WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 31 |

В конце плейстоцена произошло еще однозначительное изменение фауны, правда, ограниченное масштабами Америки, ноостающееся до сих пор загадочным. В Северной и Южной Америке вымерлопо­давляющеебольшинство крупных животных, столь обильных там прежде: и представителимамонтовой фауны, и обитавшие в более южных районах, где не было никакогооледенения, мастодонты и слоны, все лошади и большинство верблюдов, мегатерии иглиптодон­ты. Видимо,еще в плиоцене исчезли носороги. Из крупных млеко­питающих сохранились лишь олени ибизоны в Северной Америке и ламы и тапиры в Южной. Это тем более удивительно,что Северная Америка была родиной и центром эволюции лошадей и верблюдов,сохранившихся до нашего времени в Старом Свете.

Нет никаких признаков значительных измененийусловий су­ществованияв конце плейстоцена на большей части территории Аме­рики, не подвергавшейсяоледенению. Более того, после появления в Америке европейцев, некоторые иззавезенных ими лошадей ока­зались на воле, одичали и дали начало мустангам, быстроразмно­жившимся всевероамериканских прериях и южноамериканской пампе, условия которых оказалисьвполне благоприятными для этих животных. Индейские племена, жившие охотой, неоказывали отри­цательного влияния на численность огромных стад бизонов (имустан­гов после ихпоявления в Америке). Как мы уже указывали, человек на уровне культурыкаменного века едва ли мог сыграть решающую роль в вымирании многочисленныхвидов крупных плейстоценовых животных (за исключением, может быть, медлительныхи малосооб­разительныхмегатериев) на обширных территориях Северной и Юж­ной Америки.

После завершения последнего оледенения10—12 тыс. лет назадЗемля вступила в голоценовую эпоху четвертичного периода, в те­чение которой установилсясовременный облик фауны и флоры. Условия жизни на Земле ныне значительно болеесуровы, чем на про­тяжении мезозоя, палеогена и большей части неогена. И богатство иразнообразие мира организмов в наше время, судя по всему, сущест­венно ниже, чем за многие прошлыеэпохи.

В голоцене все большую возможностьвоздействия на среду оби­тания приобретает человек. В наше время с развитием техническойцивилизации деятельность людей стала поистине важнейшим гло­бальным фактором, активноизменяющим биосферу.

В связи с формированием человека современноговида (Homo sapiens) и развитием человеческого общества в течение четвертичногопериода А. П. Павлов (1922) предложил назвать этот период кайно­зойской эры антропогеном.Обратимся же теперь к эволюции самого человека.

ГЛАВА 6. ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ЭВОЛЮЦИЯЧЕЛОВЕКА

Человек относится к отряду при­матов (Primates), и эволюционнаяистория человека есть часть филоге­неза этой группы. Поэтому рассказ о происхождении человекацелесооб­разно начатьс анализа общих при­знаков приматов, среди которых мож­но найти и предпосылки дляразвития особенностей строения, физиологии и поведения человека.

Приматов можно кратко охарак­теризовать как группу лесныхтепло­любивыхплацентарных млекопитаю­щих, приспособившихся к лазающему, древесному образу жизни,сохранив достаточно примитивную основу орга­низации. Архаические черты встрое­нии приматовпроявляются в сохране­нии ими пятипалой конечности, опи­рающейся при ходьбе на всю ступню(а не на пальцы или на их концевые фаланги, как у быстро бегающих хищников икопытных), в сохранении ключиц (которые утрачиваются при совершенствовании бегау названных групп), в отсутствии специализации питания (большинство приматоввсе­ядны и питаютсякак растительной, так и животной пищей) и т. д. Сохра­нение некоторых примитивныхпри­знаков иотсутствие специализации различных органов к какой-то одной (хотя и весьмасовершенно выполняе­мой) функции обеспечивают высокую эволюционную пластичностьприма­тов, проявившихв ходе филогенеза способность адаптироваться к са­мым различным условиямсущество­вания испособам использования при­родных ресурсов.

Важнейшие особенностипри­матов связаны сразвитием приспо­соблений к древесной, лазающей жиз­ни. Прежде всего этосовершенствование хватательной способности конечностей,сопровождавше­есяприобретением возможности вращения кисти и предплечья во­круг их продольной оси(способность к пронации и супинации кисти, с поворотом ладони вниз и вверх), атакже развитие противопостав­ления больших пальцев всем остальным, облегчавшего хватание. Этиприспособления значительно увеличили общую манипулятив­ную способность конечностей, т. е.способность различным образом действовать с удерживаемым пальцамипредметом.

