WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 52 |

Наши изящные симметричные вычислениякоэффициентов родства придется модифицировать с учетом путаных и сложныхвзвешиваний, производимых статистиками страховых компаний. Деды и бабки, содной стороны, и внуки — с другой, в генетическом смысле имеют равные основания проявлятьдруг к другу альтруизм, поскольку их гены на 1/4 одинаковы. Но посколькуожидаемая продолжительность жизни внуков больше, гены альтруизма дедов и бабокпо отношению к внукам имеют более высокую селективную ценность, чем геныальтруизма внуков по отношению к дедам и бабкам. Вполне возможно, что чистыйвыигрыш от помощи, оказанной молодому дальнему родственнику, будет выше чистоговыигрыша от помощи пожилому близкому родственнику. (Кстати сказать, ожидаемаяпродолжительность жизни у дедов и бабок вовсе необязательно должна быть меньше,чем у внуков. У видов с высокой смертностью в раннем возрасте возможно обратноесоотношение.)

Продолжая «страховочную» аналогию, можнорассматривать индивидуумов как лиц, страхующих жизнь. Данный индивидуум можетрискнуть известной частью своего состояния на страховку жизни другого человека.При этом он принимает во внимание коэффициент своего родства с этим человеком,а также его «надежность» в смысле его ожидаемой продолжительности жизни посравнению со своей собственной. Строго говоря, следовало бы заменить «ожидаемуюпродолжительность жизни» на «ожидаемую репродуктивность» или еще строже— на «общуюспособность благоприятствовать собственным генам в течение будущей жизни». Втаком случае для эволюции альтруистичного поведения суммарный риск дляальтруиста должен быть меньше, чем суммарный выигрыш для реципиента, умноженныйна коэффициент родства. Риск и выигрыш следует вычислять упомянутым вышесложным способом, применяемым страховыми обществами.

Но можно ли ожидать, что бедная машинавыживания будет способна произвести эти сложные вычисления, да еще в спешке!Даже великий матбиолог Дж. Холдейн (в опубликованной в 1955 г. работе, где онпредвосхитил концепцию Гамильтона, постулировав распространение гена,детерминирующего спасение тонущих родственников) заметил: «...в тех двухслучаях, когда я вытаскивал из воды с минимальнейшим риском для себя людей,которые могли бы утонуть, у меня не было никакого времени на подобныевычисления». К счастью, как это хорошо знал Холдейн, предполагать, что машинывыживания сознательно производят в уме вычисления, нет необходимости.Совершенно так же, как мы применяем логарифмическую линейку, не сознавая, чтомы на самом деле используем логарифмы, животное может быть запрограммированотаким образом, что оно ведет себя, как если бы оно производило сложныевычисления.

Вообразить это не столь уж сложно, какможет показаться. Когда человек подбрасывает мяч высоко в воздух и вновь ловитего, он ведет себя так, как если бы он решал систему дифференциальныхуравнений, определяющих траекторию мяча. Он может не знать, что такоедифференциальное уравнение, и не стремиться узнать, но это никак не отражаетсяна его искусстве играть с мячом. На каком-то подсознательном уровне происходитчто-то, равноценное математическим вычислениям. Точно так же, когда человекпринимает трудное решение, предварительно взвесив все «за» и «против» и всепоследствия своего решения, которые он может вообразить, его действияфункционально равноценны вычислению «взвешенной суммы», производимомукомпьютером.

Если бы нам надо было составить программу,моделирующую на компьютере поведение образцовой машины выживания, котораяпринимает решения о том, следует ли ей вести себя альтруистически, мы,вероятно, действовали бы примерно следующим образом. Сначала надо составитьсписок всех альтернативных типов поведения животного. Затем для каждого типаповедения составить программу вычисления взвешенной суммы. Все выигрыши,получаемые в результате поведения данного типа, помечаются знаком плюс, а всесвязанные с ним риски — знаком минус; все выигрыши и все риски перед суммированиемследует взвесить путем умножения на соответствующий коэффициент родства. Дляпростоты мы можем прежде всего не проводить другие взвешивания, напримерсвязанные с возрастом и состоянием здоровья. Поскольку коэффициент родстваданного индивидуума с самим собой равен 1 (т.е. он содержит, как это совершенноочевидно, 100% собственных генов), риски и выигрыши для самого себя вообще ненадо снижать, и в вычисления они должны входить с полным весом. Общая сумма длякаждого из альтернативных типов поведения будет выглядеть следующимобразом:

Чистый выигрыш при данном типе поведения =Выигрыш для себя —Риск для себя + 1/2 Выигрыша для брата — 1/2 Риска для брата + 1/2Выигрыша для другого брата — 1/2 Риска для другого брата + 1/8 выигрыша для двоюродного брата— 1/8 риска длядвоюродного брата + 1/2 Выигрыша для ребенка — 1/2 Риска для ребенка + ит.д.

