WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 52 |

В исследовании Брунера «информация»применяется для характеристики эффективности отдельных выборовиспытуемо­го, которыемогут быть информативными или неинформативными, более информативными или менееинформативными. «Информация» определяется через число гипотез, котороеуст­раняется привыборе очередной карточки. Трудности возникают, однако, в связи с тем, что вэкспериментах число возможных гипотез до первого выбора фактически оставалосьдля испыту­емогоневыявленным. Это могло бы происходить двояким спо­собом: или сообщением впредварительной инструкции испыту­емому полного перечня возможных гипотез с последующим контролемточности удержания их в памяти, или многократным решением испытуемым задач, прикотором встречается строго ограниченный набор «понятий». Ни первый, ни второйспособ Брунером не применялся, что делает его «информационный» анализ чистоописательным.

Аналогично обстоит дело с понятием«стратегия». Описан­ные Брунером четыре «стратегии» действительнохарактеризу­ют разныемоменты интеллектуальной деятельности испытуемых, однако сама классификациятаких стратегий не является строгой. Действительно, первая и вторая стратегииразличают­ся междусобой по тому, каким числом гипотез оперирует испы­туемый, а третья и четвертая— по тому, в какомсоотношении находятся признаки выбираемого объекта с показанным вка­честве «образца».Другими словами, в одном случае дифферен­цирующим признаков являютсявнутренние особенности деятельности испытуемых, а в другом — особенности объектов. Эти дваряда характеристик между собой не соотнесены. Легко показать, что первая итретья стратегии могут совпадать; то же самое относится ко второй и четвертойстратегиям. Таким обра­зом, замысел использования при анализе процессов мышления понятия«стратегия» оказался Брунером не реализованным.

Возникает естественный вопрос, что жеможет быть противопоставлено брунеровскому подходу в качестве положительногорешения. Лучше всего такое противопоставление сделать на том же самомконкретном материале, который использовался в экспериментах Брунера, т. е. надеятельности по классификаци­ям объектов.

Пусть в эксперименте используется тот жесамый материал, испытуемым дается инструкция определить, какую группуобъ­ектов задумалэкспериментатор, последовательно выбирая объ­екты и получая оценки «да» или«нет» (т. е. сообщения, входит выбранный объект в искомую группу или невходит). Испытуе­мымпредлагается решать такие задачи многократно по опре­деленной программе, составленнойэкспериментатором. Осо­бенностью такой программы является то, что решения задачиспытуемыми могут заканчиваться только определенными ре­зультатами; задумывается строгоограниченный набор групп, или «понятий», эти группы повторяются многократно, вслучай­ном порядке и содинаковой частотой. Например, встречаются такие группы: «квадраты», «черныефигуры», «три фигуры», «карточки с тремя каймами». При соблюдении всех этихусло­вий поле, вкотором действует субъект (т. е. набор объектов) приобретает совершенноопределенную статистическую характеристику: про каждый из объектов можносказать, с ка­койвероятностью он будет входить в задумываемую группу при многократном решениизадач испытуемыми. Исходя из этих значений вероятностей, можно определитьколичество информа­ции, выявляемой при опробовании каждого отдельного объекта. Теперьможно количественно выражать информативность выбо­ров субъекта, решающего задачу, ноуже используя понятие «информация» в его точном, математическом смысле. Имеястатистическую характеристику объектов, экспериментатор мо­жет анализировать, как действует сэтими свойствами субъект, как он их отражает.

На том же самом конкретном примерепокажем, как может применяться понятие «стратегия» в его точном смысле. Длякаждой конкретной программы многократного предъявле­ния задач может быть рассчитанкратчайший способ решения данного набора задач. При предъявлении только четырехзадач достаточно сделать два выбора для того, чтобы определить, какая изчетырех групп объектов задумана экспериментатором в данном конкретном случае.Вообще минимальное число необ­ходимых проб является логарифмической функцией числаис­пользуемых группобъектов. Минимальное число проб для каж­дой конкретной программы иобразует оптимальную стратегию решения. Эта оптимальная стратегия можетиспользоваться в качестве эталона, с которым сравнивается реальная деятельностьиспытуемых и оцениваемая по степени приближения к этому «идеальному»эталону.