Лазание по веткам требует хорошо развитогоосязания (для иссле­дования поверхности опоры), в связи с чем на концевых фалангахпальцев усиленно развиваются мясистые пальцевые подушечки, кожа которых богатаосязательными тельцами и нервными окончани­ями; поэтому когти преобразуются вногти с плоской и тонкой ког­тевой пластинкой, защищающей конец пальца сверху.

Но самую важную роль среди органов чувств прилазании при­обретаютглаза, поскольку прыжки с ветки на ветку требуют воз­можности объемного(стереоскопического) зрения, с точной оценкой расстояний и надежности опоры.Развитие стереоскопического зре­ния достигается перемещением глаз на переднюю (лицевую)поверх­ность головы,их сближением и все большим перекрыванием полей зрения (что, собственно, исоздает бинокулярный эффект: предмет рассматривается двумя глазами с разныхсторон, и восприятие обоих глаз суммируется в центральной нервнойсистеме).

С другой стороны, при жизни на деревьяхпадает роль обоняния. Соответственно, орган обоняния у приматов подвергаетсянекоторой редукции.

Чрезвычайно важные изменения, связанные садаптацией к лазанию, произошли в центральной нервной системе. Дело в том, чтопередвижение по веткам представляет собой один из наиболее слож­ных способов локомоции, требующийнепрерывной точной оценки расстояний и качества опоры и соответствующейкоррекции движений. На деревьях каждый шаг и прыжок представляют собой, поудачному определению Я. Я. Рогинского, «отдельный творческий акт». Все этотребует высокого совершенства центральной нервной системы как в анализенепрерывно меняющейся обстановки, так и в осуществле­нии тонкого мышечного контроляразнообразнейших оттенков дви­жений и положений конечностей и тела. Результатомсовершенство­ваниявсех указанных функций явилось прогрессивное развитие головного мозга, особеннокоры больших полушарий, в которой в ходе филогенеза приматов формируетсясложная система борозд и извилин (у низших приматов кора имеет гладкуюповерхность) 1

54, а также моз­жечка. Увеличение размеров головного мозга сказывалось напро­порциях черепа, вкотором относительно увеличивалась мозговая коробка и уменьшался челюстнойотдел.

Кочевая жизнь на деревьях, которую ведетбольшинство обезьян, не позволяет самкам иметь одновременно много детенышей,которые, цепляясь за шерсть матери, сковывают ее движения. Отсюдахарактер­ная дляприматов тенденция к уменьшению числа детенышей до 1—2 на самку за одну беременность.Малочисленность потомства требует более совершенного ухода за ним, поэтому уобезьян должны были развиться сложные формы родительского поведения,обеспечиваю­щиедлительный уход за детенышами и защиту их родителями. Ре­зультатом уменьшения числадетенышей была и редукция числа млеч­ных желез до единственной(грудной) пары.

Еще одной чрезвычайно важной характеристикойприматов явля­ется ихобщественный (стайный) образ жизни. Эффективная орга­низация жизни стаи требоваларазвития особых (социальных) форм поведения. Наиболее жизнеспособнымиоказывались те стаи, в ко­торых наследственно закреплялись такие формы поведения, которыеобеспечивали снижение взаимной агрессивности особей и помощь более слабымживотным в своей стае. В стаях формировалась так называемая социальнаяиерархия, т. е. происходило выделение раз­ных категорий особей (доминантов— вожаков, животныхвторого ранга —субдоминантов и других уровней иерархии), что отвечало задаче оптимальногоразделения функций в организации жизни стаи (совместного целенаправленногодвижения по охотничьим угодьям, сведения к минимуму конфликтов между разнымиособями, преодо­ленияразличных критических ситуаций). Усложнение поведения в результате общественнойжизни требовало, с одной стороны, даль­нейшего совершенствованияголовного мозга, с другой — развития системы сигналов, которая позволила бы передаватьнеобходимую информацию между разными особями стаи.

РАННИЕ ЭТАПЫ ЭВОЛЮЦИИ ПРИМАТОВ

Приматы возникли от примитивных насекомоядныхмлекопита­ющих(Insectivora), отдельные группы которых перешли к лазающей, древесной жизни. Коснованию эволюционного ствола приматов, возможно, близки древесные землеройки— тупайи (Tupaiidae),оби­тающие ныне вовлажных тропических лесах Южной и Юго-Восточ­ной Азии и прилежащих островов.Среди зоологов-систематиков до сих пор нет единства мнений в вопросе оположении тупайид в системе млекопитающих. Одни авторы рассматривают их каксемейство отря­данасекомоядных, другие помещают их среди приматов.

