WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 52 |

Если все пять описанных мной стратегий«натравить» друг на друга в компьютерной модели, то оказывается, что лишь однаиз них — стратегияОтпорщика — стабильнав эволюционном смысле. Стратегия Испытателя-отпорщика почти стабильна,стратегия Голубя нестабильна, потому что популяцию, состоящую из Голубей,наводнили бы Ястребы и Задиры. Стратегия Ястреба нестабильна, потому чтопопуляцию, состоящую из Ястребов, наводнили бы Голуби и Задиры. СтратегияЗадиры нестабильна, потому что популяцию Задир наводнили бы Ястребы. ПопуляциюОтпорщиков не смогут наводнить приверженцы ни одной из других стратегий, таккак ни одна другая стратегия не может быть более эффективной, чем самастратегия Отпорщика. Однако Голубь действует столь же эффективно в популяцииОтпорщиков. Это означает, что при прочих равных условиях число Голубей могло бымедленно возрастать. Но вот если численность Голубей достигает сколько-нибудьзначительного уровня. Испытатели-отпорщики (и, между прочим. Ястребы и Задиры)начинают приобретать преимущество, поскольку они лучше справляются с Голубями,чем Отпорщики. Сама стратегия Испытателя-отпорщика, в отличие от стратегииЯстреба и Задиры, почти соответствует ЭСС в том смысле, что в популяции,состоящей из особей, использующих эту стратегию, только одна стратегия— стратегия Отпорщика— оказывается болееэффективной и притом лишь незначительно. Можно ожидать поэтому преобладанияпопуляций, которые состоят из смеси особей, использующих стратегии Отпорщиков иИспытателей —отпорщиков (возможно, даже с небольшими колебаниями в соотношении между ними),и небольшого числа Голубей, доля которых также колеблется. Следует сноваподчеркнуть, что речь идет отнюдь не о полиморфизме, при котором каждыйиндивидуум всегда использует какую-то одну стратегию. Поведение каждогоиндивидуума может представлять собой сложную смесь стратегий Отпорщика,Испытателя —отпорщика и Голубя.

Это теоретическое заключение довольноблизко к тому, что происходит на самом деле в популяциях большинства дикихживотных. Мы в некотором смысле объяснили «рыцарский» аспект агрессивностиживотных. Конечно, в каждом конкретном случае детали поведения зависят отточного числа «очков», которым оценивается победа, получение травмы, потерявремени и т.п. У морских слонов наградой за победу могут быть почти монопольныеправа на большой гарем. Поэтому выигранное сражение может оцениваться оченьвысоко. Неудивительно, что драки между этими животными бывают жестокими ивероятность получения серьезных травм также высока. Цену потерянного времени,вероятно, следует считать незначительной по сравнению с ценой травмы иливыгоды, которую дает победа. Вместе с тем для мелких птиц, обитающих в холодномклимате, наиважнейшее значение может иметь цена потери времени. Большая синица,вскармливающая птенцов, должна ловить в среднем по одному насекомому каждые 30секунд. Ей дорога каждая секунда дневного времени. Даже относительно короткоевремя, затраченное впустую на стычку Ястреб/Ястреб, по-видимому, следуетрассматривать как более серьезную потерю для такой птицы, чем риск получениятравмы. К сожалению, наши знания пока слишком ограничены, для того чтобы даватьреалистические оценки потерь и выигрышей при различных исходах подлинныхсобытий, происходящих в природе. Мы должны соблюдать осторожность и не делатьвыводов, которые были бы просто результатом наших собственных произвольныхоценок. Общие выводы, имеющие существенное значение, состоят в том, что ЭССспособна эволюционировать, что она неравнозначна оптимуму, которого можно былобы достигнуть в результате группового сговора, и что здравый смысл может ввестив заблуждение.

Другая военная игра, рассмотреннаяМэйнардом Смитом, это «война на истощение». Подобная война возможна у такоговида, который никогда не ввязывается в опасные сражения; это может быть вид,защищенный достаточно прочной броней, так что его представителям вряд ли грозятсерьезные повреждения. Все конфликты между членами такого вида разрешаютсяпутем чисто условных демонстраций, которые всегда заканчиваются бегством одногоиз противников. Для того чтобы победить, достаточно стоять на месте и свирепоглядеть на своего противника, пока он не повернется задом. Совершенно очевидно,что ни одно животное не может себе позволить бесконечно заниматься угрозами; унего есть множество других важных дел. Какую бы ценность ни представлял длянего ресурс, из-за которого произошел конфликт, эта ценность небезгранична. Нато, чтобы завладеть этим ресурсом, имеет смысл затратить лишь какое-тоопределенное количество времени, и, как на любом аукционе, каждый индивидуумустанавливает для себя предел, за который он не перейдет. На нашем аукционе, вкотором участвуют лишь двое покупщиков, валютой служит время.

