WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 52 |

Для определенного этапа развитияпсихологических исследо­ваний подчеркивание общей линии развития психики человека иживотных, доказательство того, что интеллектуальная деятель­ность на разных ступеняхфилогенеза имеет одни и те же закономерности, имело большое прогрессивноезначение. Но уже давно наступило время наряду со сходством выявить икаче­ственное различиев строении психических процессов животных и человека, в частности ихинтеллектуальной деятельности. Эту задачу и ставит перед собой Валлон. Основноеположение его теории гласит, что наглядно-действенный, или практический,ин­теллект, которыйисследовался на материале животных и еще не говорящего ребенка, являетсякачественно отличным от мышле­ния человека. Только это последнее и может носить собственноназвание мышления. Для обоснования этого положения Валлон привлекает первыйметодологический принцип. Он доказывает, что интеллект животных и мышлениечеловека формируются в различных отношениях, определяются связями с различнойсре­дой. Психическаядеятельность животных формируется во взаимодействии с естественной средой, сокружающими предметами и практическими отношениями между ними. Мышление жечело­века с самогоначала формируется в социальной среде; оно требует применения языка и имеетобщественную природу.

Эта логика доказательства делает понятнымвыдвижение Валлоном следующего ведущего положения. Мышление не мо­жет возникнуть путем простойинтериоризации практической деятельности. Этот тезис Валлон полемическизаостряет против психологов, которые считают, что практический интеллектпродолжается в другом интеллекте вследствие простого развития своих операций.Такая точка зрения не отвечает на вопрос, ка­ким образом из совокупностимоторных схем возникает специфически человеческое сознание. Для решения этоговопроса не­обходимо,по мнению Валлона, разобраться в узловой проблеме формирования у ребенкапредставлений: именно план действий по представлению и образует план сознаниячеловека, сферу его умственной деятельности.

Функционирование элементарногосенсомоторного интеллек­та не требует регуляций действий представлениями: оноосуще­ствляетприспособление животного только к окружающей физической среде. Невозможнопоэтому видеть источники формирования плана представлений непосредственно всенсомоторных реакциях животного или маленького ребенка, в усложнении ихприспособительного поведения в природном физическом окру­жении. Условия, порождающиедеятельность по представлениям, создаются, согласно Валлону, лишь социальнойсредой. Так Вал­лонставит перед психологией мышления очень важную пробле­му, которую, как правило, обходиливо всех предшествующих теориях мышления и которая являлась уязвимым ихместом.

Эта проблема просто не ставилась в техтеориях, которые с самого начала при интроспективном или феноменологическомисследовании мышления исходили из признания образа, как не­посредственной данности. Но онадолжна была возникнуть при изучении истоков мышления, заложенных в практическихдей­ствиях животных иребенка в раннем онтогенезе. Простые ссылки на то, что в процессе развитиядвигательные реакции входят в число промежуточных переменных и начинаютрегули­роватьпрактическую деятельность, оказываются недостаточными даже на уровне животных.Эксперименты, приводившиеся в главе, посвященной необихевиористической теориимышления, показали, что действия животных направляются некоторым процессомпредвосхищения определенных вещей в окружении животных. Следовательно, в числопромежуточных переменных следовало бы ввести какие-то элементы, осуществляющиепред­ставительствоотсутствующих в данный момент предметов.

Теория мышления необходимо должна раскрытьгенезис представительства окружающего мира в плане сознания.

Опираясь на исходное положение о ролиответной деятель­ностииндивида в развитии его психики, Валлон подчеркивает, что качественно новыеуровни интеллекта или мышления фор­мируются на основе новых способов, новых форм деятельностиребенка. Возникновение умственного плана, плана представле­ний опосредствуется особой,социально обусловленной деятель­ностью индивида — его имитирующе-подражательными дей­ствиями.

