WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 31 |

На огромных пространствах Северной Америки,Европы, Азии и Африки, занятых лесостепями и степями с разной степеньюувлажненности, в позднем миоцене и плиоцене получила широчайшее распространениехарактерная фауна, которую называют «гиппарионо­вой» по самому характерному еепредставителю, трехпалой лошади — гиппариону (Hipparion, рис. 71). Многотысячные табуныгиппарио­нов паслисьна лугах и остепненных участках, перемежавшихся с рощами широколиственныхлистопадных деревьев и кустарников (дуб, бук, ясень, вяз, ольха, различные видытополя, граб, клен, грецкий орех и др.), и разреженными лесами (включавшимишироко­лиственные ихвойные деревья: сосны, секвойи, болотные кипарисы), прорезанных долинами рек изаболоченными низинами. Вместе с гип­парионами обитали разнообразныеантилопы, олени, древние жирафы (среди которых были палеотрагусы — Palaeotragus, похожие насо­временных окапи, сослегка удлиненными шеей и конечностями, и тяжелые буйволообразные сиватерии— Sivatherium),хоботные (мас­тодонтыи динотерии), носороги и страусы (близкие к современным африканским). В составгиппарионовой фауны входили, конечно, и хищники (саблезубы, различные псовые,гиены, росомахи, куницы, виверры и др.), а также различные другие животные(грызуны, зайцеобразные, обезьяны) 1

50.

По-видимому, гиппарионовая фауна,рассматриваемая в целом, была в значительной степени предковой для современнойфауны Аф­рики,включающей представителей тех же основных групп живот­ных. По аналогии с недавнимпрошлым африканских саванн и по оби­лию ископаемых остатков различных копытных в местонахожденияхгиппарионовой фауны можно заключить, что в конце миоцена — плиоцене на огромныхпространствах равнин Старого и Нового Све­та паслись неисчислимые стадагиппарионов, антилоп, оленей, хо­ботных и других растительноядных млекопитающих. Ю. А. Орлов (1961)высказал предположение, что в зоне умеренного пояса, где уже в неогене былиотчетливо выражены сезонные изменения климата, эти гигантские стада копытных исопровождавшие их хищники должны были совершать весной и осенью далекиемиграции, подобные мигра­циям африканских копытных (связанным с сезонным выпадениемосадков), но в гораздо большем масштабе.

ЧЕТВЕРТИЧНЫЙ ПЕРИОД

В плейстоцене происходило дальнейшеепохолодание климата, сопровождавшееся постепенным отступанием теплолюбивойфлоры и фауны в Евразии и Северной Америке к югу. Широкоераспростране­ниеполучили листопадные и хвойные леса, общий облик которых уже напоминалсовременные леса умеренного пояса. Состав фауны также приближался ксовременному; появились многие ныне существую­щие родымлекопитающих.

Однако в плейстоцене сохранялись и болеедревние формы и груп­пы животных (мегатерии, глиптодонты, макраухении, токсодонты,мастодонты, динотерии, саблезубы и др.), особенно многочисленные в Америке.Появились и некоторые своеобразные виды, которым не суждено было пережитьплейстоценовую эпоху. Среди них инте­ресны гигантские бобры— трогонтерии(Trogontherium), имевшие длину более 2 м; носороги — эласмотерии (Elasmotherium),обла­давшие огромнымвздутием лобной области черепа, биологическая роль которого остаетсянеизвестной; большерогие олени — мегало­церосы (или «ирландские лоси» — Megaloceros, рис.72), достигавшие высоты в холке около 2 м, но особеннозамечательные

Рис. 72. Большерогий олень (Megaloceros)(реконструкция К. К. Флерова).