Допустим, что все такие индивидуумы заранеерешили, сколько именно времени «стоит» некий определенный ресурс, напримерсамка. В таком случае мутантный индивидуум, готовый затратить чуть большевремени, всегда окажется победителем. Следовательно, стратегия, ограничивающаядлительность аукционных торгов, нестабильна. Даже если цена данного ресурсаопределена очень точно и все индивидуумы предлагают именно эту цену, стратегияостается нестабильной. Любые два индивидуума, предлагающие цену в соответствиис этой максимальной стратегией, прекратят торг точно в один и тот же момент ини один из них не получит желанный ресурс! В таком случае каждому индивидуумубыло бы выгодно отступить с самого начала и вовсе не тратить времени ни накакие соревнования. Важное различие между войной на истощение и настоящимаукционом состоит в том, что при такой войне платят оба противника, но лишьодин из них получает товар. Поэтому в популяции покупщиков, предлагающихмаксимальную цену, стратегия отказа от торгов с самого начала обеспечит успех ираспространится в популяции. Вследствие этого индивидуумы, отказавшиесяпродолжать игру не сразу, а спустя несколько секунд, начнут извлекать из этогонекоторую выгоду. Такая стратегия будет вознаграждаться в случае применения еепротив индивидуумов, прекращающих игру немедленно, которые теперь преобладают впопуляции. Отбор будет, следовательно, благоприятствовать постепенномуотодвиганию момента отказа, до тех пор, пока он снова не приблизится кмаксимуму, допускаемому настоящей потребительской ценой данногоресурса.

Еще раз, с помощью одних лишь рассуждениймы убедили себя представить картину неких колебаний в популяции. И сноваматематический анализ показывает, что эта картина неверна. Эволюционностабильная стратегия, которую можно описать математически, существует, но всловесном выражении она сводится к тому, что каждый индивидуум готов продолжатьсоответствующие действия в течение непредсказуемого времени. Время этонепредсказуемо в каждом отдельном случае, но в среднем оно отражает истиннуюцену ресурса. Допустим, например, что ресурс заслуживает продолжениядемонстраций в течение пяти минут. При ЭСС каждый отдельный индивидуум можетпродолжать их больше пяти минут, меньше этого срока или даже ровно пять минут.Важно, что его противник лишен возможности узнать, сколь долго тот готовдемонстрировать в данном конкретном случае.

Совершенно очевидно, что в войне наистощение жизненно важно, чтобы противники ничем не выдали своего намерениявыйти из игры. Всякий, кто хотя бы малейшим подрагиванием усов выкажет, что онначинает подумывать о том, чтобы сдаться, мгновение окажется в невыгодномположении. Если бы, скажем, подрагивание усов было надежным признаком того, чточерез минуту последует отступление, то можно было бы воспользоваться оченьпростой стратегией: «Заметив подрагивание усов вашего противника, подождитеминутку, прежде чем сдаться, независимо от того, какими были ваши намеренияпрежде. Если же усы вашего противника еще неподвижны, а до того момента, когдавы все равно собирались сдаваться, осталась одна минута, сдавайтесь немедленнои не теряйте больше времени. Никогда сами не шевелите усами». Так естественныйотбор быстро покарал бы за подрагивание усов и за любое аналогичное действие,которое могло бы выдать, как вы намереваетесь вести себя в будущем. В процессеэволюции выработалось бы бесстрастное выражение лица.

Почему же бесстрастное лицо, а неотъявленная ложь Еще раз: потому что вранье нестабильно. Допустим, случилосьтак, что большинство индивидуумов приходило бы в ярость только тогда, когда онидействительно собираются вести длительную войну на истощение. Ответная уловкасовершенно очевидна: как только у животного шерсть встала дыбом, его противниктут же отступает. Но дальнейшая эволюция может привести к появлению обманщиков:индивидуумы, которые вовсе не расположены к длительной борьбе, при каждомудобном случае ощетиниваются и пожинают плоды легкой и быстрой победы. Такначинают распространяться гены вранья. Когда обманщики оказываются вбольшинстве, отбор начинает благоприятствовать индивидуумам, которых они «бралина пушку». Поэтому число обманщиков снова уменьшается. В войне на истощениеобман пригоден в качестве эволюционно стабильной стратегии не более, чемправда. Эволюционно стабильна бесстрастность. Капитуляция, когда она, наконец,произойдет, будет внезапной и непредсказуемой.