Результатом такого суммирования выигрышейбудет число, называемое оценкой чистого выигрыша при данном типе поведения.Затем модельное животное вычисляет эквивалентную сумму для каждогоальтернативного типа поведения, имеющегося в его репертуаре. Наконец, оновыбирает и реализует поведение того типа, при котором достигается наивысшийчистый выигрыш. Даже если все оценки оказываются со знаком минус, оно выбираетнаилучшую форму поведения, т.е. связанную с наименьшим риском. Помните, чтолюбое позитивное действие сопряжено с затратами энергии и времени, которыеможно было бы израсходовать на другие дела. Если ничегонеделанье оказываетсятем «поведением», при котором достигается наивысший выигрыш, то модельноеживотное будет бездельничать.

Это в высшей степени упрощенный пример, вданном случае выраженный в форме субъективного монолога, а не компьютерноймодели. Предположим, что я животное, нашедшее в лесу место, где растет 8грибов. Прикинув их питательную ценность и несколько уменьшив оценку ввидуналичия риска, хотя и очень незначительного, что они, возможно, ядовитые, ярешил, что каждый гриб «стоит» +6 единиц (единицы — произвольно установленныевыигрыши, как в гл. 5). Грибы такие большие, что я мог бы съесть лишь три изних. Должен ли я известить кого-то другого о своей находке Кто может меняуслышать Мой брат В (коэффициент его родства со мной = 1/2), двоюродный брат С(коэффициент родства = 1/8) и D (он мне, в общем, не родственник, коэффициентего родства со мной выражается такой малой величиной, что ее практически можноприравнять к нулю). Если я промолчу о своей находке, то мой чистый выигрышсоставит +6 за каждый из трех съеденных мной грибов, т.е. всего +18. Чтобыоценить чистый выигрыш в том случае, если я объявлю о своей находке, нужнобудет произвести некоторые расчеты. Восемь грибов придется разделить поровну начетверых. Выигрыш, который я получу от двух съеденных мной самим грибов, по +6единиц каждый, составит + 12. Но я получу также некоторый выигрыш от того, чтомой родной и двоюродный братья съедят по два гриба каждый, поскольку у меня сними есть общие гены. Мой суммарный выигрыш составит (1 x 12) + (1/2 12) + (1/8x 12) + (0 x 12) = 19 1/2. Соответствующий чистый выигрыш при эгоистичномповедении был равен + 18. Результаты практически совпадают, но приговор ясен. Ядолжен подать сигнал, что найдена пища, проявленный мной альтруизм в этомслучае обернется выигрышем для моих эгоистичных генов.

Я упростил ситуацию, сделав допущение, чтоиндивидуальное животное вычисляет, какой образ действий будет оптимальным дляего генов. На самом же деле генофонд пополняется генами, под действием которыхтела ведут себя так, как если бы они производили подобныевычисления.

Во всяком случае эти вычисления— лишь весьмапредварительное первое приближение к тому, какими они должны быть в идеале. Мыпренебрегли многими факторами, в том числе возрастом производящих этивычисления индивидуумов. Кроме того, если я перед тем, как обнаружить грибы,плотно поел, чистый выигрыш от оповещения о моей находке будет выше, чем еслибы я был голоден. В лучшем из миров возможностям прогрессивногоусовершенствования вычислений нет конца. Но реальная жизнь протекает не влучшем из миров. Мы не можем ожидать, что реальные животные, выбираяоптимальное решение, будут учитывать абсолютно все детали. Путем наблюдений иэкспериментов в природных условиях нам предстоит выяснить, сколь близко насамом деле реальные животные подходят к достижению идеального анализарасходов-доходов.

Просто для того, чтобы убедить себя, чтосубъективные примеры не слишком сильно увели нас в сторону, вернемся ненадолгок генному языку. Живые тела — это машины, запрограммированные теми генами, которые выжили.Гены, которые выжили, сумели сделать это в условиях, которые в среднем былихарактерны для среды данного вида. Поэтому оценки расходов и доходов основанына прошлом «опыте», точно так же, как у человека, принимающего решение. Однакоопыт в этом случае означает опыт гена или, точнее, условий, в которых ген сумелвыжить в прошлом. (Поскольку гены, кроме того, наделяют машины выживанияспособностью к научению, можно сказать, что некоторые оценки расходов-доходовпроизводились также на основе индивидуального опыта.) До тех пор, пока условияизменяются не слишком сильно, эти оценки будут оставаться надежными оценками имашины выживания будут в среднем принимать верные решения. В случае коренныхизменений условий машины выживания будут склонны принимать ошибочные решения иих гены будут расплачиваться за это. Именно так оно и бывает: если человекпринимает решения, основанные на устаревшей информации, то эти решения обычнооказываются ошибочными.

