WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |

Согласно представлениям моноцентризма, каждыйновый вид рода Homo, соответствующий новой стадии антропогенеза,формиро­вался впределах какой-то определенной части ареала предкового вида и затем расселялсяиз этого центра, постепенно вытесняя предковую форму и отчасти гибридизируясь сней. Так, в концепции ши­рокого моноцеатризма (Я. Я. Рогинский, 1949, 1964, 1968)прароди­ной неоантропапризнается обширная территория, включавшая Переднюю Азию и, возможно,Юго-Восточную Европу. Основанием для этого является, с одной стороны, наличиеряда прогрессивных особенностей (слабо развитый подбородочный валик, болеевысокий лоб и др.) у неандертальцев, населявших указанные области, сдру­гой стороны— уже упоминавшиесятрудности, возникающие при попытках вывести неоантропов от ряда периферическихпопуляций палеоантропов, в частности от классических неандертальцев ЗападнойЕвропы благодаря наличию у них ряда специфических признаков (см. выше), которыетрактуются как приспособления к жизни в су­ровых условиях приледниковойзоны.

Сторонники теории полицентризма(впервые обоснованной Ф. Вайденрайхом, 1939, 1943) обращают внимание наследующие факты:

1) широкое расселение представителей каждойстадии антропо­генезав Старом Свете и формирование их локальных форм (подвидов) в разных регионахЕвропы, Африки и Азии;

2) наличие у представителей древних локальныхформ специфи­ческихособенностей строения, которые в некоторых случаях просле­живаются в данном регионе отстадии архантропа до неоантропа (так, уже у синантропов была выражена такназываемая лопатообразная форма верхних резцов, характерная для представителейсовременной монголоидной расы);

3) частая встречаемость явлений параллельнойэволюции, хо­рошоаргументированная фактами по филогенезу самых различных группорганизмов;

4) по данным археологов, на всей территорииСтарого Света куль­тура развивалась в целом равномерно и параллельно; при этом ненаблюдалось резких и внезапных изменений культуры, которых сле­довало бы ожидать при вытеснении,например, классических неан­дертальцев кроманьонцами, вторгшимися в Западную Европу.На­против, повсеместномустьерская культура постепенно преобразует­ся в верхнепалеолитическую (Г. П.Григорьев, 1970).

На этих основаниях теория полицентризмасчитает более вероят­ной параллельную эволюцию нескольких филетических линийго­минид, снезависимым приобретением особенностей последующих стадий, от архантропов донеоантропов на разных континентах Ста­рого Света. Современные большиечеловеческие расы (европеоиды, негроиды, монголоиды и австралоиды) выводятсяпри этом от раз­ныхподвидов палеоантропов и даже архантропов.

В Новый Свет человек проник относительнонедавно (около 25 000—30 000 лет назад) и, как предполагают, уже на стадиинеоантропа.

Серьезным аргументом против крайнегопонимания полицентриз­ма (как длительной, полностью независимой и параллельнойэволю­ции разныхфилетических линий) является биологическое единство современного человечества,несомненно, представляющего один био­логический вид, в пределахкоторого происходило и происходит сво­бодное скрещивание расовыхгруппировок любого ранга. В этом от­ношении человек существенно отличается от большинства других видоворганизмов, у которых внутривидовая дифференциация с воз­никновением большего или меньшегочисла подвидов обычно ведет к обособлению некоторых из них в качестве новыхфилетических линий, теряющих генетическую связь с родоначальной формой.Возможно, причиной этой особенности человека является специфическийхарак­тер егоэволюции, который мы уже обсуждали выше: наличие особой социальной среды ифонда материальной культуры, стоящих как бы между людьми и внешним миром,позволяют человеку приспосабли­ваться к изменениям внешних условий, не меняя своих основныхнаследственных биологических характеристик.

Расы человека по происхождению соответствуютподвидам, т. е. крупным аллопатрическим популяциям, складывающимся вопре­деленных,достаточно обширных областях видового ареала (в какой-то мере обособленных другот друга) и приобретающим под контро­лем естественного отборанаследственные особенности, которые явля­ются приспособительными кспецифическим условиям занимаемой территории.

