WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 24 |

женщине". Он был с этой женщиной и думал, что любит ее, и действительно

хотел на ней жениться -- вплоть до момента, когда ему нужно будет заплатить

за то, чтобы поработать над этим в терапии. Причина, из-за которой он знал,

что не может доверять своей способности принимать такого рода решения,

состояла в том, что он уже однажды женился на "не той женщине". Когда он это

сказал, я подумал:"Я так понимаю, что, добравшись домой после венчания, он,

надо полагать, обнаружил, что то была незнакомая женщина. Я так понимаю, что

он попал не в ту церковь или что-то в этом роде". Что вообще значит:"он

женился "не на той женщине"

Когда я спросил его, что это значит, то выяснил, что он развелся через

пять лет семейной жизни. В его случае первые четыре с половиной года были

по-настоящему хороши. Но потом что-то испортилось; так что все пять лет были

сплошной ошибкой. "Я зря потратил пять лет своей жизни и не хочу этого

повторять. Поэтому я собираюсь потратить очередные пять лет на попытки

определить, та это женщина или нет". Он действительно был этим озабочен. Для

него это были не шутки. Это было важно. Но его никогда не озаряло, что сам

вопрос не имеет смысла.

Этот мужчина уже знал, что он и его женщина делают друг друга

счастливыми во многих отношениях. Он не думал о том, чтобы спросить себя,

как он собирается обеспечить себе еще большее счастье, оставаясь с ней; или

как он собирается сохранить ее счастье. Он уже решил, что необходимо

выяснить, "та" это женщина или нет. Он никогда не сомневался в своей

способности решить этот вопрос -- но не доверял способности решить, жениться

на ней или нет!

Однажды я спросил мужчину, как он загоняет себя в депрессию, и он

сказал:"Ну, как будто я выхожу к своей машине и обнаруживаю сдутую шину".

"Да, это досадно, но это не выглядит как бы достаточным для впадения в

депрессию. Что вы делаете, чтобы это стало действительно ужасным"

"Я говорю себе:"И так всегда", а потом вижу множество картинок всех

остальных случаев, когда ломалась моя машина".

Я знаю, что на каждый случай, когда его машина не работала,

приходилось, вероятно, сотни три случаев, когда она работала превосходно. Но

о них он в этот момент не думает. Если я могу побудить его думать обо всех

тех других случаях, когда его машина работала чудесно -- у него не будет

депрессии.

Однажды ко мне пришла женщина и сообщила, что она в депрессии. Я

спросил ее:"Откуда вы знаете, что вы в депрессии" Она посмотрела на меня и

ответила, что ей сказал ее психиатр. Я сказал:"Ну, может, он ошибся; может,

вы не в депрессии; может, это счастье!" Она снова посмотрела на меня,

подняла одну бровь и произнесла:"Я так не думаю". Но она так и не ответила

на мой вопрос "Откуда вы знаете, что вы в депрессии" "Если бы вы были

счастливы, как бы вы узнали, что вы счастливы" "Вы когда-нибудь были

счастливы"

Я открыл, что у большинства депрессированных людей в действительности

было столько же счастливых переживаний, как и у большинства остальных;

просто когда они оглядываются назад, то не думают, что все было на самом

деле так уж счастливо. Вместо розовых очков они носят серые. В Ванкувере

жила одна замечательная леди, у которой в самом деле был голубой оттенок

поверх переживаний, которые ей были неприятны, а у приятных оттенок был

розовый. Они были хорошо рассортированы. Если она брала какое-то

воспоминание и меняла оттенок -- это полностью меняло воспоминание. Я не

могу сказать вам, почему это работает, но субъективно она проделывает это

так.

Когда один из моих клиентов впервые сказал:"Я депрессивный", я

ответил:"Привет, я -- Ричард". Он остановился и сказал:"Нет".

"Не Ричард"

"Погодите. Вы перепутали".

"Я не перепутал. Мне все совершенно ясно".

"Я в депрессии шестнадцать лет".

"Потрясающе! Вы столько времени не спали"

Вот структура того, что он говорит:"Я закодировал свой опыт так, что

живу в состоянии иллюзии, будто шестнадцать лет нахожусь в одном и том же

состоянии сознания". Я-то знаю, что он не был шестнадцать лет в депрессии.

Он должен был на время отвлекаться -- на обед, и на то, чтобы раздражаться,

и еще на несколько вещей. Попробуйте двадцать минут оставаться в одном и том

же состоянии сознания. Люди тратят кучу времени и денег на обучение

медитировать, чтобы оставаться в одном состоянии в течение часа или двух.

