WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 52 |

Мы уже рассказали о жуликах среди кайр, а впоследующих главах еще вернемся к вопросу о лгунах, жуликах и эксплуататорах. Вмире, где постоянно находятся индивидуумы, которые ищут случая использоватьальтруизм, возникший в результате кин-отбора, в собственных интересах, каждаямашина выживания должна установить, кому она может верить, в ком она может бытьдействительно уверена. Если В в самом деле мой младший брат, тогда я должензаботиться о нем вполовину меньше, чем я забочусь о себе, и совершенно так же,как я забочусь о своем собственном ребенке. Но могу ли я быть уверен в нем также, как я уверен в собственном ребенке Откуда я знаю, что это мой младшийбрат Если С — мойидентичный близнец, то я должен заботиться о нем вдвое больше, чем я забочусь олюбом из собственных детей; в сущности, я должен ценить его жизнь не меньше,чем свою собственную. Но могу ли я быть уверенным, что он действительно мойблизнец Конечно, он похож на меня, но ведь может случиться, что мы простонесем одинаковые гены, детерминирующие черты лица. Нет, я не отдам за негособственную жизнь, потому что хотя и возможно, что он содержит 100°/о моихгенов, мне совершенно точно известно, что я несу 100% своих генов, а поэтомупредставляю для самого себя большую ценность, чем он. Я — тот единственный индивидуум, вкотором любой из моих эгоистичных генов может быть совершенно уверен. И хотя видеале ген, определяющий индивидуальный эгоизм, может быть вытесненгеном-соперником, определяющим альтруистичное спасение по крайней мере одногоидентичного близнеца, двух детей или братьев или не менее четырех внуков ит.п., первый ген обладает таким огромным преимуществом, как йодная уверенностьв индивидуальной идентичности. Его соперник — ген альтруизма по отношению ккровным родственникам рискует либо допускать в отношении идентичностидействительно случайные ошибки, либо попадаться в ловушки, намеренноподстроенные обманщиками и паразитами. Поэтому нам следует ожидать, чтоиндивидуальный эгоизм распространен в природе гораздо шире, чем можно было быпредсказать на основании одного лишь генетического родства.

У многих видов мать может быть болееуверена в своих потомках, чем отец. Мать откладывает видимое глазом, осязаемоеяйцо или же вынашивает детеныша. У нее прекрасные шансы знать наверноеносителей ее собственных генов. Бедный отец гораздо меньше застрахован отобмана. Следует ожидать поэтому, что отцы будут прилагать меньше усилий, чемматери, в заботе о потомках. В гл. 9 («Битва полов») мы увидим, что есть идругие причины ожидать этого. Точно так же бабушки с материнской стороны могутбыть гораздо более уверены в своих внуках, чем бабушки со стороны отца, и можноожидать, что они будут проявлять больше альтруизма, чем последние. Этообъясняется тем, что они могут быть уверены во внуках, рожденных их дочерьми,тогда как сыновья могут оказаться рогоносцами. Деды с материнской стороныуверены в своих внуках совершенно в такой же степени, как бабушки с отцовскойстороны, потому что оба они могут испытывать уверенность в отношении одногопоколения и неуверенность в отношении другого. Точно так же дядья с материнскойстороны должны быть более заинтересованы в благополучии племянников иплемянниц, чем дядья с отцовской стороны, и в общем должны быть столь жеальтруистичны, как и тетки. В самом деле в обществе, в котором супружескаяневерность широко распространена, дядья с материнской стороны должны быть болееальтруистичны, чем «отцы», поскольку у них больше оснований быть уверенными всвоем родстве с ребенком. Они знают, что мать ребенка уж по крайней мере ихединоутробная сестра. «Законный» же отец не знает ничего. Я не располагаюникакими данными по этому поводу, но я высказываю эти соображения в надежде,что такие данные могут быть у кого-то другого или же кто-то займется ихпоисками. В частности, интересные сведения могут нам сообщить социальныеантропологи.