Некоторые отличительные особенности большихчеловеческих рас поддаются истолкованию как приспособительные признаки (Э.Майр, 1974). Так, темная окраска кожи у представителей негро­идной и австралоидной рас,очевидно, является адаптацией к жизни в тропическом поясе, защищая организм отдействия ультрафиолето­вого облучения. Точно так же курчавые волосы, образующие густую«шапку», предохраняют голову от перегрева, а характерные для южных распропорции тела с относительно коротким телом и длинными конечностями болееблагоприятны для увеличения теплоотдачи. Противоположный тип телосложениямонголоидной расы позволяет, напротив, уменьшить теплоотдачу (за счетуменьшения отношения поверхности тела к его массе), что может иметьприспособительную ценность в условиях резко континентального климатаЦентральной Азии, с сильными морозами и ветрами в зимний период. Характерныйузкий разрез глаз представителей монголоидной расы, прикрытых продольнымискладками верхних век, может быть, уменьшает риск засорения глаз пылевымичастицами при сильном ветре. Труднее указать приспособительный смысл основныххарактеристик европео­идной расы (светлая кожа, высокая переносица и длинный узкий нос,обильный третичный волосяной покров и др.). Возможно, некоторые из них (как ивообще многие внешние отличительные расовые призна­ки человека), не имея собственнойприспособительной ценности, возникли коррелятивно (как результат плейотропногоэффекта генов или взаимодействия разных морфогенетических систем в онтогенезе)при отборе каких-либо приспособительно важных, но менее заметных признаков(например, большей устойчивости к простудным заболева­ниям или артритам, столь обычнымво влажном и прохладном клима­те Европы) (Э. Майр, 1974).

Так или иначе, но многие из расовых отличийсами по себе, по-видимому, не имеют существенной адаптивной ценности. На этомосновании некоторые ученые считают вероятным закрепление таких признаков впроцессе расогенеза посредством дрейфа генов (т. е. на основе вероятностныхпроцессов, ведущих при обособлении малых популяций к изменениям их генофондабез участия естественного отбора 1

60). Однако против этого говорит указанное выше сохранениесвободного скрещивания всех расовых группировок современного человечества,поскольку дрейф генов должен (будучи статистической закономерностью,действующей безотносительно к специфике эво­люции человека) в каком-топроценте случаев обязательно приводить к генетической изоляции, делающейскрещивание разных популяций невозможным. Поэтому представляется болеевероятным искать объ­яснения неприспособительного характера многих расовыхпризна­ков либо вявлениях коррелятивной изменчивости, либо в самой спе­цифике эволюции человека,определяемой его трудовой деятельностью.

Выше мы уже отмечали, что, согласно теорииполицентризма, современные большие расы возникли в результате длительнойпараллельной эволюции нескольких филетических стволов на разных материках;европеоидная — вЕвропе, негроидная —в Африке, мон­голоидная — в Центральной и Восточной Азии, австралоидная — в Австралии. Однако, еслиэволюция расовых комплексов и шла па­раллельно, она не могла бытьнезависимой: древние проторасы долж­ны были взаимодействовать друг с другом, скрещиваясь наперифе­риях ареалов иобмениваясь генетической информацией; в ряде райо­нов сформировались промежуточныемалые расы, характеризующиеся средним состоянием признаков. Так, промежуточноеположение меж­дуевропеоидной и монголоидной расами занимают южносибирская и уральская, междуевропеоидной и негроидной — эфиопская и т. д.

С позиций моноцентризма современныечеловеческие расы пред­ставляют собой относительно поздно (25 000—35 000 лет назад)сфор­мировавшиесягруппировки, обособившиеся в процессе расселения неоантропов из области ихвозникновения. Однако и сторонники моноцентризма допускают возможностьскрещивания (хотя бы огра­ниченного) неоантропов во время их экспансии с вытесняемымипо­пуляциямипалеоантропов (как процесса интрогрессивной гибри­дизации), с проникновениемнекоторых аллелей последних в гено­фонды соответствующих популяций неоантропов, что также моглоспособствовать расовой дифференциации.

Существуют и своего рода компромиссные междумоно- и поли­центризмом концепции, допускающие расхождение филетическихли­ний, ведущих кразным большим расам, на различных уровнях (ста­диях) антропогенеза, напримерболее близких друг к другу евро­пеоидов и негроидов уже на стадии неоантропов (с первоначальнымразвитием их предкового ствола в западной части Старого Света), тогда как ещена стадии палеоантропов могла обособиться восточная ветвь (монголоиды, и, можетбыть, австралоиды 1

61).

