WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 52 |

Г. Эббингаузу принадлежит следующее широкоизвестное определение мышления: «Упорядоченное мышление, можно сказать, естьнечто среднее между вихрем идей и навязчивым представ­лением. Оно состоит в чередованиипредставлений, которые не только ассоциативно связаны между собой, как звеньяодной цепи — хотя иэто необходимо для мышления,— но вместе с тем подчинены другому господствующему представлению исодержатся в нем; отношение всех их в совокупности к выс­шему представлению есть отношениечастей к целому»55. Он, таким образом,выделяет иерархию представлений или идей, которая подчиняется главной идее, нораскрывает свое содержа­ние в определенной последовательности, определяемой опять-такиассоциативными законами. Целое распадается на частич­ные представления и частичныемысли. При известных обстоя­тельствах целое образует очень сложную и богато расчлененнуюсистему господствующих и подчиненных представлений различных степеней.Наивысшим из них является представление цели, и ему подчиняются все остальные.Путем введения понятия пер­северации Эббингауз делает попытку объяснитьцеленаправлен­ность иупорядоченность хода ассоциаций в мышлении. Тенден­ции каждого представления вызыватьдругое была противопоставлена противоположная тенденция — всякое представление, возникшеев сознании, стремится к тому, чтобы укрепиться и за­держаться в нем.

Содержание господствующих представлений,равно как и частичных, которые в них сочетаются, а также способ, каким онисвязаны с объединяющей их главной мыслью, основано только на опыте, т. е. наиспытанных ранее состояниях сознания. Самое возникновение представлений и ихчередование обусловлено ассоциациями. Обратим внимание, что и у Эббингаузасодержание мышления ограничено рамками сознания. Оно черпается изпро­шлых переживаний.Но хорошая память может приспособить мышление лишь к самым простым и наиболеечасто повторяю­щимсякомбинациям явлений. При встрече с более сложными отношениями к нейприсоединяется внимание. Включая в мысли­тельную деятельность внимание,Эббингауз противопоставляет его ассоциативным процессам. Если ассоциативныепроцессы бе­рут верхнад функцией внимания или слишком слабо проявляют себя в сравнении с последней,то возникают те вышеупомянутые два отклонения от правильного мышления, крайнимистепенями которых будут вихрь идей и навязчивые представления.

Экспериментальные исследования Эббингауза,сосредоточен­ные напроблеме памяти, поставили вопрос о тождественности воспроизведения психическихпроцессов, сохраненных памятью, и в связи с этим, вопрос о том, действительноли мыслительные процессы складываются из ассоциации неизменныхрепродуци­руемых идейи вновь испытываемых ощущений. Эббингауз, вы­деляя в процессе памяти фактытождественности, решил этот вопрос в пользу известного положения ассоциативнойтеории о неизменности элементарных частиц сознания, но последующиеэкспериментаторы все более утверждались в том, что память преобразует идеи.Этот вывод уже подрывал исходное положение ассоциационистов о том, что процессмышления включает тождественное воспроизведение прошлого.

Противоречие, которое возникает вэкспериментальной психологии между исконным положением ассоциативной психологиио сведении всех психических образований к ассоциации простых элементов иразделением психических процессов на низшие и высшие, особенно резко выступилоу Т. Цигена. Следуя основным принципам ассоциативной психологии, которые онупорно отстаивает, Циген разлагает всю умственную деятельность напоследовательный ряд ассоциаций представлений. Понятия, суж­дения и умозаключения Цигенхарактеризует как ассоциацию представлений. «...Суждение, — пишет он, — представляет собою более высокуюступень развития обыкновенной ассоциации, а не нечто совершенно отличное отнее... Существенный признак его состоит в том, что оно опирается на болееблизкую и тесную ас­социацию своих представлений, на чем и основывается нашепри­тязание считатьего правильным»56. Ничего иного в сужденияхкак одновременного появления представлений или соответству­ющих им ощущений Циген не видит.Понятие «близкой» и «тес­ной» ассоциации он вводит, чтобы исключить в ассоциативном рядупротивоположные представления и объяснить, таким обра­зом, направление хода мышления.Суждения являются той изб­ранной ассоциацией, где нет противоречивых представлений.Умозаключение представляет собой ассоциацию суждений — по­сылок и вывода, илизаключения.

Последовательность течения представлений,которая обус­ловливаетмышление, зависит, по мнению Цигена, от действия четырех факторов:ассоциативного сродства, отчетливости пред­ставлений, чувственного тона иконстелляции. Под констелля­цией понималось взаимодействие представлений, определяющее ихосознавание в определенной очередности. В результате тако­го взаимодействия однипредставления замедляют или ускоряют репродукцию других. Этот фактор призывалсяна помощь, чтобы объяснить, как возникают фантастические картины и разныекапризы мысли, в которых нельзя проследить ассоциативный ряд.

