WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 52 |

РичардДокинз.

Эгоистичныйген.

Оглавление.

Об авторе. 1

Аннотация. 2

Предисловие к первому изданию(1976). 2

Предисловие ко второму изданию(1989). 4

Предисловие к русскому изданию(1993). 5

Глава 1. Для чего мы живем 7

Глава 2. Репликаторы. 13

Глава 3. Бессмертные спирали. 18

Глава 4. Генная машина. 31

Глава 5. Агрессия: стабильность и эгоистичнаямашина. 42

Глава 6. Генное братство. 54

Глава 7. Планирование семьи. 65

Глава 8. Битва поколений. 73

Глава 9. Битва полов. 82

Глава 10. Почеши мне спину, а я тебяоседлаю. 95

Глава 11. Мимы — новые репликаторы. 108

Глава 12. Добрые парни финишируютпервыми. 114

Глава 13. «Длинная рука гена». 131

Литература. 149

Об авторе.

Ричард Докинз  - профессор Оксфордскогоуниверситета, автор таких известных книг, как "Эгоистический ген", "Слепойчасовщик", "Расширенный фенотип" и др.

В книге английского автора представлен одиниз современных подходов к проблеме эволюции. Рассмотрены биологические основыповедения и его роль в естественном отборе. Книгу отличает блестящий,увлекательный стиль изложения. Первое издание было международным бестселлером,переведено на 13 языков и широко используется в мире при преподавании биологии.Настоящий перевод делается со второго, дополненного издания.

Для специалистов по теории эволюции исоциобиологии, студентов-биологов и всех интересующихся проблемами биологии, вчастности биологическими основами поведения.

Аннотация.

Мы созданы нашими генами. Мы, животные,существуем для того, чтобы сохранить их, и служимвсего лишь машинами, обеспечивающими их выживание, после чего нас простовыбрасывают. Мир эгоистичного гена — это мир жестокой конкуренции,безжалостной эксплуатации и обмана. Ну а как же акты явного альтруизма,наблюдаемые в природе: пчелы, совершающие самоубийство, когда они жалят врага,чтобы защитить улей, или птицы, рискующие своей жизнью, чтобы предупредить стаюо приближении ястреба Простиворечит ли это фундаментальному закону обэгоистичности гена Ни в коем случае: Докинз показывает, что эгоистичный ген— это еще и оченьхитрый ген. И он лелеет надежду, что вид Homo Sapiens — единственный на всем земном шаре— в силахвзбунтоваться против намерений эгоистичного гена. Эта книга — призыв взяться за оружие. Эторуководство и одновременно манифест, и она захватывает, как остросюжетныйроман.

"Эгоистичный ген" — блестящая первая книга РичардаДокинза, и она все еще остается его самой известной книгой, международныйбестселлер, переведенный на тринадцать языков. Для этого нового изданиянаписаны примечания, в которых изложены очень интересные размышления о текстепервого издания, а также большие новые главы.

Our genes made use. We animals exist fortheir preservation and are nothing more than their throwaway survival machines.The world of the selfish gene is one of savage competition, ruthlessexploitation, and deceit. But what of the acts of apparent altruism found innature - the bees who commit suicide when they sting to protect the hive, orthe birds who warn the flock of an approaching hawk Do they contravene thefundamental law of gene selfishness By no means: Dawkins shows that theselfish gene is also the subtle gene. And he holds out the hope that ourspecies - alone on earth - has the power to rebel against the designs of theselfish gene. This book is a call to arms. It is both a manual and a manifesto,and it grips like a thriller.

The Selfish Gene, Richard Dawkins' brilliantfirst book and still his most famous, is an international best seller in 13languages. For this new edition, end notes have been added, giving fascinationreflections on the original text, and there are two major newchapters.

Предисловие к первому изданию(1976).

Эту книгу следует читать почти так, как еслибы это была научная фантастика. Она задумана с целью поразить воображение. Ноэто не научная фантастика, это наука. Мое отношение к правде точно выражаетизбитая фраза «превосходит самую смелую фантазию». Мы всего лишь машины длявыживания, самоходные транспортные средства, слепо запрограммированные насохранение эгоистичных молекул, известных под названием генов. Это истина,которая все еще продолжает изумлять меня. Несмотря на то, что она известна мнеуже не один год, я никак не могу к ней привыкнуть. Хочется надеяться, что мнехотя бы удастся привести в изумление других.

