WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 52 |

Фактором, определяющим избирательноевыявление скры­тыхаспектов ситуации, является, по мнению Гера, ситуация це­ли, к которой стремится решающийзадачу.

С точки зрения такого пониманиямыслительного процесса Гер пытается дать определение проблемной ситуации,которая может быть «развернута» до определенной формы, обозначенной требованиемзадачи. При этом исходная ситуация не может быть сразу переведена в ситуациюцели — для этогонеобходимо произвести несколько «развертываний» исходной ситуации. Не имеявозможности сразу перевести исходную ситуацию в целе­вую, человек ставит рядпромежуточных целей и пытается сна­чала к ним свести первоначальную проблему.

В зависимости от того, откуда начинаетсяпроцесс разверты­вания, Гер различает экстраполяционные и интерполяционные задачи.Последние характеризуются ясно определенными исход­ными данными и четко определеннойцелью Решение достигает­ся, когда человек находит связь между данными и требованиемзадачи. Такое решение может достигаться постепенным развер­тыванием либо условий задачи(прогрессивная интерполяция), либо ее цели (регрессивная интерполяция), либо,наконец, раз­вертыванием и условий и цели — как бы их движением друг кдругу. В отличие 6т этого проблемная ситуация, в которой четко определены либоцель, либо условия задачи, решаются при по­мощи экстраполяции. Классификациязадач может быть также дана, исходя не из направления развертывания проблемнойситу­ации, а изхарактеристик элементов, образующих задачу — тех намеков, или импликаций, изкоторых можно вычерпывать но­вые аспекты ситуации Критерием классификации являютсяус­ловия, затрудняющиерешение задач. Проблемная ситуация, во-первых, может содержать такое большоеколичество элементов-намеков, что решающий не может охватить и удержать впамяти все импликации, т. е. те потенциальные аспекты, на которыеука­зывают эти намеки— явные аспектыситуации.

Трудность, во-вторых, может заключаться втом, что реша­ющий незамечает существенной для решения задачи имплика­ции: необходимый потенциальныйаспект ситуации не актуализи­руется. Примерами в этом случае могут служить явления, известныепод названием функциональной фиксированности, установки, привычного направленияи т. п.

Затруднение, наконец, может вызыватьсянеобходимостью переосмыслить всю структуру проблемной ситуации. Эта трудностьиллюстрируется примерами из области научных открытий. Так, создание теорииотносительности стало возможным лишь в результате перестройки системысуществовавших до этого физических понятий.

Оценивая анализ Гером мыслительнойдеятельности, следует оказать, что им верно подмечены определенные характерныечер­ты процессарешения задач человеком. В ходе мышления дейст­вительно происходит изменениеотражения окружающей ситу­ации. Последняя рассматривается с различных точек зрения,происходит отражение новых свойств, элементов проблемы. Осо­бо стоит отметить попытку Герараскрыть внутреннюю детерми­нацию хода мыслительной деятельности целью,сформулирован­ной втребовании задачи. Выдвигаемое им положение о процессе решения задач какпостепенном сближении условий и требований задачи подтверждается исследованиямисоветских психоло­гов397. Однако анализ Гера вцелом очень глобальный, схематич­ный и односторонний. Из модели Гера выпадаетсущественней­шаясторона мышления — теоперации, те умственные действия, которые и лежат в основе движения мышления.Такая односто­ронностьпреодолевается психологами, которые исследуют мыш­ление объективными методами.Сравним, например, работу Гера с исследованием американского психологаДжона398, выводы которого в определенной своей части совпадают сзаключением Гера.

Джон разработал методику исследования,которая позволяет в максимальной степени вывести, так сказать, наружу процессмышления человека. Методика эта заключается в следующем. Перед испытуемымпомещается диск, вокруг которого располо­жены девять лампочек, снабженныхкнопками. В середине диска также есть лампочка. Все лампочки связаны друг сдругом про­водами.Перед испытуемым ставится задача зажечь среднюю лампочку, используя для этогокакие-либо из остальных шести лампочек. Непосредственно с ней связаны лишь трилампочки. Задача осложняется тем, что решающий заранее не знает, яв­ляется ли манипуляция каждойлампочкой необходимой и доста­точной для зажигания другой, связанной с ней. Так, в ряде задачцель каждой из них могла быть достигнута лишь при включении двух ламп,непосредственно связанных со средней лампой. Для включения же этих последнихтакже было недостаточно исполь­зовать одиночные лампочки. Испытуемым давалась инструкциядостигнуть цели наименьшим числом манипуляций. Подобно­го рода установка удачномоделировала задачи определенного типа.