По мнению Валлона, было бы, однако,большим упрощением сводить проблему формирования действий по представлению лишьк выяснению двух вопросов — об интериоризации внешних действий и о возникновении образовотсутствующих предметов. При такой формулировке проблемы исчезает важнейшаясторо­на процессаформирования сознания — появление субъекта, ко­торый осознает себя отличным отокружающего мира, и объекта, который осознается субъектом как предмет егодействий или мышления. Действия по представлению не безличны — они осо­знаются субъектом как егособственная деятельность, направлен­ная на нечто ему противостоящее как объект его действий. Этовведение в теорию мышления проблемы субъекта отличает кон­цепцию Валлона почти от всехпроанализированных в предше­ствующих главах концепций мышления, в которых мышление представалокак безличностный процесс. Личность, субъект рас­творялись то в «состоянияхсознания», то в идущих от «задачи» детерминирующих тенденциях, то винтеллектуальных опера­циях. Но Валлон не только ставит эту проблему, он намечает и,методологический план ее решения — через исследование усло­вий формирования действий попредставлению.

Анализ всех этих основных положений теориимышления под углом зрения вопроса, пронизывающего все исследования мышленияБаллоном: «каково взаимоотношение между дей­ствием и мыслью» приводит Валлонак выводу, что между этими двумя явлениями существуют сложные иопосредствованные связи. Как бы ни казалось привлекательным положение овоз­никновениичеловеческого интеллекта прямо из двигательных схем, оно, в действительности,не отражает диалектику перехода от чувственного познания к качественно новойступени позна­ния.Основной вывод Валлона в сжатой формулировке А.И. Леонтьева гласит: «Нельзяизучение развития подменять простой констатацией последовательности явлений(post hoc propter hoc).

Мысль не рождается по прямой линии издействия, хотя дей­ствие и лежит в ее основе. Процесс развития от действия кмыс­ли может бытьпонят лишь при признании одновременно и их противоположности, и ихтождественности»343.

Проблема практического интеллекта высшихживотных и ребенка.

Наиболее отчетливо особенностипрактического интеллекта Валлон выявляет при анализе экспериментов с высшимиживот­ными.

Анализ практического интеллекта направленглавным обра­зом навыявление отличий условий его функционирования и результатов от мышлениячеловека.

Основной функцией практического интеллектаявляется приспособление животного к физической среде.

Интеллектуальное поведение животных, пишетВаллон, направлено «не на познание, а на ощутимый или полезныйрезуль­тат; онообращено не к общему, а к частному случаю»344. Усло­вием формирования и проявлениявысших форм этой деятель­ности, называемых интеллектуальными, является возникновение такогопротиворечия между организмом и средой, которое не может разрешиться черездействия инстинктов и простых реф­лексов.

Поскольку обычно под понятием «познания»подразумевают­сясоциально обусловленные результаты мышления человека, специально направленногона отражение объективной реаль­ности, постольку Валлон считает желательным обозначитька­ким-либо инымтермином результаты интеллектуально-приспособительной деятельности организмов,протекающей без рече­вых средств. С этой целью в определение ситуативного, илипрактического, интеллекта Валлон вводит термин «интуиция».

Многие материалистически мыслящиепсихологи всячески избегали этого слова, отягощенного разнообразнымиидеалистическими представлениями. Валлон возвращает его в обиходматериалистической теории. Он отвергает его значение как врожденного, независящего от практической деятельности понимания связей между окружающимипредметами. Интуиция, с точки зрения Валлона, всегда является результатомпредшествую­щихсенсомоторных действий. Она представляет собой особую форму познания, в которойеще не существует разделения субъ­екта и объекта, где нет осознавания действий, приведших кэлементарному познанию и где, следовательно, отражение предметного отношенияслито в нерасчлененный комплекс с собственным действием живого существа.Предупреждая, что речь идет о ха­рактеристике высших уровней элементарного познания, Баллонуказывает на тесное слияние в этой интуиции восприятия и дея­тельности. В нее включены такжепотребности и эмоции индиви­да. Таким образом, элементарный уровень познанияизобра­жается Баллономкак «процесс реализации своего рода динами­ческой организации, которая сжеланиями, отвращениями, аффективными влечениями субъекта и вытекающим отсюдаего поведением и движениями сочетает поле внешних перцепций, не­престанно изменяя само данноеполе, возможности действия, стремления и желания»345.

Касаясь содержания отражения, характерногодля ситуатив­ногоинтеллекта, Валлон склоняется к мысли, что основным ти­пом отражаемых отношений являютсяпространственные связи346.