поистине гигантскими ветвистыми рогами,размах которых превышал 4 м. Эти поразительные рога требовали, конечно, уорганизма немалых энергетических затрат и на их развитие в онтогенезе, и наподдержа­ние головы стаким тяжелым вооружением. Вероятно, мегалоцеросы использовали рога для тех жецелей, что и остальные олени: как де­монстрационный признак и«турнирное оружие» в борьбе между сам­цами в период гона (у самок рогаотсутствовали). Развитие рогов, таким образом, контролировалось половымотбором, который нередко при отсутствии опасных хищников или при хорошейзащищенности данного вида особенностями его образа жизни и занимаемыхместообитаний приводит к формированию подобных демонстрационных признаков,выглядящих своего рода излишествами (достаточно вспом­нить хотя бы хвост павлина,ослепительные окраски фазанов и рай­ских птиц и т. п.) 1

51.

Из плейстоценовых отложений известнымногочисленные наход­ки крупных нелетающих страусоподобных птиц, отдельные видыко­торых дожили донаших дней (африканские, австралийские и амери­канские страусы, а также болеемелкие киви), другие вымерли к концу плейстоцена или были истреблены человекомв совсем недавнее вре­мя. Эта печальная судьба постигла в первую очередь гигантскихптиц, обитавших на островах: мадагаскарских эпиорнисов (Aepi­ornithes) и новозеландских моа(Dinornithes), достигавших в высоту 3,3 м. Хотя в отложениях палеогенаископаемые остатки нелетающих страусоподобных бескилевых птиц (Ratitae)представлены скудно, этот эволюционный ствол (или, по мнению некоторых ученых,отдель­ныефилетические линии, эволюционировавшие параллельно) должен был обособиться отостальных птиц еще в конце мелового периода, о чем говорит сохранениебескилевыми ряда примитивных особеннос­тей скелета. Утрата способности кполету происходила на разных этапах эволюционной истории птиц у многих групп ибыла, вероятно, связана с отсутствием опасных четвероногих хищников вместообита­ниях,занимаемых птицами. Поэтому так часто нелетающие птицы появлялись на островах иизолированных континентах (Австралия, Южная Америка).

Как мы уже упоминали, прогрессировавшеепохолодание завер­шилось в плейстоцене развитием великого оледенения. Наступлениеледников сопровождалось далеким отступанием теплолюбивых флор и фаун на юг, кэкваториальному поясу. В межледниковые эпохи, продолжавшиеся по несколькудесятков тысяч лет, происходили об­ратные смещения климатических зон и соответствующих им флор и фаунк северу.

В то же время в относительной близости кграницам оледенения в Европе, Азии и Северной Америке сформировалсяспецифический приледниковый пояс, характеризовавшийся особымифизико-гео­графическими условиями (резко континентальный климат с низкимуровнем средних температур при сухом воздухе и в то же время до­статочной обводненности территориилетом за счет талых ледниковых вод, с возникновением в низинах озер изаболоченных участков). В этой обширной приледниковой зоне возник и особыйбиоценоз (тундростепь), существовавший все время оледенения иперемещав­шийся всоответствии с изменениями границ ледника к северу или к югу. Флора тундростепивключала различные травянистые расте­ния (особенно злаки и осоки), мхи,а также мелкие деревца и кустар­ники, произраставшие главным образом в долинах рек и по берегамозер (ивы, березы, ольхи, а также сосны и лиственницы).

При этом общая биомасса растительности (восновном за счет трав) в тундростепи была, по-видимому, очень велика, чтопозволило расселиться на огромных пространствах приледникового пояса обильной исвоеобразной фауне, которую называют мамонтовой. Эта удивительная приледниковаяфауна включала мамонтов, шерстис­тых носорогов, овцебыков, короткорогих бизонов, северных оленей,антилоп сайгаков, грызунов (сусликов, сурков, леммингов), зайце­образных, а также различныххищников (пещерных львов, пещерных медведей, гиен, песцов, росомах). Составмамонтовой фауны свидетельствует о том, что она произошла от фауны гиппариона,будучи ее северным приледниковым вариантом (а современная африканская фаунаявляется в определенной степени южным, тропическим произ­водным гиппарионовой).

