WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 18 |

Расшифруй свою реальность

(Тематический судьбоанализ)

Содержание

Предисловие. Психотерапевтические возможности тематического судьбоанализа.

Часть I. Введение в судьбоанализ

Глава 1. Фрейд, Цонди и невроз судьбы

Глава 2. Абрахам, "призрак" и "склеп"

Глава 3. Бабочка взмахнула крыльями, и обрушился ураган

Глава 4. "Я – это, прежде всего, Другой"

Глава 5. Без Другого себя полюбить невозможно

Глава 6. Судьба навязанная и судьба выбранная

Глава 7. Парадокс любви

Глава 8. Жизнь есть пророчество

Часть II. Тематический анализ судьбы

Глава 1. Драматургия жизненных тем

Глава 2. Главная тема судьбы и ее определение

Глава 3. Толкование снов

Глава 4. Толкование обыденной жизни

Глава 5. Прогнозирование во времени

Глава 6. Моментальное психопортретирование

Тезаурус (расположение слов в алфавитном порядке)

Приложения.

Предисловие

Психотерапевтические возможности тематического судьбоанализа

"Расшифруй свою реальность, и ты получишь доступ к своему предназначению". – Так однажды мне сказал мой Учитель. (Я описал его в своей книге "Конструктор реальности").

Неприятности легче предупредить, чем потом от них излечиваться. Осознавая обоснованность мудрости "от судьбы не убежишь", зададимся ответным вопросом – а зачем, собственно, от нее бежать И главное – куда

Какой смысл убегать от того, что даровано нам в качестве величайшего потенциала собственного счастья Мои исследования показали, что личные драмы и катастрофы возникают как раз там, где человек начинает отклоняться от пути своего предназначения, то есть от своей судьбы. Вторя Юнгу, вполне доказуемо можно завить, что если люди не идут навстречу Духу, то он сам устремляется к ним, но уже не в виде просветленных озарений, а в виде неврозов и катастроф.

Наша глубочайшая ошибка заключается в том, что в погоне за миражами мы упускаем самую важную часть нашей жизни – саму жизнь, подменяя ее проживанием. Запрограммированные одержимостью поддельных ценностей, мы становимся верноподданными тех сил, которые, в конечном итоге, нас и уничтожают. И если мы не разбрасываем свой жемчуг перед свиньями, то охотно меняем его на тридцать серебренников, а ведь стоит он куда как дороже. Предавая себя, мы, в общем-то, совершаем иудин грех. Иуда, как известно, жизнь закончил петлей. Это не значит буквально, что мы, предавшие себя, рано или поздно побежим за веревкой и мылом, хотя случается и такое. Петля кошмаров и без того туго затягивается на нашей шее, удушая долженствованиями, страхами, тревогами, пустотой, пронзительной тоской от осознания бессмысленности существования в ежедневной круговерти надрывного и истязающего выживания, где человек человеку становится уже не волком даже, а просто бревном.

Проводя судьбоаналитические занятия с пациентами, я с радостью наблюдал, как они, выбираясь из унылой трясины своей поденщины, возвращаются к себе, себе же возвращая утерянный смысл своего существования.

И теперь - посредством тематического судьбоанализа содержание красивого, но расхожего выражения "найти себя" раскрывается вполне конкретно и без всякого пафоса: найти себя – значит... впрочем, прочитайте эту книгу, в которой синтезируются психоанализ и герметическая философия, и Вам все станет ясно.

ЧАСТЬ 1. ВВЕДЕНИЕ В СУДЬБОАНАЛИЗ

Глава 1. Фрейд, Цонди и невроз судьбы.

Некогда Фрейда поразил тот факт, что у определенных пациентов со стойкой периодичностью проявляется тенденция попадать практически в одни и те же неприятные ситуации. Заинтересовавшись подобным феноменом, патриарх психоанализа обнаружил, что такое повторение целых эпизодов жизни сходно с воспроизведением одинаковых переживаний или ночных кошмаров. У всех у них присутствует общая черта – навязчивый характер. Исследователь пришел к выводу: повторение в действии есть своеобразный способ припоминания забытых событий. Подобное явления было определено им как – невроз судьбы. Итак, невроз судьбы – это навязчивое повторение в жизни субъекта одинаковых по сути проблемных ситуаций.

Если смотреть шире, то каждую нашу жизненно значимую проблему можно диагностировать как невроз судьбы. И проблема заключается не в том, что у нас есть проблемы, а в том, что они с неизменной периодичностью повторяются. В этом-то и состоит проблема.