Речь при этом идет не просто о примитивномотражении отдельных пространственных отношений между теми или иными предметами.Этот последний тезис развивался многими исследо­вателями и убедительно доказанэкспериментально. Валлон идет дальше. Он высказывает мысль о существовании ужена этом уровне некоторой обобщенной интуиции пространства. Эта по­следняя формируется на основепереноса в новые ситуации на­выков использовать в разных условиях разнообразныепростран­ственныесвязи вещей. Однако Валлон считает, что «динамиче­ская интуиция пространства» уживотных качественно отлична от познания пространства у человека. С его точкизрения, было бы принципиальной ошибкой представлять себе развитие познаниятаким образом, будто сначала формируется познание некоторых простейшихотношений между предметами, а потом к ним присоединяется познание более сложныхотношений. В действительности элементарное познание имеет совсем другуюструктуру, которая должна перестраиваться на более высоких Уровнях. Интуицияпространства у животных не может быть отделена от тех моторных реакций, которыеявляются способом его познания. И если животное в одном и том же объективномпространстве осуществляет над одним и тем же предметом различные действия, этотпредмет оказывается для животного как бы в различных пространствах, и емутрудно использовать предмет, над которым совершено одно действие, для другихреакций. Так, например, пытаясь достать поочередно двумя ко­роткими палками далеко лежащийпредмет, обезьяна после мно­гих безуспешных проб начинает манипулировать палками и в концеконцов скрепляет их, вставив одну в другую. Эта длинная палка однако неиспользуется животными, так как она попадает в «пространство» иногодействия.

Эти и подобные им, хорошо известные опытыс животными приводят Валлона к выводу, что на стадии практическогоинтел­лектапространство еще не воспринимается как нечто отличное, отдельное от собственнойдеятельности индивида. «...Простран­ственная интуиция, — заключает Валлон, — не является еще ин­туицией связей между объектами, взятых самими по себе. Она всегдавключена в выполняемое движение»347.

Валлон не удовлетворяется характеристикойрезультативной стороны ситуативного интеллекта. Он развивает идеи,касаю­щиеся механизмаэлементарных интеллектуальных действий. Эти последние, по мнению Валлона,формируются на основе циркулярных или циклических сенсомоторных реакций.Указа­нием нацикличность Валлон вводит результаты непосредствен­но до этого выполненного действияв число факторов, опреде­ляющих протекание реакции. Поэтому, с точки зренияВалло­на, болееправильным было бы определять основные единицы психической деятельности не каксвязь ощущения с движением, но как цепь циклических действий.

Эта идея Валлона является весьмаактуальной в наши дни, когда многочисленными исследованиями психологов (ифизио­логов) начинаетраскрываться сложнейший механизм формиро­вания различных психическихявлений, имеющих именно такой круговой, циркулярный характер. Характеристикациркуляр­ноераспространяется Валлоном на тип приспособительного поведения, носящегоназвание «проб и ошибок». Каждая так на­зываемая ошибочная пробарассматривается Валлоном как не­обходимое звено в общей линии приспособительного поведения. Каждоетакое действие должно рассматриваться не только со стороны того, является лионо ошибочным или удачным: его оценка, напротив, зависит от того, какой вкладоно вносит в подготовку последующих действий. Результатом каждогодей­ствия являютсяопределенные изменения ситуации, становящие­ся причиной определенной вариациипоследующих пробовательных реакций. Валлон специально подчеркиваетдиалектический характер процесса проб и ошибок, состоящего изпротивополож­ных парэлементов. При этом каждый элемент пары выступает то как он сам, то как свояпротивоположность. Каждая ошибка есть в то же время и маленькое открытие,продвигающее решение вперед. Каждое усилие есть уже реализация некоторойча­сти процесса.Каждое решение вырастает из цепи казалось бы прямо противоположных емуошибочных реакций. Лишь при диалектическом подходе можно увидеть впоследовательности ошибочных реакций закономерную цепь частичных успехов.«Проба и успех, ошибка и открытие, усилие и реализация, — го­ворит Валлон, — тесно и необходимо связаны междусобой. Игнорировать одно — значит совершенно лишить точки опоры другое»348.

Такая характеристика Валлоном действийпутем проб и оши­бокочень близка той, которая была дана И.П. Павловым. Раз­бирая результаты экспериментов надобезьянами, И.П. Павлов выдвинул положение, что их пробы являются не чем иным,как процессом анализа различных свойств и отношений окружаю­щих предметов. С этих позиций И.П.Павлов выступил против гештальтистской интерпретации опытов Келера. Теориюэтого последнего критикует и Валлон.

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 52 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.