Если бы он был в депрессии в течение часа напролет, он даже не смог бы этого

заметить, потому что ощущение стало бы привычным и, следовательно,

неразличимым. Если вы что угодно делаете достаточно долго, то даже не

сможете заметить это. Вот что делает привыкание, даже с физическими

ощущениями. Поэтому я всегда спрашиваю себя:"Как этому парню удается

поверить, что все это время он находился в депрессии" Вы можете вылечить

людей от того, что у них есть, -- и открыть, что у них этого никогда не

было. "Шестнадцать лет депрессии" могут быть только 25 часами

действительного пребывания в депрессии.

Но если вы принимаете утверждение этого человека "я в депрессии

шестнадцать лет" за чистую монету -- вы соглашаетесь с пресуппозицией, что

он столь долго находился в одном и том же состоянии сознания. И если в

качестве цели, к которой вы собираетесь стремиться, вы принимаете -- сделать

его счастливым, то будете постоянно пытаться перевести его в другое

состояние сознания. Вы действительно можете суметь заставить его поверить,

что он постоянно счастлив. Вы можете научить его перекодировать все прошлое

в счастье. Неважно, сколь он жалок в данный момент; он всегда будет

благодарен за то, что постоянно счастлив. День ото дня у него не будет

никакого прогресса -- только когда он смотрит в прошлое. Вы просто дали ему

новую иллюзию вместо той, с которой он вошел.

Многие люди находятся в депрессии, потому что у них есть на то хорошая

причина. Множество людей живут скучной, бессмысленной жизнью, и они

несчастны. Беседа с терапевтом этого не изменит, если только в ее результате

человек не станет жить по-другому. Если некто потратит 75 долларов на

свидание с психиатром, вместо того чтобы потратить их на вечеринку -- это не

психическое заболевание, это тупость! Если вы ничего не делаете -- конечно,

вы будете скучать и впадать в депрессию. Крайний вариант этого -- кататония.

Когда некто говорит мне, что он в депрессии, я предпринимаю то же

самое, что всегда: я хочу выяснить, как это делается. Я определяю, смогу ли

проследить это методично, шаг за шагом и понять, как это делается,

достаточно хорошо, чтобы суметь проделать это самому; тогда я, как правило,

могу ему что-нибудь посоветовать касательно того, как это можно делать

по-другому; или же найти кого-то другого, не находящегося в депрессии, и

выяснить, как это делает он.

У некоторых людей есть внутренний голос, звучащий медленно и

депрессивно, который составляет длинные списки их неудач. Так можно

заговорить себя до очень глубокой депрессии. Это будет похоже на то, что в

вашей голове поселились кой-какие профессора из моего колледжа.

Неудивительно, что эти люди находятся в состоянии депрессии. Иногда

внутренний голос настолько тих, что человек не осознает его, пока вы о нем

не спросите. Из-за неосознанности голоса человек будет реагировать на него

еще интенсивнее, чем если бы он был осознан: гипнотическое воздействие будет

более сильным.

Любой из вас, кому приходилось долго заниматься терапией в дневное

время, возможно, заметил, что бывают моменты, когда вы куда-то мысленно

уплываете во время работы с клиентами. Это называется трансовыми

состояниями. Если ваш клиент говорит о неприятных переживаниях и состоянии

депрессии -- вы начинаете реагировать на эти внушения, как любой находящийся

в трансе человек. Если у вас "бодрые" и жизнерадостные клиенты, это может

оказаться вам полезно. Но если ваши клиенты погружены в депрессию, то в

конце дня вы можете отправиться домой в ужасном состоянии.

Если у вас клиент, который загоняет себя в депрессию одним из таких

голосов, -- попробуйте увеличивать громкость голоса до тех пор, пока клиент

не сможет слышать его отчетливо, так, чтобы он не оказывал гипнотического

эффекта. Затем изменяйте тональность, пока голос не станет очень

жизнерадостным. Клиент почувствует себя гораздо лучше, даже если этот

жизнерадостный голос будет по-прежнему воспроизводить список неудач.

Многие люди угнетают себя картинами; тут есть множество вариаций. Вы

можете делать коллажи из всех тех моментов прошлого, когда что-то было не

так; или выдумывать тысячи картинок о том, как что-то могло бы быть не так в

будущем. Вы можете видеть что угодно в реальном мире -- а сверху накладывать

образ того, на что это будет похоже через сто лет. Вы слышали поговорку "Ты

начинаешь умирать в момент своего рождения" Классная поговорка.

Всякий раз когда происходит что-то приятное, вы можете сказать

себе:"Это ненадолго", или:"Это не взаправду", или:"На самом деле он не это

имеет в виду". В вашем распоряжении множество способов. Вопрос всегда

один:"Как именно это делает данный человек" Подробный ответ на него

объяснит вам все, что нужно знать, чтобы научить человека, как вместо

"этого" делать что-либо другое. Единственная причина, по которой он не

делает чего-то более осмысленного, состоит в том, что он умеет делать только

"это". Человек поступает так годами, посему это "нормально" -- не замечается

и не вызывает сомнений.