До сих пор мы рассматривали только то, чтоМэйнард Смит называет «симметричными» соревнованиями. Это означает, что мыдопускаем полную идентичность соперников во всех отношениях, за исключениемиспользуемой ими стратегии борьбы. Иными словами, предполагается, что Ястребы иГолуби равны по силе, обладают одинаковым оружием и броней и что их выигрыш вслучае победы одинаков. Такое допущение удобно для построения модели, но оно неочень реалистично. Далее Паркер (Parker) и Мэйнард Смит занялись асимметричнымисоревнованиями. Предположим, например, что индивидуумы различаются по размерами по бойцовским качествам и каждый индивидуум способен оценить параметрыпротивника по сравнению со своими собственными; оказывает ли это влияние наскладывающуюся ЭСС

Безусловно оказывает.

Существует, очевидно, три главных видасимметрии. О первом мы только что говорили: индивидуумы могут различаться посвоим размерам и бойцовским качествам. Второй состоит в том, что индивидуумымогут различаться по величине той выгоды, которую им принесет победа. Например,старый самец, которому в любом случае осталось недолго жить, получив рану,потеряет, вероятно, меньше, чем молодой, который в течение долгого времени ещеспособен к размножению.

Третий тип симметрии представляет собойстранное следствие, вытекающее из теории о том, что чисто произвольная,казалось бы, совершенно не относящаяся к делу, асимметрия способна дать началонекой ЭСС, поскольку ее можно использовать для быстрого улаживания конфликтов.Такая асимметрия возникает, например, обычно в тех случаях, когда один изпротивников появляется на месте состязания раньше другого. Назовем первого«Резидентом», а второго «Захватчиком». Допустим, что в общем положениеРезидента или Захватчика не дает никаких преимуществ. Как мы увидим, существуютпрактические причины, по которым эти допущения могут оказаться неверными, но нев этом дело. Главное в том, что, если даже из общих соображений нет основанийговорить о наличии у Резидентов преимущества над захватчиками, существуетвероятность возникновения ЭСС, зависящей от асимметрии. Простая аналогия:быстрое и безболезненное разрешение споров между людьми с помощьюмонетки.

Эволюционно стабильной могла бы статьследующая условная стратегия: «Если ты Резидент — нападай; если ты Захватчик— отступай».Поскольку мы допустили, что рассматриваемая асимметрия произвольна, топротивоположная стратегия: «Если Резидент — отступай, если Захватчик— нападай», такжеможет быть стабильной. Какая из этих двух ЭСС будет принята данной популяцией,зависит от того, которая из них раньше завоюет большинство в популяции. Кактолько большая часть членов популяции примет одну из этих двух стратегий, те,кто ее отвергнут, будут наказаны. Следовательно, она по определениюпредставляет собой ЭСС. Предположим, например, что все особи придерживаютсястратегии «Резидент побеждает. Захватчик отступает». Это означает, что половинусвоих битв они выигрывают, а половину проигрывают. Они никогда не бывают раненыи никогда не тратят время попусту, так как все споры немедленно разрешаются всоответствии с принятым соглашением. Допустим теперь, что появился новыймутантный мятежник. Предположим, что он применяет стратегию Ястреба в чистомвиде, т.е. всегда нападает и никогда не отступает. Он будет побеждать в техслучаях, когда его противник ведет себя как Захватчик. Если же противникомокажется Резидент, то он серьезно рискует получить травмы. В среднем еговыигрыш будет ниже, чем у индивидуумов, придерживающихся произвольных правилЭСС. Мятежнику, пытающемуся нарушить конвенцию «Если Резидент — беги, если Захватчик— нападай»,приходится еще горше. Он не только чаще оказывается раненым, но и реже выходитпобедителем. Допустим, однако, что по какому-то случайному стечениюобстоятельств индивидуумы, придерживающиеся этой противоположной стратегии,сумели стать большинством. В таком случае их стратегия превратилась бы встабильную норму и каралось бы уже отступление от нее. Вполне возможно, чтонаблюдая за определенной популяцией на протяжении многих поколений, мыобнаружили бы ряд возникающих время от времени сдвигов от одного стабильногосостояния к другому.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.