Вопреки первоначально принятым ограничениямсферы деятельности физиологической психологии низшими психическими процессамиЦиген приходит к заключению, что в отношении мышления, которое относится квысшим процессам, «основная проблема физиологической психологии состоит в том,чтобы все множество различных форм нашего мышления, вплоть до самых сложныхдоказательств, свести к простой ассоциации идей и ее законам»57. Онвозвращается к утверждению: «возможно, что тот или другой наш взгляд будетвидоизменен дальнейшими ис­следованиями, но основная мысль о сводимости всех нашихпро­цессов мышления кассоциации представлений во всяком случае будет сохранена»58.

Несмотря на попытки уйти от философскихпроблем науки, Циген вынужден ответить на кардинальный вопрос оботноше­ниипсихического к материальному. И ответ этот он ищет в ма­хизме или, как он его называет,«критическом монизме». Эта те­ория, по его признанию, «одна остается в пределахестественно­научнойпсихологии». В согласии с ней Циген пишет: «Первона­чально нам дано только психическоеи ничего вне и помимо него... Первоначально нам дан только психиче­ский ряд. Материальный же ряд естьчасть психического ря­да, он покрывается нашими ощущениями и своеобразнопреобра­зовываетсятолько нашей ассоциацией идей»59.

Крупнейший представитель экспериментальногонаправле­нияассоциативной психологии Г. Э. Мюллер ограничил свои экспериментальныеисследования областью памяти, выясняя процессы актуализацииассоциаций60. Пользуясь методом запоминания бессмысленных слогов, предложеннымЭббингаузом, а также словесными ассоциациями, Мюллер собрал большое количествофактов, которые подверг тонкому анализу. Он подходил к выводам, касающимсямыслительной деятельности, но не брал­ся за ее экспериментальноеисследование. Будучи одним из позд­них представителей экспериментального ассоциационизма,Мюл­лерпротивопоставлял свои данные исследованиям противни­ков ассоциативной психологии— представителямВюрцбургской школы и гештальт-теории, занимавшимся изучением мыслительнойдеятельности с иных теоретических позиций. Он считал несостоятельными все ихвозражения против ассоциативной теории умственных процессов и полагал, чтофакты, обнаруженные в работах Уатта, Аха, Коффки и Зельца, не доказываютсущество­ваниязакономерностей, отличных от ассоциативных процессов. Мюллер виделнеобходимость дальнейшего экспериментального исследования ассоциативныхпроцессов и более полного выяв­ления условий возникновения и актуализации ассоциаций. Онуказывал, что важное значение для этого имеет мыслительная обработказапоминаемого материала, образование комплексов и сознавание цели. В законывоспроизведения он вводил законы субституции, персеверации, взаимодействиявоспроизводитель­ныхтенденций, а также зависимость появления представлений от внутреннего внимания.При воспроизведении заученного Мюл­лер сделал попытку выделить особый род ассоциаций, связанных своспоминанием о приеме выполнения тех или иных заданий, сознавание которогопроисходит в общем виде61.

Таким образом, экспериментальноенаправление ассоциатив­ной психологии затрагивало вопросы умственной деятельности вэкспериментальных работах только в связи с актуализацией ассоциаций иизмерением скорости последовательных словесных ассоциаций.

Критика ассоциативной психологии и ее рольв формировании психологических теорий мышления.

Последующая история психологии связываетсяс ассоциатив­нойпсихологией сложными отношениями, поскольку новые психологические теориивырастали на основе критики этой доктри­ны: или как ее дальнейшее развитиеи преобразование или как противопоставление ей. Полемика с ассоциативнойпсихологией сопровождала рождение новых психологических теорий62. Этадоктрина оказала большое влияние на тех психологов, которые занялись вдальнейшем исследованием мышления. Дискуссии об основных теоретическихположениях ассоциативной психологии, начавшиеся во второй половине прошлоговека, с новой силой разгорелись в начале нашего века, когда в психологическихтео­риях былисформулированы и противопоставлены ассоциативной доктрине новые теоретическиепринципы. Проблема мышления привлекла к себе особое внимание, потому что в еерешении слабые стороны ассоциативной теории были наиболее заметны.Психологические теории мышления или отвергали учение об ас­социациях и, отталкиваясь от него,противопоставляли ему свои положения (Вюрцбургская школа, гештальт-психология),или в какой-то мере примыкали к ней (разные течения бихевиориз­ма), или давали трактовкуассоциационизма с новых теорети­ческих позиций, как это было сделано в сеченовскомучении.