Результаты этих исследований показали, чторешение задач действительно можно представить, как «развертывание»проб­лемной ситуации,т. е. как выявление все новых ее аспектов. «Ход решения, — пишет Джон, — можно изобразить, как...сериипере­формулировокпроблемы, каждый раз концентрирующихся на различных аспектах отношений,составляющих задачу399. Суть переформулировокзаключается в том, что решающие ставят се­бе ряд частных задач: происходитзамещение основной цели за­дачи более конкретными целями. Механизм этого замещенията­ков. Решающиеначинают исследовать непосредственные средства достижения цели: они анализируютте отношения, в которые включены лампочки, являющиеся средствами зажиганиясредней лампы. Испытуемые устанавливают, какие отношения связывают эти средствас целью и какие элементы в свою очередь являются средствами для зажигания трехпервых лампочек. Весь про­цесс, таким образом, действительно можно представить как«раз­вертывание»основной цели задачи.

В отличие от Гера Джон большое вниманиеуделяет действи­ямиспытуемых в процессе решения задач. Эти действия, по мне­нию Джона, представляют собойоперации анализа и синтеза. С этой точки зрения, процесс решения задачпредставляет собой чередующиеся этапы анализа и синтеза. Исследованиевзаимо­действияанализа и синтеза приводит Джона к ряду любопыт­ных выводов. Так, он отмечает,что, как правило, переход к син­тезу происходит преждевременно, и человек возвращается кдо­полнительномуанализу. Часто исследуемые приходят к решению задачи, не проделав полностьюнеобходимый анализ. В этом слу­чае отмечается значительная трудность в повторении решения задачи,которая включает ряд ненужных манипуляций.

Геру удается констатировать лишь некоторыерезультаты мыслительной деятельности в процессе решения задач, но он не можетобъяснить, как достигаются эти результаты. Решая зада­чу, человек действительно как бы«развертывает» то, что дано в условиях и требованиях задачи. Но в чем именносостоит это «развертывание», каков состав этого процесса, остаетсянеизве­стным прифеноменологическом анализе. В отличие от этого ис­пользование методики, дающейвозможность рассматривать хотя бы часть производимых человеком мыслительныхдействий, поз­воляетвосстановить процесс решения задачи и показать, путем каких операцийдостигается человеком восприятие и понимание новых аспектов проблемнойситуации. Это —операции последо­вательного анализа элементов задачи, рассмотрение их в разныхотношениях друг с другом, переход от изучения более доступ­ных к менее доступным. Этот анализприводит к тому, что вся структура задачи принимает иной вид, нежели в началереше­ния:устанавливаются отношения между ранее не связанными элементами. Такого родасинтез все более и более расширяется и углубляется до тех пор, пока невыявляются все отношения, необходимые для решения задачи. Исследования,подобные ра­ботеДжона, отчетливо показывают, что «вычерпывание» новых импликаций, скрытыхаспектов задачи, феноменологически переживаемое как появляющееся внезапно ипричинно как будто не связанное с ранее осознававшимся этапом решения, вдействительности является результатом активной поисково-анализирующейдеятельности человека.

Работы, пытающиеся раскрыть мыслительнуюдеятельность человека, основное внимание уделяют анализу ее отдельных операций,оставляя в стороне как подразумеваемое, но явно не фигурирующее в теории,образно-предметное содержание мышления — схемы, планы, представленияцели, — которые ирегулируют собственно умственную деятельность. А именно это содержание чащевсего осознается человеком. Оно-то становится объектом исследованияфеноменологов. В настоящее время феноменологическое направление занимает оченьнезначительное место в исследовании мышления. Его представители пытаютсявобрать в свою теорию выводы и результаты экспериментов необихевиористическогонаправления. Но до тех пор, пока образно-наглядное содержание мышления не будетвключено в исследо­вания познавательно-операционного направления, будетсущест­вовать почвадля появления феноменологических работ.

Глава Х. Проблема мышления в работах покибернетике.

С проблемой мышления кибернетикасталкивается неминуемо, так как никакое рассмотрение общих вопросов управления,конт­роля, передачи ипереработки информации в живых организмах, в обществе и в неорганическихсистемах не может быть полным, если оно не включает рассмотрения специфическихи общих черт, которые характеризуют эти процессы в такой специальной области,как мышление человека. Кибернетика как самостоятель­ная дисциплина выделяет в мышленииособую сторону: инфор­мационный аспект и аспект управления. Результатыисследо­ваний в этойобласти представляют большой интерес. Для психо­логии мышления, обогащая ее новымизнаниями, позволяя ей по-новому увидеть свой объект, новые его стороны, новыесвязи.

