WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 22 |

Быть полностью сознательным значит перейти разделенность субъекта и объекта. Человек "есть" в гораздо большей степени, чем человек "делает". Человек пытается отождествить себя со всеми и со всем. Рам Дасс говорит, что мы должны не следовать Десяти Заповедям мы должны стать Десятью Заповедями.

Хотя Рам Дасс не использует этот термин, но большинство его описаний полностью сознательного разума соответствуют характеристикам "первичного процесса" термин Фрейда, соответствующий разуму мечтателя и психотика. В этой системе, вместо конвенциональной грамматики представлены сгущение, смещение, парадоксы и противопоставления. Отсюда и исходит точка зрения Рам Дасса, что мечтатель и психотик более сознательны, чем типичный обыватель в своей бодрствующей повседневной жизни. Рам Дасс терпим и снисходителен к психотикам, считая, что такие люди могут быть источником мудрости, которую негде получить, кроме как у них. Этой формулировкой он как бы акцентирует внимание на том, какие бывают психотики: измененное состояние сознания само по себе не есть мудрость, но мудрый человек порождается им.

В понятие "сознание" Рам Дасс включает практически неограниченные возможности человека, потенциально существующие в нем. Сознание, не ограниченнее конвенциональной мыслью, результатом которой, являются ограничения времени и пространства, может в буквальном смысле сдвинуть гору.

Такая перевернутая концепция была провозглашена Лоуренсом Куби в его понятии нормы гипотетических условий, при которых все содержимое разума освобождается от всякого рода репрессий и становится полностью сознательным. Из этой формулировки Куби следует, что патология это любое отсутствие сознательность. В недавно вышедшей книге Харта и др. "Становление психической нормы", авторы разделяют некоторые из допущений терапии "первоначальных криков" Янова, рассматривая конвенционального человека как становящегося психически ненормальным в целях самозащиты. Психическая норма достигается только тогда, когда человек полностью осознает, против чего направлена его самозащита. Аранжировка сознания, от самого пустого до самого полного, обозначается планами, энергетическими центрами, называемыми чакрами. Их семь, и они расположены вдоль позвоночного столба, от копчика до макушки. В идеале психическая энергия свободно течет от одного плана к другому. В действительности, западный человек живет в первых трех чакрах. У него могут быть проблески активности четвертой чакры, но остальные, трансцендентные планы, находятся вне досягаемости. Подобно психосексуальной модели либидо Фрейда, энергия может быть захвачена и зафиксирована с последующей концентрацией на том или ином уровне. В принципе же, эти фиксации или блоки могут работать таким образом, что заключенная в них энергия будет продолжать двигаться вверх или окажется посланной к любому плану сознания с тем, чтобы быть полезной в той работе, для которой предназначен данный план сознания. Подобную схему используют и последователи Вильгельма Райха биоэнергетики. Они восприняли эту формулировку буквально и разработали тесты, цель которых снятие блоков, задерживающих поток энергии. Согласно Рам Дассу, мы, заточенные в своих ограниченных уровнях сознания, даже не можем себе представить, что мы упускаем. И он открыл это благодаря ЛСД. В настоящее время Рам Дасс утверждает, что для этого вовсе не обязательно принимать ЛСД. Расширение сознания доступно каждому, и Рам Дасс ставит в пример восточных адептов, оспаривающих постулаты и предсказания западного мира. Они обладают такими способностями как телепатия, ясновидение, нечувствительность к боли, способность питаться лишь двумя стаканами молока в день, и им достаточно лишь двух часов сна в сутки.

Вызов Рам Дасса прост и ясен: если бы мы расширили свое сознание, мы бы думали, чувствовали и жили лучше и совершенно иначе, открыли бы в себе практически бесчисленные дремлющие в нас способности. Наша цель находится не во внешнем пространстве, a в поиске внутреннего пространства, чтобы обеспечить себе возможность такого роста.

"Мелодрама" это ключевое слово Рам Дасса, выражающее способность человека серьезно, с нахмуренными бровями, "влипать" в собственные мысли, чувства и реакции, отождествляться с объектами, людьми, всевозможными интересами. Используемое Рам Дассом слово "мелодрама" еще сильнее звучит в контексте с рекомендуемой им позицией отделения, его версии учения Будды. Отделение это эфемерная срединная точка между состоянием патологической серьезности и сдержанной отстраненности. Такая позиция дает точку отсчета, допускающую чувство иронии и способность к восприятию парадоксов. Она защищает нас от травм и катаклизмов. Поскольку, говорит Будда, всякое решение одновременно правильно и неправильно, мы не должны стремиться к тому, чтобы быть всегда правыми и не сокрушаться, когда неправы. Рам Дасс говорит: "Я могу делать только то, что я делаю, потому что, как только у меня появится озабоченность, я пойман в ловушку, а как только я буду пойман, единственное, что я смогу сделать, это поймать и вас". Еще в одном высказывании на тему отстраненности Рам Дасс говорит, что не отказывается от того западного ученого, который есть в нем, но отказывается от отождествления с ним. При таком "влипании" он неизбежно будет страдать от критики, жалеть себя, добиваться признания и в конце концов может скомпрометировать свою способность мыслить. Находясь же в стороне от " мелодрамы ", он застрахован от такой ловушки, это то, чего Рам Дасс хотел бы и от каждого ученого.