Критика ассоциативной психологиизападноевропейскими и американскими психологами была направлена против еесенсуа­лизма, атомизмаи механицизма63. Осуждению подверглась и пассивность духа, отдающего все движениепсихической жизни механизму случайных ассоциаций. Замечали, что той схеме,ко­торую предлагаетассоциационизм, противоречат единство соз­нания, его связность инепрерывность. Душевная жизнь, говори­ли многие, непрерывна и нерасчленяется на отдельные элемен­ты, нет и воспроизведения «душевных атомов» в их неизменномвиде.

Как указывал Ф. Бредли, элементы, которыерепродуцируют­ся путемассоциаций, не дают уверенности в том, что они при воспроизведении сохраняютсвои качества. «То, что восстанавливается не только приобретает иные отношения,но и само иное. Оно утратило некоторые черты и некоторое облачение своихкачеств, и оно приобрело некоторые новые качества»64. Иначе говоря, речь идет отом, что и при сохранении памятью любых психиче­ских явлений происходит ихпреобразование. Позже В. Джемс формулировал этот тезис Бредли так: «Постоянносуществую­щая идея,или представление, которые периодически появляются перед рамкой сознания,представляют собой столь же мифиче­скую целостность, как валет пик»65. Бредли отмечал, что,соглас­ноассоциативной теории, ход мысли зависит от случайного сте­чения чувственных элементов, междутем необходим какой-то другой принцип, чтобы объяснить направленность исвязность мыслительного процесса. Он утверждал, что «мышлениеконтро­лируетсяобъектом мышления»66.

Ряд возражений сводился к тому, чтоцелостные образования, которые получаются при соединении элементов, обладаютсвойствами, не принадлежавшими элементам, и не могут быть объяснены каксложение первичного ощущения с репродуктивным ощущением. Дж. Стаут, полагая,что психические элементы должны изменяться, когда они входят в новыекомбинации, пи­сал,что ассоциативная гипотеза не в силах признать улавлива­ние формы комбинаций как особыйпсихический элемент. «Воз­никшее в сознании целое для них (ассоциационистов. — Е.Б.) представляет собой просто сумму его наличныхкомпонентов»67.

Многие критики замечали, что ассоциативнаяпсихология не может объяснить возникновение и существование идей отношения двухсостояний сознания. Ассоциативная схема не может объяснить тот факт, что мысознаем отношения между первич­ными данными. И еще одно возражение: мышление является обобщением,а ощущения и их образы в своей основе единичны. По замечанию того же Бредли,ассоциации связывают только общее, а не частное, как представляет ассоциативнаятеория.

Наконец, третью группу составляливозражения против сенсуализма ассоциативной доктрины. Против сенсуализма быливсе критики ассоциационизма. Однако критика велась с пози­ций идеализма, который хотел снятьпротиворечия ассоциатив­ной психологии путем полного отрыва сознания от внешнего мира. Этивозражения мотивировались, во-первых, тем, что явления, составляющие высшиедушевные процессы, не представляют первичные чувственные данные в неизменномвиде. Во-вторых, чувственные данные или представления конкретны, единичны,тогда как мышление всеобще. Ассоциативная теория, указывал Бредли, представляетидеи как оживленные копии чувственных данных. Но такие чувственные данные могутбыть только част­ными,между тем в ассоциации содержится нечто общее, и это-общее требует объяснения,выходящего за пределы ассоциатив­ной схемы. Поскольку мысль обычно не относится к частностям, аобладает общим значением, ассоциативная теория не может объяснитьмышление.

К критическим замечаниям, направленнымпротив ассоциа­тивнойтеории, надо добавить замечание В. Уоррена, американ­ского психолога, занимавшегосяисторией ассоциативной пси­хологии. Он пишет: «Прежде всего... ассоциационистыподразу­мевали подтермином «ассоциация» две или три весьма несход­ные операции. Одновременнаяассоциация и последовательная ассоциация действуют различным образом; перваяесть объеди­нение,вторая — изменениеили переход от одного опыта к друго­му. Превращение или душевная химия, происходящая приодно­временнойассоциации, есть также операция иного рода. Объеди­нять эти три операции под однимназванием «ассоциация» это словесное упрощение, едва ли оправданное фактами, скоторыми мы имеем дело. Далее явления внимания и различения также» по-видимому,не поддаются объяснению в ассоциационистской трактовке. Эти явления, вероятно,включают различные операции над элементарными данными»68.

По мере развития экспериментальныхисследований критика ассоциативной психологии стала опираться наэксперименталь­ныефакты. К. Левин в результате экспериментального изучения формирования навыковзаявил, что законы, устанавливаемые ассоциативной психологией, не учитываютмотивировки как ус­ловия образования и воспроизведения ассоциаций. Необходимо долженбыть привлечен дополнительный внеассоциативный принцип — мотивировка.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.