Собственно же термин "судьбоанализ", "психология судьбы" связаны с именем Леопольда Цонди. Его знают как автора всемирно известного теста, но, к сожалению, мало кому знакомы его фундаментальные разработки, изучающие понятие судьбы с точки зрения психиатрии.

Получая медицинское образование, Цонди одновременно заинтересовался учением Фрейда и перечитывал своего любимого Достоевского (автора, которого, кстати, весьма чтил и сам Фрейд). Цонди обратил внимание на то, что герои Достоевского разделяются на две ярких категории: с одной стороны преступники, с другой – чуть ли не святые. Молодой проницательный исследователь предположил, что подобная склонность писателя обусловлена тем, что тот сам носил в латентном состоянии и убийцу, и святого, обусловленную влиянием его генофонда. Впоследствие эта гипотеза была подтверждена биографами Достоевского, которые среди его предков обнаружили и действительных убийц, и людей весьма благочестивых. Таким образом, ученый подошел к тому, чтобы для себя сформулировать осознанное понятие судьбы, в наличии которой он не раз убеждался на фронте, куда попал лейтенантом медицинской службы. Однажды батальон, где он служил, подвергся шрапнельному обстрелу. Когда атака утихла, Цонди обнаружил, что "предназначившийся" ему смертоносный осколок снаряда застрял… в переплете книги "Толкование сновидений", которую он носил в ранце.

В 1916 г. Цонди тяжело заболел и попал в госпиталь, где за ним ухаживала белокурая, миловидная медсестра, в прошлом преподавательница иностранного языка. Молодой офицер медицинской службы, увлеченный своими чувствами к девушке, однако, не забыл припомнить, семейный эпизод, случившийся с его старшим сводным братом, который тринадцать лет назад влюбился в очаровательную блондинку, преподавательницу иностранного языка. Они поженились, но брак оказался несчастливым. Вскоре Леопольду приснился сон - его родители обсуждали неудачную жизнь его брата. Благодаря этому сновидению Цонди пережил озарение, в котором осознал, что бессознательно пытался повторить печальную судьбу своего родственника. Восставший против такого рока, пациент наутро объявил, что совершенно здоров, покинул госпиталь и отбыл в свою часть.

Данный случай, впоследствии дополненный обстоятельными клиническими наблюдениями, натолкнул Цонди на идею существования "родового бессознательного", расположившегося между индивидуальным бессознательным, открытым Фрейдом и коллективным бессознательным, обнаруженного Юнгом.

Согласно представленной концепции род предков оказывает самое действенное и непосредственное влияние на судьбу его отдельного представителя, что проявляется в формировании "архетипа" – фигуры предка, конечная цель которой "заключается в том, чтобы полностью повториться в жизни потомка в той самой форме экзистенции, в которой она один или несколько раз проявляла себя в истории целого рода". Влияние родового бессознательного настолько сильно, что в жизнедеятельности потомков определяет их безотчетный выбор профессии, увлечений, друзей, брачного партнера, и даже особенности смерти. Например, Хемингуэй застрелился из того же оружия, что и его отец.

2. Абрахам, "призрак" и "склеп"

Дальнейшее развитие тема судьбы получила в работах психоаналитика фрейдовского направления Николя Абрахама. В своих исследованиях, касающихся механизмов передачи таинственных влияний внутри рода, он выделил такие понятия как "призрак" и "склеп".

Концепция "призрака" пересекается с идеей Цонди о существовании "архетипа" – фигуры значимого предка. Анализируя пациентов, которые не могли объяснить мотивы своего поведения и описывали ощущение, словно за них эти действия совершал некто другой, Абрахам решил данное сообщение принять буквально и выдвинул гипотезу – а что если этот другой существует реально и на самом деле оказывает самое непосредственное воздействие на человека Но в таком случае, кто этот другой, и откуда он появился

Памятуя о том, что каждый индивид органическим образом вписан в историю своего рода, Абрахам делает вывод, что этим другим, действующим в нас, является один из наших предков, а точнее, тот, кто нес в себе какую-то тайну, связанную либо с особенной смертью, либо с чем-то темным, постыдным, подозрительным, неприемлемым с точки зрения морали того времени, выражаясь терминологией Юнга, "теневым" аспектом существования. И этот призрак, словно плохо захороненный мертвец, восстает из своей могилы и через одно-два поколения начинает действовать, вселившись в своего потомка, который, в свою очередь, становится своеобразным хранителем этой невысказанной тайны, поселившим в "склепе" своего бессознательного ожившего беспокойного покойника.