В художественной критике слово "мелодрама" означает эстетически низкопробную постановку. В расширенном сознании, где нет места низкопробности, мелодрама это то, что происходит на другом плане сознания. Психиатрия иногда рассматривает отделение как показатель нарциссизма, когда отождествление не происходит, так как такой человек не заботится о других. То же происходит и при шизофрении, где отождествление дезориентирует человека. Если бы Рам Дасс находился в состоянии сознания, допускающем возражения, он бы отверг оба положения. Вместо них он, возможно, предложил бы читателю проверить мысли, высказанные в этой книге, на собственном опыте. По крайней мере, такой читатель согласился бы с тем, что мысли Рам Дасса содержат больше тепла и контактности по сравнению с нарциссическим мышлением и больше мужества и контактности по сравнению с шизофреником. Более того, в его отстраненности чувствуется расточительство, здравость ума и реализм, сквозь которые проглядывает добродушное подмигивание. Идея отстраненности Рам Дасса ассоциируется с положениями психоанализа "отсутствие желания" и "нейтральность". Последователи гештальттерапии и им подобные транслируют эти идеи (при условии некоторого потенциального побуждения человека) в понятии "делать свое дело", самому нести ответственность за себя. В самом деле, поклонники гештальттерапии выражают этот смысл отождествленного отделения следующим образом: "Я делаю свое дело, ты делаешь свое... И если мы случайно встретимся это будет прекрасно. Если нет этому можно помочь". Однако это только красивые слова, они неточно отражают действительность. В той или иной степени большинство человеческих взаимоотношений, и в частности те, которые несут конкретную или косвенную помощь ближнему, целью которой является полезное изменение человека, обусловлены отождествлением, оценкой и целью, которые могут не иметь никакого отношения к выбору и потребности участников. В особенности это заметно, когда последние изменяются в ходе процесса взаимоотношений. Такое отождествление происходит с техническими ролями и терапевтической помощью, с понятием умственной нормы, с социальными представлениями и чувствами, такими как брак, дети, род занятий, с культурными оценками: табу на каннибализм, убийство, инцест и т. д. Будучи отождествленными со всем этим, мы не способны в полной мере к анализу, оценке, знанию и пониманию всех этих вопросов, мы можем лишь реагировать на них в ограничениях ситуационного поля. "Терапевтический образ" может быть построен на совпадении целей. Соглашение на отождествление себя с этими целями временно. оно не отрицательно, и может закончиться по истечении какого-то срока, если последует переоценка ценностей. Насколько же лучше, говорит Рам Дасс, если мы просто согласимся на расширение сознания, куда бы это нас ни привело. Если мы встанем посреди комнаты и будем просто наблюдать расширение своего сознания, все будет хорошо и многое покажется более забавным, чем оно казалось раньше. Итак, результат отделения будет выглядеть следующим образом: тот, кто владеет собой плохо, будет владеть собой лучше, потому что в человеке существует присущая ему доброта, способность к изменению, неиспользованная энергия, невостребованные таланты, которые только и ждут свободы проявления. Еще одно следствие отделения: жить мудро значит избегать противопоставления, присущего позиции отождествления. Отождествление с одним объектом означает противопоставление себя другому, а находиться в противопоставлении значит утверждать во взаимоотношениях концепцию субъекта-объекта. Отделение же, наоборот, способствует слиянию субъекта и объекта, увеличивает гибкость, допускающую союз посредством единения. Аналогично тому, как в японском боевом искусстве айкидо человек, когда он сталкивается с явным перевесом противника в силе, добавляет себя к этой силе в новой комбинации, достигая двойного результата: избегает конфликта и накапливает силу. Западные теории декларируют неизбежность конфликта, основываясь на мысли, что противопоставление является необходимым способом жизни. Безусловно, это справедливо в том случае, когда человек отождествлен. Но когда он отделен от всякой мелодрамы, нет ничего, что можно было бы противопоставить. И наконец, отделение от прошлого и будущего обеспечивает наиболее полное переживание настоящего. До тех пор, пока мы привязаны к желаниям, мы подвержены страданию из-за неудовлетворенности, удовлетворив же их, мы тоже страдаем, понимая, что это не может длиться вечно. Будущее наших пустых фантазий грабит настоящее. Рам Дасс одновременно смотрит вперед и назад, находясь между двумя своими мирами, нередко определяя себя в созвучии с тем клиницистом, психологом и психиатром. которым он отчасти является. Он рассматривает последнего как прискорбное выражение ограничения сознания человека Запада, пойманного в причинно-следственную ловушку, погрязшего в своих концепциях и конструкциях моделей сознания, чувств и поступков. Как и большинство ратующих за реализацию потенциальных возможностей человека, наряду с глашатаями Нового Сознания, Рам Дасс говорит, что он в течение пяти лет практиковал психоанализ и основанную на психоанализе психотерапию, и в итоге обнаружил их недостаточность. Он утверждает, что анализировал себя в течение пяти лет, и в результате аналитик, сидящий в нем, определил, что он слишком слаб, чтобы выжить в обществе. В качестве экспертного доказательства он рассказывает о своей работе психотерапевтом в студенческой Службе Здоровья в течение восьми лет. Приведенные Рам Дассом доводы спорны. Аналитик, который к концу своей пятилетней работы делает заключение, что его пациент слишком слаб, чтобы жить в обществе, вряд ли компетентно проводит анализ. Если бы это не было сказано Рам Дассом, это означало бы или его недопонимание или то, что Рам Дасс, не являясь слабым для жизни в обществе, довольно слаб как аналитик в различных специальных методах адекватного анализа. Но если это так, то такой попытки вообще бы не стоило предпринимать, не говоря уже о том, чтобы заниматься этим в течение пяти лет. Несмотря на то, что нарисованный Рам Дассом автопортрет беспристрастного исследователя, хорошо осведомленного относительно феноменов, с которыми он имеет дело, терпит неудачу, но все же он ставит проблемы, с которыми психоаналитики не могут не считаться. Психоаналитики могут использовать свои концепции и построения для объяснения или обоснования феноменов. которые допускают совершенно иной, столь же корректный способ решения. В принципе, однако, этого не должно быть. Фрейд, например, серьезно интересовался оккультными науками. Любой психоаналитик отдает себе отчет в том, что он может, например, корректно подставить мотивы для индивидуальной веры в Бога, но это ничего не говорит о том, существует ли Бог вообще.

