WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 52 |

В реальной жизни, однако, действительнопроизвольные асимметрии вряд ли существуют. Например, Резиденты, возможно, всамом деле обладают практическим преимуществом над захватчиками. Им лучшеизвестны местные условия. Захватчик, вероятно, раньше — выбьется из сил, поскольку емуеще надо было добраться до поля битвы, тогда как Резидент находился тамизначально. Есть также и более абстрактная причина, по которой из двухстабильных состояний — «Резидент побеждает. Захватчик отступает» — в природных условиях одно болеевероятно. Причина эта в том, что противоположная стратегия — «Захватчик побеждает. Резидентотступает» — несет всебе тенденцию к саморазрушению; Мэйнард Смит назвал бы такую стратегиюпарадоксальной. В любой популяции, стойко придерживающейся этой парадоксальнойЭСС, индивидуумы всегда будут стремиться никогда не оказаться в ролиРезидентов: они при каждой встрече будут стараться выступать в ролиЗахватчиков. Достигнуть этого они могут лишь с помощью безостановочного, и востальном бессмысленного, перемещения! Не говоря уж о связанных с этим затратахвремени и энергии, такое направление само по себе должно привести кисчезновению категории «Резидент». В популяции, стойко придерживающейся другогостабильного состояния — «Резидент побеждает. Захватчик отступает» — естественный отбор будетблагоприятствовать выживанию индивидуумов, стремящихся быть Резидентами. Длякаждого индивидуума это означает держаться за определенный участок земли,покидая его как можно реже и создавая видимость, что он его «защищает». Какхорошо известно, подобное поведение обычно наблюдается в природе и получилоназвание «защита территории».

Наилучшую из всех известных мнедемонстраций этой формы асимметрии в поведении предложил великий этолог НикоТинберген, который провел эксперимент, отличающийся характерными для негоизобретательностью и простотой. В одном из его аквариумов жили два самцаколюшки. Эти самцы построили себе по гнезду на противоположных концах аквариумаи каждый из них «защищал» территорию вокруг собственного гнезда. Тинбергенпоместил каждого из самцов в отдельную стеклянную банку и, сблизив банки,наблюдал, как самцы пытаются вступить в драку через стекло. Тут-то иобнаружилось самое интересное: когда Тинберген приближал обе банки к той стенкеаквариума, где находилось гнездо самца A, последний становился в позунападения, а самец B пытался отступить; если же он приближал банки к территориисамца B, то самцы менялись ролями. Таким образом, просто перенося банки отодного конца аквариума к другому, Тинберген мог диктовать, какому из самцовнападать, а какому отступать. Оба самца, очевидно, действовали в соответствии спростой условной стратегией «Если ты Резидент — нападай, если Захватчик—отступай».

Биологи нередко задают вопрос: в чемсостоят биологические «преимущества» территориального поведения Высказывалисьмногочисленные предположения; о некоторых из них будет сказано позднее. Нотеперь мы начинаем понимать, что сам вопрос, возможно, излишен. «Защита»территории — это,быть может, просто некая ЭСС, возникающая вследствие асимметрии во времениприбытия, которое обычно определяет характер взаимоотношений между двумяиндивидуумами и данным участком земли.

Вероятно, самый важный вид непроизвольнойасимметрии относится к общим размерам индивидуума и его бойцовскимспособностям. Крупные размеры — одно из качеств, необходимых для победы в сражениях, но ононеобязательно всегда самое важное. Если из двух соперников всегда побеждаетболее крупный и если каждый из них точно знает, крупнее он по сравнению сосвоим соперником —или мельче, то возможна лишь одна разумная стратегия: «Если твой соперниккрупнее тебя —убегай, вступай в борьбу лишь с теми соперниками, которые мельче тебя».Положение несколько сложнее, если значение размеров менее определенно. Есликрупные размеры дают лишь небольшое преимущество, указанная выше стратегия всееще стабильна. Если, однако, имеется серьезный риск получить увечье, возможнатакже другая, «парадоксальная», стратегия: «Вступай в борьбу с соперниками,которые крупнее тебя, и убегай от тех, которые мельче тебя!» Совершенно ясно,почему такая стратегия называется парадоксальной — она полностью противоречитздравому смыслу. Стабильной она может оказаться по следующей причине. Впопуляции, целиком состоящей из приверженцев парадоксальной стратегии, никогдане бывает пострадавших. Это объясняется тем, что в каждом состязании один изпротивников (более крупный) всегда убегает. Мутант средних размеров,придерживающийся «разумной» стратегии, т.е. выбирающий себе более мелкихпротивников, в половине случаев оказывается втянутым в острую борьбу. Этообъясняется тем, что встречая индивидуума, имеющего меньшие размеры, чем онсам, он нападает на него; в свою очередь этот мелкий индивидуум яростно даетсдачи, потому что он избрал парадоксальную стратегию; хотя «разумный» стратегимеет больше шансов победить, чем «парадоксальный», он все же довольно сильнорискует оказаться побежденным или получить серьезные повреждения. Посколькубольшинство членов популяции придерживается парадоксальной стратегии,«разумный» стратег имеет больше шансов оказаться пострадавшим, чем любойотдельный «парадоксальный» стратег. Несмотря на то, что парадоксальнаястратегия может быть стабильной, она, вероятно, представляет толькоакадемический интерес. Средний выигрыш ее приверженцев будет выше лишь в томслучае, если их число значительно превосходит число «разумных» стратегов.Трудно представить себе, как она могла бы вообще возникнуть. Даже если бы она ивозникла, то соотношению в популяции «разумных» и «парадоксальных» индивидуумовдостаточно было бы чуть сдвинуться в «разумную» сторону, чтобы достичь «зоныпритяжения» другой ЭСС — разумной стратегии. Зона притяжения — это тот набор соотношений впопуляции, при котором (в данном случае) разумная стратегия дает преимущество:как только популяция достигнет этой зоны, она неизбежно будет затягиваться кразумной стабильной точке. Было бы очень здорово обнаружить примерпарадоксальной ЭСС в природе, но я сомневаюсь, что на это есть какая-тореальная надежда.