В оценки коэффициентов родства также могутвкрасться ошибки и неточности. До сих пор в наших упрощенных расчетах мыисходили из того, что машинам выживания как бы известно, кто связан с нимиродством и каков коэффициент этого родства. В реальной жизни такая твердаяуверенность иногда существует, но чаще коэффициент родства можно оценить лишькак некую среднюю величину. Допустим, например, что А и В могут быть с равнойвероятностью либо единоутробными, либо родными братьями. Их коэффициент родстваравен либо 1/4, либо 1/2, но поскольку нам не известно, являются ли ониединоутробными или родными братьями, эффективно можно использовать толькосреднее значение, т.е. 3/8. Если же твердо известно, что мать у них одна, новероятность общего отца составляет всего 1 к 10, то можно на 90% бытьуверенными в том, что они единоутробные братья и на 100% — что они родные братья,эффективный коэффициент родства составляет в этом случае (1/10 x 1/2) + (9/10 x1/4) = 0,275.

Но говоря о 90%-ной уверенности, кого мыимеем в виду Натуралиста, который обрел ее после длительных полевыхисследований, или самих животных При благоприятных обстоятельствах это почтиодно и то же. Для того чтобы понять это, нам надо подумать, каким образомживотные могли бы распознавать своих близких родственников.

Мы знаем, кто наши родственники, потому чтонам сказали об этом, потому что у них есть имена, потому что у нас существуютформальные браки, а также соответствующие записи и просто хорошая память.Многие социальные антропологи поглощены выяснением «кровного родства» вобществах, которые они изучают. Они имеют при этом в виду не подлинноегенетическое родство, а субъективные и культурные представления о родстве. Вобычаях и ритуальных обрядах различных племен придается большое значениекровному родству; широко распространено поклонение предкам, во многих областяхжизни доминируют чувство долга и верность семье. Кровную месть и, войны междукланами легко интерпретировать в свете генетической теории Гамильтона. Запретна кровосмешение доказывает осознание человеком значения кровного родства, хотягенетические преимущества, которые дает этот запрет, не имеют никакогоотношения к альтруизму, он, вероятно, связан с пагубными эффектами рецессивныхгенов, проявляющимися при родственных браках. (Почему-то многим антропологам ненравится это объяснение.)

Как дикие животные могли бы «знать», ктоприходится им родственниками, или, иными словами, каким правилам они должныследовать в своем поведении, чтобы его косвенным эффектом была именноспособность распознавать кровных родственников Нужно, чтобы животные получалиот своих генов какое-то простое правило действия, правило, которое не связано сполным осознанием конечной цели данного действия, но которое тем не менееработает по крайней мере при средних условиях. Нам, людям, знакомы эти правилаи они столь могущественны, что если мы не слишком дальновидны, то подчиняемсяправилу как таковому, даже когда прекрасно видим, что оно не сулит ни нам, никому-либо другому ничего хорошего. Например, некоторые правоверные евреи илимусульмане готовы лучше голодать, чем нарушить запрет на свинину. Каковы тепростые практические правила, которым могли бы подчиняться животные и косвенныйэффект которых при нормальных условиях направлен на благо их близкихродственников

Если бы животные были склонны к альтруизмупо отношению к индивидуумам, сходным с ними физически, они могли бы косвенноприносить своим родственникам некоторую пользу. Многое зависело бы отконкретных особенностей данного вида. Такое правило в любом случае привело былишь к «верным» решениям в статистическом смысле. Если бы условия менялись(если, например, данный вид стал бы жить гораздо более обширными группами), этомогло бы приводить к ошибочным решениям. Можно допустить, что расовыепредрассудки — этоиррациональное обобщение выработавшейся в процессе кин-отбора тенденции данногоиндивидуума идентифицировать себя с индивидуумами, физически сходными с собой,и плохо относиться к индивидуумам, имеющим иной внешний облик. Представительвида, члены которого перемещаются мало или перемещаются небольшими группами,имеет хорошие шансы на то, что каждый случайно встретившийся ему индивидуумявляется его довольно близким родственником. В этом случае правило «Относисьхорошо к каждому члену данного вида, которого ты встретишь», могло бы иметьположительную ценность для выживания в том смысле, что ген, предрасполагающийсвоих носителей подчиняться этому правилу, мог бы стать более многочисленным вгенофонде. Может быть, именно по этой причине так часты сообщения обальтруистическом поведении в стадах обезьян и китов. Киты и дельфины тонут,если они не имеют возможности дышать воздухом. Неоднократно наблюдали, какдетенышей китов и раненых животных, которые были не в состоянии сами подплыть кповерхности воды, поддерживали товарищи по стае, спасая их от гибели. Мы незнаем, имеются ли у китов какие-то способы распознавать своих близкихродственников, но это, возможно, не имеет значения.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.