Я посвящаю эту книгу трем воображаемымчитателям, которые стояли за моей спиной, когда я ее писал, и заглядывали врукопись. Один из них — это рядовой читатель, т.е. непрофессионал. Помня о нем, я почтине прибегал к научному жаргону, а в тех случаях, когда все же приходилосьпользоваться специальными терминами, приводил их определения. Мне теперькажется, что следовало бы по возможности изгонять жаргон и из научных журналов.Я исходил из допущения, что мой непрофессионал не обладает специальнымизнаниями, но не считал его глупым. Всякий может популярно изложить научнуюпроблему, чересчур упростив ее. Я затратил немало усилий, стараясь представитьв доступной форме некоторые сложные и хитроумные проблемы, не прибегая к языкуметафизики, но и не в ущерб существу дела. Не знаю, в какой мере я в этомпреуспел, так же как не знаю, удалось ли мне достичь другой своей цели— сделать книгу такойинтересной и увлекательной, как того заслуживает ее тема. Я давно уже чувствую,что биология должна увлекать не меньше, чем какая-нибудь таинственная история,потому что она и есть некая таинственная история. Я не смею надеяться, чтоподарил читателю больше, чем крошечную долю того восторга, который способнавызвать тема книги.

Другим моим воображаемым читателем былспециалист. Он был настроен резко критически, охая и вздыхая при некоторых моиханалогиях и оборотах речи. Его любимыми выражениями были: «за исключениемтого-то», «однако, с другой стороны» и «уф!». Я внимательно выслушивал все этои даже, в угоду ему, нацело переписал одну главу, но в конце концов мнепришлось вести рассказ по-своему. Специалист, вероятно, будет не очень-тодоволен моей манерой изложения. Тем не менее мне хочется надеяться, что даже оннайдет в книге что-то новое, новый подход к хорошо знакомым представлениям; авдруг она даже натолкнет его на какие-то новые идеи. А если все это слишкомсамонадеянно, то, быть может, она просто развлечет его в дороге. Мой третийчитатель-студент, т.е. тот, кто находится в процессе превращения изобыкновенного человека в специалиста. Если он еще не решил, в какой областибиологии ему специализироваться, я надеюсь, что под влиянием этой книги у неговозникнет желание поближе ознакомиться с выбранной мною областью — зоологией. Заниматься зоологиейстоит не только потому, что она может быть «полезной» и что животные, в общем,существа «симпатичные». Есть и другая, более серьезная причина: животные, ккоторым принадлежим и мы с вами, — это самые сложные и совершенные механизмы из всех известных намво Вселенной. При такой постановке вопроса трудно понять, как человек можетизучать что-то другое! Студенту, уже решившему посвятить себя зоологии, моякнига, надеюсь, окажет известную помощь. Ему непременно придется прорабатыватьоригинальные статьи и научные монографии, на которых она основана. Еслиоригинальные источники покажутся ему трудными для усвоения, моенематематическое изложение может облегчить задачу в качестве вводного ивспомогательного пособия.

Совершенно очевидно, что попытка привлечьстоль разных читателей сопряжена с определенными опасностями. Могу лишьсказать, что я хорошо сознавал эти опасности, но мне кажется, что положительныестороны такой попытки перевешивают их.

Я этолог, и книга эта посвящена поведениюживотных. Я многим обязан этологическим традициям, в которых был воспитан. Так,Нико Тинберген (Niko Tinbergen) не представляет себе, сколь большое влияниеоказывал он на меня на протяжении тех 12 лет, когда я работал под егоруководством в Оксфорде. Слова «машина выживания», хотя он их и не произносил,вполне могли принадлежать ему. Но этология недавно получила новый стимул,пополнившись идеями из источников, которые не принято считать этологическими.Книга в значительной степени основана на этих новых идеях. Их авторам, средикоторых следует прежде всего назвать Дж. Уильямса, Дж. Мэйнарда Смита, У.Гамильтона и Р. Трайверса (G.C. Williams, J. Maynard Smith, W.D. Hamilton,R.L.Trivers), я отдаю должное в соответствующих разделах.

Разные люди предлагали для книги названия,которые я с благодарностью использовал для отдельных глав: «Бессмертныеспирали» — Джон Кребс(John Krebs), «Генная машина» — Десмонд Моррис (Desmond Morris), «Генное братство» — Тим Клаттон-Брак и Джин Докинз(Tim Clutton-Bruck, Jean Dawkins) независимо друг от друга, с извинениями вадрес Стивена Поттера (Stephen Potter).

