занимать. Например, некоторые медоуказчики, подобно кукушкам, откладываютсвои яйца в гнезда птиц других видов. У птенцов медоуказчиков острый, загнутыйкрючком клюв. Едва вылупившийся, еще слепой и голый и в общем беспомощныйптенец наносит резаные и колотые раны своим «молочным» братьям и сестрам,забивая их насмерть: мертвые братья не претендуют на пищу! Наша обыкновеннаякукушка достигает тех же результатов несколько иным путем. Период насиживания унее короткий, так что птенец вылупляется раньше, чем птенцы хозяев гнезда. Кактолько кукушонок вылупился из яйца, он слепо и механически, но с разрушительнойэффективностью выбрасывает все другие яйца из гнезда. Он подлезает под яйцо,взваливает его в ложбинку на своей спине, а затем медленно пятится задом к краюгнезда, удерживая яйцо между еще недоразвитыми крыльями, и выбрасывает его наземлю. Он проделывает то же самое со всеми остальными яйцами, после чегоостается единственным обитателем гнезда и единственным предметом заботы своихприемных родителей.

Один из самых замечательных фактов, окотором я узнал в прошлом году, был описан испанскими учеными Ф. Альваресом (F.Alvarez), Л. Ариасом де Рейна (L. Arias de Rеуnа) и X. Сегурой (Н. Segura). Ониизучали способность потенциальных приемных родителей — потенциальных жертв кукушек— выявлять незваныхгостей: кукушачьи яйца или птенцов. В процессе своих экспериментов ониподкладывали в сорочьи гнезда яйца и птенцов кукушки и для равнения яйца иптенцов других видов, таких как ласточки. В одно из сорочьих гнезд ониподложили птенца ласточки. На следующий день на земле под гнездом былообнаружено одно из яиц сороки. Оно не было разбито, так что его подобрали,снова положили в гнездо и стали наблюдать. Птенец ласточки действовал точно также, как и птенец кукушки, т.е., поместив яйцо на спину и удерживая его междукрыльями, пятился задом к краю гнезда и сбрасывал яйцо вниз. Альварес и егоколлеги, вероятно, поступили разумно, не пытаясь дать объяснение своемуудивительному наблюдению. Как могло такое поведение возникнуть в генофонделасточки в процессе эволюции Оно должно соответствовать чему-то в нормальнойжизни этих птиц. Птенцы ласточки обычно никогда не оказываются в гнезде сороки.Быть может, это поведение представляет собой некую антикукушечью адаптацию,возникшую в процессе эволюции. Благоприятствовал ли естественный отбор тактикеконтрнаступления в генофонде ласточки, т.е. сохранению генов, детерминирующихборьбу с кукушкой с помощью ее же собственного оружия Можно, по-видимому,считать установленным, что кукушки, как правило, не подкладывают свои яйца вгнезда ласточек. Может быть, именно поэтому. По этой теории в описанномэксперименте птенец выбрасывал сорочьи яйца, вероятно, потому, что они, так жекак яйца кукушки, крупнее, чем яйца ласточек. Но если птенцы ласточки могутотличить крупное яйцо от нормального яйца ласточки, наверное, мать также должнабыть способна сделать это. Так почему же яйцо кукушки выбрасывает птенец, а немать, которой это было бы гораздо легче То же самое возражение вызываеттеория, согласно которой удаление из гнезда испорченных яиц и всяких остатков— один из обычныхэлементов поведения птенцов ласточки. Но опять-таки эту задачу могла бы лучшевыполнить — ивыполняет — мать. Тообстоятельство, что трудную и требующую навыка операцию по выбрасыванию яйцапроизводит слабый и беспомощный птенец ласточки, тогда как взрослой ласточкесделать это было бы гораздо легче, приводит меня к заключению, что с ее точкизрения такой птенец только и способен на нечто гадкое.

Мне представляется вероятным, что истинноеобъяснение не имеет никакого отношения к кукушкам. Не может ли быть, каким быужасным ни казалось такое предположение, что птенцы ласточки проделывают то жесамое друг с другом Поскольку первенцу предстоит конкурировать за родительскийвклад с еще невылупившимися братьями и сестрами, ему было бы выгодно начатьжизнь с выкидывания из гнезда одного из других яиц.