Эволюционная ветвь насекомоядных, ведущая кприматам, обо­собилась, вероятно, еще до конца мезозоя. Из верхнемеловыхотло­жений известныископаемые остатки животных, которых ряд пале­онтологов рассматривает уже вкачестве примитивных приматов. Это были пургатории (Purgatorius) — мелкие зверьки с признакамиприспособлений к лазающей, древесной жизни, вероятно, имевшие ночную активность(как и другие мезозойские млекопитающие) и питавшиеся насекомыми ифруктами.

Из самых нижних горизонтов палеоцена известныостатки лему­ров(Lemuroidea) —наиболее примитивной группы среди совре­менных приматов. Лемуры нынеобитают в тропических лесах Ма­дагаскара, Африки и Южной Азии. Они ведут сумеречный и ночнойдревесный образ жизни. Это небольшие животные (в среднем дости­гающие размеров кошки) с длиннымхвостом, пушистым мехом и удли­ненной мордочкой. Глаза у лемуров обращены еще не прямо вперед,как у более высокоразвитых приматов, а несколько косо вперед и вбок. У лемуровсохраняется довольно хорошо развитое обоняние. Этих симпатичных зверьков иногданазывают полуобезьянами, под­черкивая, что они еще не приобрели всего комплекса признаков,ха­рактерного длявысших приматов, и занимают по уровню организа­ции промежуточное положение междупоследними и древесными зем­леройками.

От каких-то примитивных лемуров примерно всередине палеогена возникли настоящие обезьяны — антропоиды (Anthropoidea).Ве­роятно, ихобособление от лемуров было связано с переходом к днев­ной активности, сопровождавшимсяусилением роли зрения, увели­чением размеров и совершенствованием строения головного мозга,развитием стайного образа жизни и связанных с ним социальных формповедения.

По мнению ряда антропологов, от общего корняс антропоидами произошли тарзиевые, или долгопяты (Tarsioidea), — своеобразная обособленная группаночных насекомоядных приматов, в организа­ции которых причудливо сочетаютсяпримитивные и специализи­рованные черты.

Древнейшие остатки антропоидов известны изнижнеолигоценовых отложений Египта. Однако антропоиды возникли, вероятно, ещераньше (может быть, в конце эоцена), поскольку в раннем олигоцене существовалиуже достаточно разнообразные их представители. Наи­более примитивным среди них былпарапитек (Parapithecus), близкий по уровню организации к низшиммартышкообразным обезьянам (Cercopithecidae) и, возможно, принадлежавший кгруппе, которая являлась предковой для более высокоразвитыхантропоидов.

Рис. 74. Черепа антропоморф­ных приматов:

а — шимпанзе; б — австралопитек (по Р. Дартуи Р. Бруму); в— пи­текантроп яванский (поМак-Гре­гори);г — синантроп (по Вейнер­ту); д — неандерталец (по Мак-Грегори);е — кроманьонец (поМак-Грегори).

До сих пор остается нерешенной проблемапроисхождения широко­носых обезьян (Platyrrhini) Нового Света, сохранивших в целомболее примитивное строение, чем современные обезьяны Старого Света,объединяемые в группу узконосых (Catarrhini). Названия «широконосые» и«узконосые» связаны с характерными различиями представителей этих двух групп поширине носовой перегородки между наружными отверстиями ноздрей. Выше мы ужеупоминали, что широконосые обезьяны могли проникнуть в Южную Америку уже послеее обособления от Северной (в олигоцене). Древнейшие остатки обезьян в ЮжнойАмерике известны из миоценовых отложений. Од­нако, согласно другой гипотезе,предковый ствол широконосых обезь­ян мог обособиться от основного ствола антропоидов еще в эоцене,вместе с изоляцией Южной Америки, и дальнейшая эволюция широ­коносых и узконосых обезьян шланезависимо и параллельно.

Из нижнеолигоценовых отложений Египтаизвестны, кроме пара­питеков, ископаемые остатки более высокоразвитых обезьян,назван­ныхпроплиопитеками (Propliopithecus). Проплиопитек, судя по особенностям строенияего нижней челюсти и зубов, мог быть предком гиббонов (Hylobatidae), которыхмногие авторы рассматривают уже как низших представителей человекообразных(антропоморфных) приматов (Hominoidea, или Anthropomorpha). Помимо гиббонов, кантропоморфным приматам в качестве отдельных семейств относят высшихчеловекообразных обезьян (Pongidae, или Simiidae), к ко­торым принадлежат современныешимпанзе (Pan), гориллы (Gorilla) и орангутаны (Pongo), и людей(Hominidae).

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.