Тот факт, что родительский альтруизмгораздо более обычен, чем братский, представляется разумным объяснять с точкизрения «проблемы идентификации». Однако при этом не получает объяснения самаасимметрия взаимоотношений родители/дети. Родители больше заботятся о своихдетях, чем дети о своих родителях, хотя генетические взаимосвязи симметричны иуверенность в степени родства одинаково велика в обоих направлениях. Одна изпричин состоит в том, что родители чисто практически имеют больше возможностейпомогать своим детям, поскольку они старше и обладают большим жизненным опытом.Даже если ребенок захотел бы кормить своих родителей, у него нет для этогоматериальных возможностей. Во взаимоотношениях родители/дети есть и другаяасимметрия, отсутствующая во взаимоотношениях братья/сестры. Дети всегда моложесвоих родителей. Это часто, хотя и не всегда, означает, что ожидаемаяпродолжительность жизни у них больше. Как я уже подчеркивал выше, ожидаемаяпродолжительность жизни — очень важная переменная, которую в этом лучшем из миров животныедолжны учитывать в своих «вычислениях», когда они «решают», стоит им или нетпроявлять альтруизм. Если для данного вида средняя ожидаемая продолжительностьжизни у детей выше, чем у родителей, то любой ген, детерминирующий альтруизмдетей, оказывается в невыгодном положении. Он будет детерминироватьальтруистичное самопожертвование, направленное на благо индивидуумов, которыеближе к смерти от старости, чем сам альтруист. В отличие от этого генродительского альтруизма получит при этом соответствующее преимущество,постольку поскольку это касается ожидаемой продолжительности жизни.

Иногда говорят, что кин-отбор прекрасен втеории, однако реальные примеры его действия очень немногочисленны. Такоемнение может высказывать лишь тот, кто не понимает, в чем состоит смыслкин-отбора. На самом деле все примеры заботы родителей о потомстве и егозащиты, а также связанные с этим органы (млечные железы, сумки кенгуру и т.п.)— это примерыдействия кин-отбора в природе. Критики кин-отбора, конечно, знакомы с широкораспространенной в природе заботой родителей о потомстве, но они не могутпонять, что эта забота — такой же пример кин-отбора, как проявление альтруизмабратья/сестры. Когда эти критики требуют привести им примеры, они имеют в виду,что это должны быть примеры, не относящиеся к заботе о потомстве, а такихпримеров действительно немного. Я выдвинул ряд возможных причин этого. Я мог быпривести множество примеров альтруизма братья/сестры. Но я не хочу этогоделать, так как это подкрепило бы ошибочное представление (которое, как мывидели, поддерживает Уилсон), что кин-отбор касается именно взаимоотношенийиного типа, нежели взаимоотношения родители/дети.

Причины возникновения этой ошибки взначительной степени исторические. Эволюционное преимущество, которое даетзабота о потомстве, столь очевидно, что нам не надо было дожидаться, покаГамильтон укажет нам на него. Это было понятно со времен Дарвина. КогдаГамильтон продемонстрировал генетическую равноценность других взаимоотношений иих эволюционное значение, он, естественно, делал упор на эти другиевзаимоотношения. В частности, он приводил в качестве примеров такихобщественных насекомых, как муравьи и пчелы, у которых особенно важную рольиграют отношения сестра/сестра, как мы это увидим в одной из последующих глав.Я даже слышал от некоторых людей, что, как им казалось, теория Гамильтонаотносится только к общественным насекомым.

Если кто-то не хочет соглашаться с тем, чтозабота о потомстве представляет собой пример кин-отбора в действии, то на неголожится бремя создания такой общей теории естественного отбора, котораяпредсказывала бы родительский альтруизм, но при этом не предсказывала быальтруизм между родственниками по боковой линии. Я думаю, что это ему неудастся.

Глава 7. Планированиесемьи.

Нетрудно понять, почему некоторые ученыехотят отделить родительскую заботу от других видов альтруизма, создаваемогокин-отбором. Забота о потомстве воспринимается как составная часть размножения,тогда как альтруизм, проявляемый, например, в отношении племянника, не связан сразмножением.

Я полагаю, что между этими двумя видамиальтруизма действительно существует важное различие, однако это совсем иноеразличие, нежели принято считать. Обычно размножение и заботу о потомствеотделяют от других видов альтруизма. Мне же хотелось бы проводить различиемежду рождением на свет новых индивидуумов, с одной стороны, и заботой об ужесуществующих индивидуумах — с другой. Я называю эти два вида активности деторождением изаботой о детенышах. Данной индивидуальной машине выживания приходитсяпринимать решения двух совершенно разных типов: решение о заботе и решение одеторождении. Под решением я имею в виду неосознанный стратегический ход.Решения о заботе можно выразить следующим образом: «Вот детеныш; я связан с нимтакой-то степенью родства; он погибнет с такой-то вероятностью, если я не будуего кормить; стоит ли мне кормить его» А решения о деторождении звучали бытак: «Стану ли я предпринимать шаги, необходимые для того, чтобы произвести насвет новый индивидуум; буду ли я размножаться» До некоторой степени забота идеторождение неизбежно должны конкурировать между собой за время и другиересурсы данного индивидуума; он оказывается перед необходимостью выбирать:«стоит ли мне заботиться об этом детеныше или лучше родить нового»