Мы можем обращаться к воображаемым читателямсо своими благочестивыми надеждами и притязаниями, но практической пользы отних меньше, чем от реальных читателей и критиков. Я отчаянный приверженецпроверок, и Мэриан Докинз пришлось читать несчетное множество черновиков иновых вариантов по каждой странице. Ее широкое знакомство с биологическойлитературой и понимание теоретических вопросов, а также постоянноевоодушевление и моральная поддержка имели для меня очень большое значение. ДжонКребс также прочитал всю книгу в первой редакции. Он знает предмет лучше, чемя, и был безгранично щедр в своих советах и предложениях. Гленис Томсон иУолтер Бодмер подвергли доброжелательной, но строгой критике мое изложениегенетических проблем. Я опасаюсь, что даже пересмотренный текст все еще невполне удовлетворит их, однако надеюсь, что он покажется им более приемлемым. Яочень благодарен им за потраченное время и за их терпение. Джон Докинз зоркимглазом выявил все места, изложенные недостаточно ясно, и высказал чрезвычайноконструктивные предложения по их переделке. Я не мог бы пожелать себе болееподходящего «интеллигентного неспециалиста», чем Максвелл Стами. Егопроницательность, позволившая ему заметить существенный общий недостаток встиле изложения первого варианта книги, принесла большую пользу окончательномутексту. Конструктивные критические замечания по отдельным главам и другиеценные советы я получил от Джона Мэйнарда Смита, Десмонда Морриса, ТомаМашлера, Пика Блартон Джойса, Сары Кеттлуэлл, Пика Хамфри, Тима Клаттон-Брака,Луизы Джонсон, Кристофера Грэма, Джефа Паркера и Роберта Трайверса. Пат Сирл иСтефани Верхевен не только тщательно перепечатывали рукопись, но и воодушевлялименя, делая вид, что это доставляет им удовольствие. Наконец, я хочупоблагодарить Майкла Роджерса из Oxford University Press, который не толькосделал полезные критические замечания по рукописи, но и участвовал во всехпроцессах, связанных с изданием книги, что выходило далеко за пределы егообязанностей.

Предисловие ко второму изданию(1989).

За двенадцать лет, прошедших после выхода всвет «Эгоистичного гена», главная идея книги стала общепринятой и вошла вучебники. Это парадоксально, хотя парадоксальность и не бросается в глаза.Книга не принадлежит к числу тех, которые вначале терпели лишь поношение, азатем постепенно приобретали все больше и больше сторонников, пока в конечномсчете не оказались столь ортодоксальными, что теперь мы только удивляемся, чем,собственно, был вызван переполох. Происходило как раз обратное. На первых порахрецензии радовали своей благожелательностью и книгу не считали спорной.Репутация вздорной созревала на протяжении многих лет, и лишь теперь к книгестали относиться как к произведению крайне экстремистскому. Однако именно в тегоды, когда за книгой все более закреплялась репутация экстремистской, еефактическое содержание все менее казалось таковым, приближаясь к общепринятымвзглядам.

Теория эгоистичного гена — это теория Дарвина,сформулированная иным способом, чем это сделал Дарвин, но, как мне хотелось быдумать, Дарвин сразу признал бы ее уместность, и она ему понравилась бы. Это, всущности, логический продукт ортодоксального неодарвинизма, но выраженныйпо-новому. В центре внимания находится не отдельный организм, а взгляд наприроду с точки зрения гена. Это иное видение, а не иная теория. На первыхстраницах моего «Расширенного фенотипа» ("The Extended Phenotype") я объяснилэто, воспользовавшись метафорой куба Неккера:

Перед вами плоский рисунок, сделанныйчернилами на бумаге, но он воспринимается как прозрачный трехмерный кубик.Посмотрите на него в течение нескольких секунд, и вам покажется, что впередвыступает задняя грань. Продолжайте смотреть, и вновь вернется прежнеевпечатление. Оба кубика одинаково соответствуют двумерной информации,поступающей на сетчатку, а в мозгу благополучно возникает то одно, то другоеизображение. Ни одно из них нельзя считать более правильным, чем другое. Наэтом примере я хотел показать, что на естественный отбор можно смотреть с двухразных точек зрения —с точки зрения гена и с точки зрения индивидуума. При правильном понимании ониравноценны; это два взгляда на одну и ту же истину. Можно перескакивать содного на другое, но это будет все тот же неодарвинизм.

Теперь такая метафора кажется мне слишкомробкой. Нередко самый ценный вклад ученого заключается не в выдвижении новойтеории или обнаружении какого-то нового факта, а в новом взгляде на ужесуществующие теории или известные факты. Модель куба Неккера вводит взаблуждение, поскольку позволяет считать, что оба наши восприятия одинакововерны. Конечно, метафора эта отчасти правомерна: «углы», в отличие от теорий,не поддаются проверке экспериментом; мы не можем прибегнуть к привычнымкритериям, позволяющим установить истинность или ложность. Однако изменениеподхода может в случае удачи подарить нечто большее, чем просто теорию. Ономожет создать особую атмосферу мышления, в которой зародится многоувлекательных, поддающихся проверке теорий и обнаружатся факты, которые нельзябыло даже вообразить. Все это совершенно выходит за пределы метафоры с кубомНеккера. Она ухватывается за идею перескока зрительного восприятия, нооказывается не в состоянии отдать должное ее значению. То, о чем мы толкуем,это не перескок к равноценному взгляду, а — в экстремальных случаях—преображение.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.