Кибернетиками проведена большая работа и вобласти, смеж­ной спсихологией мышления. Их интересовал вопрос: возможно ли и каким образомсоздание кибернетических систем, способных выполнять деятельность, требующуюмышления

В этой области работают и психологи икибернетики. Созда­тель «перцептрона» Розенблат (по образованию психолог)при­шел в кибернетикучерез практическую работу в области психо­логии. Многие американские ианглийские психологи разраба­тывают близкие к данной области вопросы применения теорииинформации в психологии (например, Дж. А. Миллер). Для ки­бернетики большое значение имеюткапитальные работы по психологии мышления Пиаже, Вертгеймера, Дункера,Бартлетта. Однако эпоху в разработке отмеченных вопросов составляют именноработы кибернетического, технического уклона (напри­мер, работы Винера, Шеннона, фонНеймана, Эшби, а также Маккалока, Маккея, Маккарти, Минского, Селфриджа,Ньюэлла, Шоу и Саймона с сотрудниками и др.). Известны также специальныеустройства, разработанные кибернетикой: «Логик-теоретик» и «Универсальныйрешатель проблем» Ньюэлла, Шоу и Саймона, система Advice Taker Маккарти,Пандемониум Селфриджа, перцептроны типа Марк, схема «Усилителямыслитель­ныхспособностей» Эшби и т. д.

Кибернетические исследования позволяютнаметить три круп­ныегруппы вопросов: во-первых, принципиальные философские и теоретические позициикибернетиков, затрагивающих в своих работах проблему мышления, во-вторых,подход кибернетиков к мышлению, их связь в трактовке мышления с существующимиза рубежом психологическими подходами к мышлению. И, нако­нец, в результате такогорассмотрения можно выявить основные пути практической работы кибернетиков винтересующей нас области. Важное место занимает исследование типовмоделиро­ваниямышления, особенно моделирование задач и деятельности человека при решениимыслительных задач и моделирование функциональное. С этими направлениямисвязаны работы по формализации приемов мышления и по созданию формальной теориимышления. Определенный интерес для психологии мышле­ния представляют некоторыеэпистемологические проблемы ки­бернетики.

* * *

Термины «мышление» и «интеллект» оченьшироко используются в кибернетике. Хотя все авторы сходятся на том, чтонеобходимо использовать понятие «мышление» как психологическуюкатего­рию, однакомногие из них по-разному понимают и само мышление и цели, ради которыхкибернетика привлекает это понятие. Различны и общие подходы к проблемемышления.

Первое, с чем сталкивается читатель, эточрезвычайная расплывчатость области, которую некоторые авторы (например, М.Минский400) обозначают как область искусственного интел­лекта (artificial intelligence). Вэтом случае не дается какого-либо специального определения мышления, а простоперечис­ляютсяразделы, которые могут быть включены в более широкий отдел кибернетики,занимающийся в общем моделированием мышления: изучение процессов решения задач,создание модели поиска решения; статистические оценки поисковой деятельности;применение теории игр; использование дополнительных целей; анализ приемоврешения задач человеком; определение влияния на процесс поиска решенияразличных приемов предыдущего обучения, и т. д.

Очевидно, что при таком подходе фактическине ставится вопрос об определении понятия мышления. Мышление какпси­хологическаякатегория не дифференцируется от других психо­логических категорий. Термин«мышление» используется как собирательное понятие для обозначения всейпсихической дея­тельности человека, но при этом применяется какпсихологиче­скийтермин, а не как философская, например, категория. Обоб­щенное использование термина«мышление» часто можно наблю­дать в работах кибернетиков.

Однако следует отличить такоенеправомерное расширение и неточное использование термина «мышление» отзаведомо ненаучного, рекламного использования его в некоторых сугубо популярныхработах, в которых по большей части дебатируется «философский» вопрос: «можетли машина мыслить»401, поста­новка которого именно в такойформе приписывается видному математику Алану Тьюрингу, имеющему большие заслугиперед кибернетикой. Однако часто забывают, что первоначальная пуб­ликация его интересной работы вэтой области на страницах английского журнала «Mind» была озаглавлена:«Вычислитель­наямашина и интеллект»; при повторном издании для более широкого круга читателей вСША ей было дано заглавие, привлекшее читателей, интересующихся даннойобластью402.

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.