[Я поторопился. После того как былинаписаны эти строки, проф. Мэйнард Смит обратил мое внимание на следующееописание поведения мексиканского паука Oecobius civitas, данное Дж. Берджессом(J.W. Burgess): «Если паука потревожили и выгнали из его убежища, он мчится поскале и, если не может найти свободную щель, чтобы спрятаться, ищет приюта внорке другого паука того же вида. Если другой паук при этом находится в своемлоговище, то вместо того чтобы напасть на пришельца, он выбегает наружу и всвою очередь начинает искать себе новое убежище. Таким образом, достаточнопотревожить одного паука, чтобы вызвать процесс последовательного перемещенияиз паутины в паутину, который может продолжаться в течение нескольких секунд,часто вызывая переселение большинства пауков данного сообщества из собственногоубежища в чужие». Это соответствует парадоксальной стратегии, описанной в этойглаве.]

А не может ли статься, что индивидуумыспособны сохранять некоторые воспоминания об исходе прошлых боев Это зависитот того, какой памятью они обладают: специфической или общей. Сверчки сохраняютв памяти общие представления о событиях, происходивших в прошлых стычках.Сверчок, который недавно вышел победителем из многих боев, приобретает чертыЯстреба. Сверчок, который недавно многократно проигрывал, напротив, большесклонен к стратегии Голубя. Это очень четко показал Р. Александер (R.D.Alexander). С помощью моделей сверчков он одерживал победы над настоящимисверчками. После таких испытаний настоящие сверчки чаще проигрывали битвы сдругими настоящими сверчками. Можно рассматривать каждого сверчка какиндивидуум, непрерывно пересматривающий собственную оценку своих бойцовскихкачеств относительно аналогичных качеств среднего члена данной популяции. Еслигруппу таких животных, как сверчки, действующих с учетом воспоминаний о прошлыхбитвах, содержать в течение некоторого времени вместе, не допуская к нимпосторонних индивидуумов, то можно ожидать, что в ней возникнет своего родаиерархическая структура. Наблюдая за такой группой, можно определить место,занимаемое каждым ее членом в этой структуре. Индивидуумы более низкого рангаобычно отступают перед индивидуумами более высокого ранга. Нет нуждыпредполагать, что индивидуумы узнают друг друга. На самом деле происходит всеголишь следующее: вероятность победы индивидуумов, привыкших побеждать, ещебольше возрастает, тогда как индивидуумы, привыкшие к поражениям, будутпроигрывать все чаще. Даже если вначале все индивидуумы выигрывают ипроигрывают по закону случая, среди них все равно устанавливается иерархическаяструктура. Кстати сказать, это приводит к тому, что число серьезных дракпостепенно идет на убыль.