Одна из самых диких привычек в нашей культуре -- в любых

обстоятельствах действовать так, будто все нормально. Насколько мне

известно, наиболее элегантной ее демонстрацией является Нью-Йорк. Когда вы

идете по Бродвею, никто не оглядывается по сторонам и не бормочет:"Боже

милостивый!"

Следующая наилучшая демонстрация -- центр Санта Круса. Прямо на улице

люди проделывают такие вещи, которые повергли бы в стыд любую психбольницу.

И по той же улице идут мужчины в деловых костюмах, беседуя друг с другом

так, словно все совершенно нормально.

Я тоже вышел из "нормальной" среды. В девятилетнем возрасте, когда мне

нечего было делать, я болтался с чуваками по микрорайону. Кто-нибудь

предлагал:"Эй, почему бы нам не сходить угнать автомобиль", "Пошли-ка

ограбим винный магазин и убьем кого-нибудь".

Я считал, что преуспеть в жизни можно, если отправиться жить рядом с

богатыми людьми. Я думал, что если буду околачиваться среди них, то все

образуется. Так что я поехал в городок под названием Лос-Альтос, где у людей

водятся деньги. В кафетерии Молодежного Колледжа Лос-Альтоса в ту пору было

столовое серебро, а в студенческом центре -- кресла из натуральной кожи.

Автостоянка выглядела, как Детройтская выставка текущего года. Естественно,

приехав туда, я должен был вести себя так, как будто это все тоже было

нормально. "Никакого ажиотажа, все по фигу".

Я нашел работу с машиной, с которой общаются, -- под названием

"компьютер" -- и начал в качестве студента информатики. У них еще не было

факультета, потому что кто-то спер финансирование лет этак двух. Поскольку я

учился и там не было для меня специализации, я потерялся в экзистенциальном

кризисе. "Что я буду делать Я буду изучать психологию". Примерно в это

время я ввязался в редактирование книги по Гештальт-Терапии, так что меня

послали в гештальт-терапевтическую группу, чтобы я посмотрел, что это,

собственно, такое. Это был мой первый опыт в групповой психотерапии. Там,

где я рос, все были сумасшедшие; и там, где я работал, все были сумасшедшие;

однако я ожидал, что люди, посещающие психотерапевтов, -- по-настоящему

сумасшедшие.

Первое, что я там увидел, был некто, сидевший и разговаривавший с

пустым стулом. Я подумал:"Ууухх! Я был прав. Они действительно сумасшедшие".

И там был к тому же еще тот, другой псих, советовавший первому, что говорить

пустому стулу! Потом я забеспокоился, потому что все остальные в комнате

тоже смотрели на пустой стул, как будто он отвечал! Терапевт спросил:"И что

он говорит" Так что я тоже посмотрел на стул. Потом мне объяснили, что эта

комната была полна психотерапевтами, так что все о'кей.

Потом терапевт сказал:"Вы осознаете, что делает ваша рука!" Когда

парень ответил:"Нет", я не выдержал. "А сейчас осознаете" -- "Да". -- "Что

она делает Усильте это движение". Странно, правда Потом терапевт

говорит:"Добавьте к этому слова". -- "Я хочу убивать, убивать". Этот парень

оказался нейрохирургом! Терапевт сказал:"Теперь взгляни на этот стул и скажи

мне, кого ты видишь". Я посмотрел, и там по-прежнему никого не было! Но

парень глянул туда и буркнул:"Мой брат!"

"Скажи ему, что ты зол". -- "Я зол!" -- "Скажи это громче". -- "Я зол!"

-- "На что"

И тогда он начинает рассказывать все то, из-за чего он злится, этому

пустому стулу -- а потом нападает на него. Он разносит стул на куски, потом

извиняется и прорабатывает все со стулом, и тогда ему становится лучше.

Потом все в группе говорят ему приятные вещи и обнимают его.

Поскольку я потерся среди ученых и убийц, я мог почти где угодно вести

себя так, словно все нормально -- но у меня была проблема. Я потом спрашивал

других людей:"Там действительно был его брат" Некоторые из них

отвечали:"Конечно".

"Где вы его видели" -- "Моим внутренним взором".

Вы просто можете делать почти что угодно. Если вы ведете себя так,

словно это нормально, -- другие будут вести себя так же. Подумайте об этом.

Вы можете сказать:"Это групповая психотерапия", расставить стулья вкруг и

заявить:"Этот стул -- горячий". Теперь если вы скажете:"Кто хочет

поработать", все начнут заводиться в ожидании. Наконец, кто-то, у кого

возникает потребность, когда стресс дорастает до определенного предела, не

выдерживает:"Я хочу поработать!" Тогда вы говорите:"Этот стул --

недостаточно хорошее место для такой работы. Выходите и садитесь на этот,

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 24 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.