Проблема исследования реальных стратегийсвязана с од­ним изважнейших направлений исследований в кибернетике — программированием процессарешения задач на электронных вычислительных машинах. По мнению рядаспециалистов383, прогресс работ в областипрограммирования непосредственно зависит от того, насколько будут познаныправила, по которым происходит решение задач человеком. Исследования в этомнаправлении только начались.

Практическая деятельность и основныеспособы мыслительной деятельности.

В последнее десятилетие проблема отношениямышления и деятельности выдвигается на первый план.

Согласно теории Бартлетта384, мышлениевырастает на основе практических действий и может рассматриваться как системанавыков или умений высшего уровня, на которую распространяются все основныехарактеристики моторных умений. Опре­деляя мышление как высшую формуумелого поведения, пи­шет Бартлетт, «мы подразумеваем под этим, что оноразвивает­ся из ранееустановленных форм гибкой адаптации к окружа­ющей среде и что характеристики,которыми оно обладает и условия, которым оно подчиняется, могут быть лучшеизучены в связи с характеристиками его же собственных предшествую­щих форм»385. Этотвывод был подготовлен циклом исследований практических умений и навыков,выполненным Бартлеттом во время войны.

В результате своих исследований Бартлеттпришел к заклю­чению,что, «вероятно, наиболее значительным положением, кото­рое мы можем высказатьотносительно мышления, является то, что оно есть умение (skill) высокогоуровня, и прежде чем пла­нировать эксперименты, мы должны особое внимание уделить тому, чтоза последние несколько лет было узнано относительно простых элементарныхумений»386.

В идее о том, что мышление представляетсобой умение и развивается из моторных умений, нет особой новизны. Нопоследовательное доказательство того, что к мышлению действительно применимыосновные характеристики функционирования практических действий, еще никем доБартлетта не пред­принималось.

По мнению Бартлетта, для теории мышлениянаибольшее значение имеют следующие результаты исследований моторных умений.Прежде всего каждое из них представляет собой систему последовательныхдвижений. Любое из этих движений приобретает свою характеристику и выполняетсвою функцию только через отношение к предыдущей и последующейреакции.

Таким образом, характер действий в сложномумении опреде­ляетсяпредвосхищением или антиципацией будущих действий. Но поскольку всякое действиедолжно согласоваться со струк­турой тех материальных предметов, над которыми совершаютсяманипуляции, постольку каждое выполняемое действие должно предвосхищатьсвойства еще не успевшего подействовать пред­мета и, следовательно,регулироваться им. Такое системное строение характерно и для мыслительнойдеятельности. Все ее операции при решении различных задач образуют единыйпроцесс, в котором значение каждою звена определяется не толькопредшествующими, но и последующими звеньями.

Стремление исследовать мышление как такойвнутренне связный процесс присуще Бартлетту. Он указывает, чтопопыт­ки реконструкцииосновных звеньев умений лишь по конечно­му результату никогда не пойдутдальше бесплодных умо­зрений.

Мыслительная деятельность такжерегулируется целями, ко­торые стремится достичь решающий задачу. При реализациипрактических умений наличный и антиципируемый признак от­делены друг от другапространством, которое преодолевается движением, как бы связывающим обапризнака в одну систему. В области умственной деятельности также существуютподоб­ные«пространства». Их Бартлетт называет пробелами. В от­личие от пространств заполнитьпробелы в умственной деятель­ности не так-то легко Процесс их заполнения, собственно, и естьпроцесс мышления.

Наконец, сопоставление практической иумственной деятель­ности приводит Бартлетта к выводу, что характерной чертой их обеихявляется направление. Применительно к мышлению это понятие означает выбориспытуемым определенной страте­гии или метода решения. Хотя сам Бартлетт и не проводилгенетических исследований связи мысли и действия, работы французскойгенетической школы и, в частности работы Пиаже, убедительно доказывают, чтоделаемые Бартлеттом сопоставле­ния не носят характера аналогий, но выявляют существенное сходствопрактической и мыслительной деятельности.

Несомненно, что мыслительная деятельностьчеловека, направленная на решение задач, может быть эмпирически описана какзаполнение пробела: человек должен в результате реше­ния отразить какие-то связи междуобъектами или их свойства­ми, которые раньше им не воспринимались. Но такоеопреде­ление мышления,повторяем, носит эмпирический характер, ибо сам Бартлетт не указывает, что жеон понимает под «пробела­ми». Кроме эмпиричности, такая характеристика мышления страдаеттакже односторонностью: важнейшей функцией мыш­ления является, может быть, нестолько заполнение пробелов, сколько их выделение и конкретизация387.