Я должен использовать выражение «своегорода иерархическая структура», потому что многие считают необходимым ограничитьприменение термина «иерархическая структура» теми случаями, которые связаны сузнаванием конкретных индивидуумов. В таких случаях память о прошлых сраженияхносит специфический, а не общий характер. Сверчки не способны воспринимать другдруга как конкретных индивидуумов, но Куры и обезьяны способны на это.Предположим, что я —обезьяна. Тогда именно та обезьяна, которая побила меня когда-то в прошлом,вероятно, побьет меня и в будущем. Наилучшая стратегия для индивидуума состоитв том, чтобы вести себя по отношению к другому индивидууму, победившему его впрошлом, в соответствии со стратегией Голубя. Если нескольких кур, которыепрежде никогда не встречались друг с другом, собрать вместе, то между нимиобычно возникают драки. Спустя некоторое время эти драки затихают, однако посовсем другой причине, чем драки сверчков. У кур это происходит потому, чтокаждая из них «узнает свое место» по отношению ко всем остальным. Между прочим,от этого выигрывает группа в целом. Об этом свидетельствует то обстоятельство,что в сложившихся группах кур, в которых отчаянные драки редки, яйценоскостьвыше, чем в группах, состав которых все время изменяют и в которых дракипоэтому возникают чаще. Биологи часто говорят о биологическом преимуществе или«функции» установления иерархической структуры как способе снижения явнойагрессивности в группе. Такая постановка вопроса, однако, неверна.Иерархической структуре, как таковой, нельзя приписывать какую-либо функцию вэволюционном смысле, поскольку это свойство группы, а не индивидуума. Можноговорить, что типы индивидуального поведения, проявляющиеся в формеиерархической структуры, если рассматривать их на групповом уровне, обладаютнекими функциями. Лучше было бы, однако, вовсе отказаться от слова «функция» ипредставлять ситуацию в плане эволюционно стабильных стратегий в асимметричныхсостязаниях при наличии способности к узнаванию конкретных индивидуумов ипамяти.

Мы рассматривали состязания между членамиодного и того же вида. А как обстоит дело с состязаниями между представителямиразных видов Как уже говорилось выше, члены разных видов не конкурируют междусобой столь непосредственным образом, как члены одного и того же вида. Поэтомуследует ожидать, что между ними реже возникают конфликты из-за ресурсов. Нашиожидания подтверждаются: например, дрозды защищают свои территории от вторжениядругих дроздов, но не от больших синиц. Если составить карту территорий,занимаемых отдельными дроздами в данном лесу, и наложить на нее картутерриторий отдельных больших синиц, то можно убедиться, что территории этихдвух видов перекрываются совершенно беспорядочным образом.

Они живут как бы на разныхпланетах.

Однако острые столкновения интересовпредставителей разных видов могут возникать по различным другим направлениям.Например, льву хочется съесть тело антилопы, но у антилопы имеются совершеннодругие планы относительно своего тела. Такую ситуацию обычно не считаютконкуренцией за некий ресурс, но с точки зрения логики с этим трудносогласиться. В роли ресурса в данном случае выступает мясо. Гены льва «хотят»заполучить это мясо в качестве пищи для своей машины выживания. А гены антилопыхотят сохранить мясо в качестве функционирующих мышц и органов для собственноймашины выживания. Эти два способа использования данного мяса несовместимы, чтоприводит к конфликту интересов.

Другие представители вида, к которомуотносится данный индивидуум, также состоят из мяса. Почему каннибализмотносительно редок Как отмечалось в гл. 1, взрослые особи обыкновенной чайкииногда поедают птенцов своего вида. Тем не менее никто никогда не видел, чтобывзрослые хищники активно преследовали других взрослых животных собственноговида с тем, чтобы их съесть. Но почему Мы так привыкли размышлять об эволюциис точки зрения «блага для вида», что часто забываем задавать такие совершенноразумные вопросы, как, например: «Почему львы не охотятся на других львов»Есть и другой неплохой вопрос подобного типа, который редко задается: «Почемуантилопы убегают от львов, вместо того, чтобы дать им сдачи»

Львы не охотятся на львов, потому что дляних это не было бы эволюционно стабильной стратегией. Каннибальская стратегияоказалась бы нестабильной по той же самой причине, по какой нестабильнастратегия ястреба в примере, приводившемся выше. Слишком целика опасностьответного удара. В конфликтах между представителями разных видов это менеевероятно; поэтому-то столь многие животные-жертвы убегают, вместо того, чтобыдать сдачи. Первоначально это, вероятно, проистекает из того, чтовзаимодействию между двумя животными, относящимися к разным видам, свойственнанекая асимметрия —большая, чем асимметрия между членами одного вида. Во всех случаях, когда междупротивниками существует сильная асимметрия, эволюционно стабильнымистратегиями, вероятно, будут условные стратегии, зависящие от даннойасимметрии. Возникновение стратегий, аналогичных стратегии «Если ты мельче— убегай, есликрупнее — нападай»,весьма вероятно в стычках между представителями разных видов, потому что междуними имеется так много асимметрий. Львы и антилопы достигли своего родастабильности путем эволюционной дивергенции, которая усиливала изначальнуюасимметрию в состязаниях во все возрастающей степени. Они достигли высокогомастерства в искусствах охоты и бегства соответственно. Мутантная антилопа,которая избрала бы против львов стратегию «стой и борись», достигла бы меньшихуспехов, чем ее соперницы — антилопы, исчезающие за горизонтом.

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.