Западный человек имеет тенденцию упускать настоящее в силу того, что западная культура ориентирована на цели в будущем. Нередко он предполагает начать жить в свое удовольствие лишь после того, как получит образование, когда будет располагать деньгами, вот подрастут дети... Пока он связывает свои надежды на счастье с приобретением чего-то внешнего, он может проглядеть и даже потерять тот дар опыта, который он мог бы получить прямо сейчас, не откладывая. Открытость чувств есть ключ, несравненно более эффективный, чем распланированное во времени действие, именуемое "накоплением опыта". В гештальттерапии беспокойство описывается как функция страха, как ориентация на будущее, предназначенная для защиты себя от последующего стыда и, возможно, опасности, и все это ценой утраты настоящего. Рам Дасс утверждает, что мы не можем получить удовольствия от, скажем, порции мороженого в полной мере, по тому что сознание того, что оно скоро кончится, вкрадывается настоящий момент и лишает нас полноты наслаждения. Беспокойство, больное место нашей цивилизации, обусловлено заботами о будущем, которые подавляют, а подчас и разрушают полностью настоящий момент. Насколько психотерапия, явно или подспудно, будет привязана к целям, отстоящим во времени от сейчас, настолько она будет поощрять эту губительную для настоящего ориентацию на будущее.

Рам Дасс критикует психоанализ за его установку на интеллект, а не на чувство. Рам Дасс говорит, что, в сущности, психоаналитики одержимо воюют против чувств, манипулируя идеями и изобретая мотивы для, как правило, достаточно неэффективных действий по нейтрализации патологий. Как утверждают некоторые критики, это свойственно людям, стремящимся достичь научных степеней как аванса в системе, где награды присуждаются за идеи, организаторские способности, точность, что чаще всего достигается за счет спонтанности и интенсивности чувств. Знание, в его противоположности чувствам, старая проблема в психоанализе. Давно уже обнаружено, что сложность и обширность различных психоаналитических теорий, тенденции формулирования причинно-следственных отношений в клинической терапии, а также поиски объяснений "любой ценой" могут привести врачей-профессионалов к некорректным логическим построениям. Психоаналитики экзистенциальных и поэтических склонностей пытаются противодействовать таким тенденциям, фокусируя свое внимание на приобретении непосредственного опыта и отдавая предпочтение чувствам.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 22 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.