В теории Лэка о величине кладки оптимумрассматривался с точки зрения самки. Допустим, что я — ласточка-мать и что с моей точкизрения оптимальная величина кладки равна пяти. Но если я — птенец ласточки, то оптимальнымвполне может быть и меньшее число яиц, при условии, что я вхожу в это число.Мать располагает определенным количеством родительского вклада, которое она«хочет» распределить равномерно между пятью птенцами. Однако каждому птенцухочется получить больше положенной ему доли в одну пятую. В отличие от кукушки,он не претендует на весь родительский вклад, потому что он связан с остальнымиптенцами родством. Но он хочет получить больше, чем одну пятую. Он можетзавладеть одной четвертью, если просто выбросит из гнезда одно яйцо, и однойтретью — есливыбросит еще одно. В переводе на язык генов это означало бы, что генбратоубийства мог бы распространиться в генофонде, потому что он имеет100%»-ный шанс содержаться в теле братоубийцы и только 50%-ный — содержаться в теле егожертвы.

Главное возражение против этой теориисостоит в том, что никто никогда, вероятно, не наблюдал этого дьявольскогоповедения в действительности. Я не могу предложить этому никакого убедительногообъяснения. В разных частях земного шара обитают различные расы ласточек.Известно, что испанская раса отличается от, например, британской, вопределенных отношениях.

Испанская раса не подвергалась такомуинтенсивному изучению, как британская, и поэтому можно предполагать, чтобратоубийство происходит, но остается незамеченным.

Я выдвигаю здесь такую невероятнуюгипотезу, как братоубийство, потому что хочу высказать некое общее соображение:быть может, жестокое поведение кукушки — всего лишь крайнее проявлениетого, что может происходить в любой семье. Родные братья гораздо теснее связаныдруг с другом, чем кукушонок со своими «молочными» братьями, но разница эта некачественная, а лишь количественная. Даже если мы не можем поверить, что впроцессе эволюции оказалось возможным развитие прямого братоубийства,несомненно нетрудно было бы привести много примеров менее откровенного эгоизма,когда расходы для детеныша в форме потерь для его братьев и сестерперевешиваются более чем вдвое выигрышем для него самого. В таких случаях, каки в примере со сроками прекращения кормления, имеет место реальное столкновениеинтересов между родителем и детенышем.

Кто скорее всего окажется победителем вэтой битве поколений Р. Александер написал интересную статью, в которойвысказал мнение, что на этот вопрос можно дать общий ответ: родитель всегдапобеждает. Если это так, то вы зря потратили время на чтение настоящей главы.Если Александер прав, то из этого следует много интересного. Например, эволюцияальтруистичного поведения стала возможной не потому, что она давалапреимущество генам каждого индивидуума, а лишь потому, что она давалапреимущество генам его родителей. Манипуляции родителей, пользуясь выражениемАлександера, становятся альтернативной причиной эволюции альтруистичногоповедения, независимо от честного кин-отбора. Важно поэтому изучить ходрассуждений Александера и убедиться, что мы понимаем, в чем он неправ. На самомделе для этого следовало бы привлечь математический аппарат, однако в настоящейкниге я стремился избегать его применения в явном виде и попытаюсь разъяснитьошибочность тезиса Александера «на пальцах».

Исходное генетическое положение Александеразаключено в следующем отрывке (приводится в сокращенном виде); «Допустим, чтокакой-то детеныш... добивается неравномерного распределения предоставляемыхродителями благ в свою пользу, снижая тем самым общую репродукцию матери. Некийген, повышающий таким образом приспособленность данного индивидуума, когда оннаходится на ювенильной стадии развития, непременно понизит сильнее егоприспособленность на взрослой стадии, потому что доля таких мутантных генов употомков мутантного индивидуума увеличится». Тот факт, что Александеррассматривает недавно мутировавший ген, не имеет существенного значения. Лучшепредставлять себе при этом какой-то редкий ген, унаследованный от одного изродителей. В специальном смысле «приспособленность» и означает успехразмножения. Суть высказывания Александеpa состоит в следующем. Ген, поддействием которого один детеныш забирает себе больше того, что ему положено, засчет общего вклада его родителей в размножение, может в самом деле повыситьшансы этого детеныша на выживание. Но когда этот детеныш сам станет родителем,ему придется расплачиваться за это, потому что его собственные дети унаследуюттот же самый эгоистичный ген и это понизит его общий репродуктивный успех. Онпострадает от собственных козней. Поэтому такой ген не может добиться успеха иродители всегда будут выходить из конфликта победителями.

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.