В зависимости от особенностей экологииданного конкретного вида эволюционно стабильными могут оказаться различныесочетания стратегий заботы и деторождения. Единственная стратегия, которая неможет быть эволюционно стабильной, это стратегия заботы в чистом виде. Если бывсе индивидуумы целиком посвящали себя заботе об уже существующих детенышах исовершенно не производили на свет новых, то популяцию быстро наводнили бымутантные индивидуумы, специализированные к заботе о потомстве. Забота можетбыть эволюционно стабильной только в том случае, если она составляет частькакой-то смешанной стратегии — хоть какое-то деторождение должно происходишьнепременно.

Для тех животных, с которыми мы лучше всегознакомы, т.е. для млекопитающих и птиц, обычно характерна сильно выраженнаязабота о потомстве. Решение о рождении нового детеныша обычно сопровождаетсярешением заботиться о нем. Именно потому, что рождение детеныша и забота о немтак часто неразрывно связаны между собой, люди сбились с толку. Однако, как мывидели, с точки зрения эгоистичного гена нет никакой принципиальной разницы взаботе о маленьком брате или о собственном младенце. Оба младенца связаны свами одинаково тесными родственными узами. Если вам необходимо выбрать, кормитьли одного или другого, то с генетической точки зрения нет никаких причин, покоторым вы должны были бы выбрать собственного сына. Однако при этом вы, поопределению, не можете родить своего брата. Вы можете лишь заботиться о нем,после того как кто-то другой произвел его на свет. В гл. 6 мы говорили о том,как в идеале индивидуальные машины выживания должны решать, следует ли импроявлять альтруизм к другим индивидуумам, которые уже существуют на свете. Вэтой главе мы рассмотрим, как они должны решать, следует ли им производить насвет новых индивидов.

Именно это и послужило главным поводом кспору о «групповом отборе», о котором я упоминал в гл. 1. Спор возник потому,что Уинн-Эдвардс (Wynne-Edwards), на ком лежит главная ответственность зараспространение идеи группового отбора, сделал это в контексте теории«регуляции численности популяции». Он полагал, что отдельные — животные намеренно и изальтруистичных побуждений снижают свою плодовитость на благо группы вцелом.

Эта гипотеза очень привлекательна,поскольку она так хорошо соответствует тому, что следовало бы сделать отдельнымлюдям. У человечества слишком много детей. Численность популяции зависит отчетырех факторов: рождаемости, смертности, иммиграции и эмиграции. Еслиговорить о населении всего земного шара в целом, то иммиграцию и эмиграциюможно отбросить; остаются смертность и рождаемость. До тех пор пока среднеечисло доживших до половой зрелости детей на одну супружескую пару больше двух,число рождающихся младенцев из года в год будет увеличиваться со всевозрастающей скоростью. В каждом поколении данная популяция возрастает не накакую-то определенную величину, а на нечто вроде фиксированной доли тойчисленности, которой она уже достигла. Поскольку сама эта численность все времявозрастает, возрастает и величина прироста. Если подобный рост будетпродолжаться бесконтрольно, численность населения удивительно быстро достигнетастрономических величин.

Между прочим, даже те люди, которыхбеспокоят проблемы народонаселения, не всегда понимают, что рост егочисленности зависит от того, в каком возрасте люди заводят детей, а также отчисла этих детей. Поскольку численность популяции обычно возрастает наизвестную долю за поколение, то отсюда следует, что, увеличив промежуток междупоколениями, можно снизить скорость роста численности за год. Лозунги,призывающие «Остановитесь на двух», можно было бы с равным успехом заменитьлозунгами «Начинайте в тридцать лет!» Однако в любом случае ускорение темповроста народонаселения вызывает серьезную тревогу.

Всем нам, вероятно, приходилось видетьпримеры ошеломляющих выкладок, с помощью которых можно довести все это досознания людей. Так, численность населения Латинской Америки в настоящее времяприближается к 300 миллионам, и уже сейчас многие люди там недоедают. Если,однако, население будет продолжать расти с теперешней скоростью, то менее чемчерез 500 лет оно достигнет уровня, при котором люди, стоя впритык друг кдругу, покроют плотным человеческим ковром весь континент. Так будет даже в томслучае, если все мы станем очень тощими, что вполне реально. Через тысячу лет,считая от настоящего момента, людям придется стоять на плечах друг у друга,образуя слой толщиной в миллион с лишним человек. Через две тысячи лет горалюдей, движущаяся во внеземном пространстве со скоростью света, достигла быкрая известной нам Вселенной.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.