Подобная связь осуществляется через бессознательные механизмы интроекции, инкорпорации, то есть символического включения объекта внутрь себя, и становится стихийным соединением двух душ. При этом потомок может ничего не знать ни о жизни, ни о кончине своего предка, но подобное незнание как раз и усиливает давление призрака, проявляющего свою активность через странные ситуации, симптомы и жизненные коллизии, которые быстро прекращаются, как только тайна призрака оказывается разгаданной. В последнем положении содержится и основной феномен психоанализа: мы страдаем от невысказанности; и если невысказанное продолжает удерживаться, оно проявляет тенденцию прорываться на уровень ситуаций; однако, как только мы высказываем невысказанное, озвучиваем его, вербализуем в текст, тиски невротического рока разжимаются и отпускают нас.

Оригинальный психоаналитик, развившая технику трансгенерационного анализа, А.А. Шутценбергер, так и полагает, что немецкий термин das Unbewusste, традиционно переводимый как "бессознательное", более близок таким понятиям как "невысказанное", "невыраженное".

Накапливая это "невысказанное" в себе, мы формируем трагедию своего существования. И основа нашей жизненной драмы, ее гнетущий и тяжеловесный сюжет произрастает из наших тайн. В связи со сказанным интересно отметить последствия пресловутой декларации о том, что "в женщине должна быть какая-то тайна, загадка". Из обследованных мною четырехсот пар, исповедовавших веру в эту формулу, ни одна, в конечном итоге, не оказалась счастливой.

"Призрак, - пишет Абрахам, - это работа в бессознательном с тайной другого, в наличии которой нельзя признаться". И этот неведомый призрак способен передаваться от бессознательного ("невысказанного") родителя к бессознательному ребенка.

Соответственно, "склеп" собою представляет сокрытую часть нашей личности, в которой и размещается "призрак".

"МОЙ ПРЕДОК"

("ПРИЗРАК")

"Я"

("МОЙ СКЛЕП")

"Обстоятельства моей смерти довольно странные…"

"Я умер не своей смертью…."

"Я умер, но меня плохо похоронили…"

"Я пережил позор…"

"Я перенес постыдную болезнь…"

"Я подвергся несправедливости судьбы…"

"Я проявлял супружескую неверность, но это тайна…"

"Я отбывал срок в тюрьме…"

"Я подвергался преследованиям…"

"Я лечился в психиатрической больнице…"

"Со мною что-то не так…"

"Я страдаю…"

"Меня преследуют неудачи, долги…"

"Я часто испытываю чувство холода и озноба…"

"Мои намерения срываются…"

"Мои планы расстраиваются…"

"У меня хронические головные боли…"

"С моим ребенком происходит что-то странное…"

Трансгенерационная передача тайны через 1- 2 поколения путем механизма интроекции, инкорпорации и установление имажинальной (интуитивной) связи между предком и потомком

Исходя из данной концепции, можно достаточно четко объяснить и случаи так называемого одержимого поведения. Сюда можно отнести все случаи, которые заставляют человека страдать и проявляют характер навязчивого повторения – либо мыслей, либо чувств, либо состояний, либо ситуаций, либо поведения…

3. Бабочка взмахнула крыльями, и обрушился ураган

Если присмотреться внимательнее к своей жизни, то можно обнаружить в ней множество совпадений. И главный вопрос заключается не в том, существуют ли совпадения – очевидность хода вещей выявляет их на каждом шагу – а в том, насколько они случайны или закономерны. Сколь бы мы ни философствовали по поводу этих категорий, наглядный опыт психоаналитической практики подтверждает, что случайностей в расхожем смысле этого слова не бывает. Есть то, что случается. Но случающееся совсем не случайно. Оно обусловливается целым множеством взаимопересекающихся и взаимообусловливающихся рядов причинно-следственных связей. В науке хорошо известен butterfly effect ("эффект бабочки"), который в 70-х годах двадцатого века обнаружил Эдвард Лоренц, изучавший методы прогнозирования погоды. Бабочка просто взмахнула крыльями в Амазонии, и над Техасом пробушевал Торнадо. Полетели линии электропередач, застопорилось движение на автострадах. Кто-то не успел вовремя на фондовую биржу, и в результате – банкротился.

Динамика хода событий проявляется в том, что все связано со всем и с каждым в отдельности. Легко понять, что грандиозная механика подобной тотальной взаимообусловленности поддерживает постоянство мира, и если допустить хотя бы одну "несанкционированную" (этой самой механикой) случайность, то само существование мира становится весьма проблематичным, потому что – бессмысленным.

Сплетение закономерностей есть смысл. Смысл всегда разумен, само слово говорит об этом: смысл – стало быть, с мыслью. Но то, что разумно – психично, ведь разум и определяется как одна из составляющих психики. А, следовательно, и все наше бытие не просто разумно, оно психично, и законы мира имманентны законам психики.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.