Основными способами заполнения пробеловБартлетт счита­етинтерполяцию, экстраполяцию и вычленение в объектах новых сторон.

В этих способах, по мнению Бартлетта,проявляется основная черта мышления — использование разной информациидля выхода за ее пределы, и достижение определенной цели.

Исследуя функционирование этих способов вразных усло­виях,Бартлетт лишь в очень общей форме указывает на состав самих способов. А ведькаждый из них является чрезвычайно сложной системой различных мыслительныхдействий. В каче­ствесоставных частей перечисленных выше способов Бартлетт выделяет анализ данных,осуществляемый «путем активного исследования», и извлечение правила. Например,если даны пер­выезвенья и последний член простейшей числовой последова­тельности: 1, 3, 5, 7.... 17,то для заполнения имеющегося пробела человек должен сначала рассмотретьотдельно каждый член этого ряда чисел, затем найти различие между ними и,на­конец, извлечьправило, обобщающее отношение между каждым предыдущим и последующим числом. Всоответствии с этим правилом и будет совершен окончательный акт интерполяции.Но в действительности каждый способ включает гораздо боль­шее число различных умственныхопераций —абстракцию, сравнение, синтез и другие, которые в свою очередь могут бытьпредставлены как цепи или системы реакций на различные элементы задачи Бартлеттне ставит своей целью выяснить полный состав каждого из способов, предпочитаяизучать функционирование целостных проявлений мыслительнойдеятельности.

В принципе такой подход к исследованиюмышления право­мерен.Он противоположен необихевиористическим попыткам изучить мышление. Современныепредставители поведенчества начинают исследование с выделения мельчайших единицмысли­тельнойдеятельности и их простейших систем (иерархий). В этих элементарных единицахрастворяется своеобразие ос­новных Операций мышления — анализа, синтеза, обобщения и т.д. О совокупности же этих операций тем более не может быть и речи.

Эта тенденция к выяснению микроструктурыстратегий мышления очень сильно проявляется также в теории програм­мирования мышления, развиваемойНьюэллом, Шоу и Саймоном. Перед программированием мышления ставится задачавычленить все элементарные операции, связанные с решением человеком той илииной задачи и указать точную последова­тельность этих операций. Этотспособ исследования мышления очень трудоемок. Он лишь начинает развиваться. Внем теряет­сясинтетическая характеристика стратегий мышления, состав­ление которой требует выявления вобобщенной форме сходства и различия многих мыслительных программ. В связи сэтим попытка Бартлетта вычленить более общие приемы умственной деятельностиможет только приветствоваться. Но, начиная ана­лиз с наиболее широких,синтетических способов мышления, следует продолжать его до конца, с тем чтобывоссоздать картину конкретного содержания этих способов. Такая задачастановится особенно актуальной в наши дни, когда создание «думающих» машинвплотную подвело психологов к проблеме программирования мышления человека,решение которой тре­бует очень четкого представления о каждом шаге в процессе думания.Бартлетт правильно указывает, что при изучении мышления взрослого человекаосновные частные операции его умственной деятельности уже сложились. Тем болеенеобходи­мым являетсягенетический подход к изучению мышления.

Факторный анализ.

Факторный анализ мышления примыкает кнеобихевиористическому направлению. Главным представителем такого подхода кмышлению является Гилфорд. Свою задачу представители факторного анализа видят визучении тех операций, которые применяются человеком при решении задач разноготипа. Прежде чем ответить на вопрос «как и почему» необходимо от­ветить на вопрос «что», т. е.исследовать состав мышления, пи­шут представители факторного анализа. «Мы не можемуспеш­но раскрыть, каки почему мы думаем, пока мы не знаем, како­вы основные процессымышления»388, пишет Гилфорд.

Эти процессы, или операции мышления,считаются ответами испытуемого на имеющуюся перед ним проблемную ситуацию. Вэтом отношении данное направление полностью разделяет позиции необихевиоризма.Но в отличие от необихевиоризма факторный анализ изучает не стимульно-ответныеотношения, а отношения между ответами. Такой подход вытекает изосновно­го положенияфакторного анализа, которое гласит, что в осно­ве устойчивых изменений поведенияв ответ на стандартные ситуации лежат определенные качества интеллекта. Этикачест­ва выражаются вопределенных интеллектуальных действиях и называются «факторамиинтеллекта».

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.