Во всяком случае, какую бы из этих концепцийни принимать, фактом остается биологическое единство современного человечества,будущее развитие которого (после ликвидации искусственных расо­вых барьеров, имеющих социальноепроисхождение), несомненно, должно привести к постепенному слиянию всехрас.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Завершая наш обзор эволюционной историиважнейших групп организмов, представляется целесообразным хотя бы вкратцеостано­виться наанализе причин, обусловливающих те или иные конкрет­ные направления филогенетическихпреобразований.

Жизнь представляет собой форму существованиясложных орга­ническихсоединений —нуклеопротеидов, структурно организован­ных в виде биологических системразного ранга. Структурными еди­ницами живой материи являются интегрированные целостныесисте­мы — организмы. Сложность живыхсистем сама по себе повышает их уязвимость, снижает устойчивость перед лицомизменений внешней среды. Разрушению и гибели живых систем при неблагоприятныхизменениях внешних условий противостоят два их важнейших свой­ства: 1) способность ксаморегуляции (системный гомеостаз) и 2) спо­собность к самовоспроизведению,основанная на свойствах молекул нуклеиновых кислот (редупликация) и ведущая кразмножению систем данного класса.

Хотя механизм редупликации обеспечиваетточную передачу наследственных признаков от родительского поколения к потомкам,при различных изменениях внешней среды неизбежно в каком-то проценте случаевдолжны возникать ошибки в работе этого механизма, ведущие к появлению новыхнаследственных признаков (или их но­вых состояний). Размножение живых систем вместе с возникновениемих новых вариантов создает предпосылки для действия естественного отбора(сохранение, или выживание, тех вариантов систем, которые лучше соответствуютсуществующим условиям, и преимущественное воспроизведение таких систем). Визменяющейся внешней среде неизбежным результатом действия естественного отборабудет эво­люционныйпроцесс, т. е. наследственные изменения организмов, при­спосабливающие их к новым условиямсуществования.

Таким образом, неизбежность эволюцииорганизмов вытекает из основных свойств живой материи, будучи одновременнонеобходи­мым условиемсохранения живых систем в изменяющейся среде. Мо­жно сказать, что эволюция естьформа существования организмов во времени.

Поскольку наследственные изменения (мутации)сами по себе не являются приспособительными и их фенотипический эффект имеетслучайный характер по отношению к происходящим изменениям внеш­них условий, единственнойтворческой силой эволюции является естественный отбор, формирующий из многихмелких мутаций при­способления (адаптации) и направляющий эволюционные изменения вопределенные русла.

Уже создатель теории естественного отбора Ч.Дарвин отметил, что в самом естественном отборе не заключено никаких особыхпред­посылок длянаправления эволюции непременно по пути усложнения организации, т. е. по путиморфофизиологического прогресса. Непо­средственным результатом действияестественного отбора является лишь совершенствование данного вида организмов поотношению к условиям его существования, посредством развития соответствующихадаптаций.

Как было показано А. Н. Северцовым, успехданной группы ор­ганизмов в борьбе за существование, т. е. биологический прогрессэтой группы, может быть достигнут разными путями: 1) посредствомморфофизиологического прогресса; 2) посредством морфофизиологи-ческогорегресса; 3) посредством частных приспособлений (идиоадап­таций), не сказывающихся на общемуровне организации. «Выбор» данной группой того или другого из этих основныхнаправлений эволюционных преобразований определяется прежде всегоспецифи­кой ее образажизни. Так, морфофизиологическому регрессу, как правило, подвергаетсяорганизация тех групп организмов, которые от активного образа жизни переходят кнеподвижному, прикреплен­ному, или же к эндопаразитизму. Однако очень большое количествоэволюционных стволов, особенно среди царства животных, на протя­жении длительных промежутковвремени проявили тенденцию в целом изменяться в направленииморфофизиологического прогресса (с усложнением организации), критериямикоторого являются: 1) повышение степени дифференциации частей организма; 2)интенси­фикацияфункций органов; 3) повышение уровня интеграции организ­ма; 4) повышение независимостивнутренней среды организма от внешних условий (т. е. совершенствованиегомеостаза биологических систем). Широкое распространение этого направленияфилогенети­ческихпреобразований в истории развития жизни на Земле, которое привело к длительномупроцессу постепенного усложнения органи­зации в целом ряде эволюционныхстволов, связано с теми преимуще­ствами в борьбе за существование, которые обеспечиваютсядифферен­циацией,интеграцией и другими указанными изменениями. Преиму­щества эволюции по путиморфофизиологического прогресса прояв­ляются особенно ярко при активномобразе жизни (свободная по­движность, активное питание), характерном для большинства группживотных на протяжении более полумиллиарда лет их истории.

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.