Для всех видов животных мамонтовой фауныхарактерны при­способления к жизни в условиях низких температур, в частностидлинная и густая шерсть. Густой и очень длинной рыжей шерстью (с длиной волосдо 70—80 см) былпокрыт и мамонт (Mammonteus, рис. 73) — северный слон, обитавший ещеоколо 12 000 лет назад на огромных территориях Европы (достигая в отдельныеэпохи к югу Италии, Крыма и Закавказья), Азии и Северной Америки.

Изучение представителей мамонтовой фауны всравнении с дру­гимиископаемыми животными значительно облегчается сохранением целых трупов или ихчастей в условиях вечной мерзлоты (см. «Вве­дение»). На территории нашейстраны был сделан целый ряд замеча­тельных находок такого рода; наиболее известен из них такназыва­емый«березовский мамонт», найденный в 1901 г. на берегу реки Березовки, насеверо-востоке Сибири 1

52, а последняя

Рис. 73. Мамонт (Mammonteus) (реконструкцияК. К. Флерова).

находка — почти целый труп 5—7-месячного мамонтенка,обнаруженный в 1977 г. на берегу ручья, впадающего в реку Берелех (притокКолымы).

Пропорции тела мамонта заметно отличались оттаковых современ­ныхслонов, индийского и африканского. Теменная часть черепа сильно выступалавверх, а затылок был скошен вниз, к глубокой шейной выемке, позади которой наспине возвышался большой горб, состоявший из жира. Вероятно, это был запаспитательных веществ, использовавшийся во время голодного зимнего сезона. Позадигор­ба спина былакруто скошена вниз. Огромные бивни (длиной до 2,5 м) закручивались вверх ивнутрь. В содержимом желудков мамонтов были обнаружены остатки листьев истеблей злаков и осок, а также побегов ив, берез и ольх, иногда даже лиственници сосен. Основу питания мамонта, вероятно, составляли травянистые растения (Н.К. Верещагин, 1974).

Во многих местах, где прежде обитали мамонты,— в Сибири, наНовосибирских островах, на Аляске, на Украине и т. д. — были обнаружены огромныескопления скелетов этих животных, так назы­ваемые «мамонтовы кладбища». Опричинах возникновения мамонто­вых кладбищ было высказано немало предположений. Наиболееверо­ятно, что ониформировались (как и большинство ориктоценозов с массовыми скоплениями остатковназемных животных) в резуль­тате сноса течением рек (особенно во время весенних половодий илилетних разливов; в паводки всегда погибает много животных) в раз­ного рода естественные отстойники(заводи, омуты, старицы, устья оврагов и т. п.) и их накопления там в течениемногих лет.

Вместе с мамонтами обитали и шерстистыеносороги (Coelodonta), покрытые густой коричневой шерстью. Облик этих двурогихносоро­гов, так же каки мамонтов и других животных мамонтовой фауны, был запечатлен людьми каменноговека — кроманьонцамив их ри­сунках настенах пещер. На основании археологических данных мож­но с уверенностью утверждать, чтодревние люди охотились на самых различных животных, входивших в составмамонтовой фауны, в том числе и на самых крупных и опасных — шерстистых носорогов иса­мих мамонтов (а вАмерике на еще сохранившихся там мастодонтов и мегатериев). В связи с этимвысказывались предположения, что человек мог сыграть определенную роль (помнению некоторых ав­торов, даже решающую) в вымирании многих плейстоценовыхжи­вотных. Однако вцелом это представляется маловероятным, если учесть очень ограниченныевозможности людей каменного века в их воздействии на природу, ихмалочисленность, а также охотничью практику современных племен, развитиекультуры которых по тем или другим причинам задержалось на уровне неолита(австралийские аборигены, американские индейцы, некоторые африканские племена).Охота для этих племен является нередко важнейшим средством к су­ществованию, но, как правило,животных не убивают без надобнос­ти, с избытком по отношению к потребностям; охота на крупныхжи­вотных остаетсярискованным и опасным занятием и практикуется не часто. Африканские слоны,носороги и многочисленные крупные ко­пытные, так же как и австралийскиесумчатые процветали и были чрезвычайно многочисленны до прихода европейцев согнестрельным оружием. Иначе дело могло обстоять на островах с ограниченнымитерриториями и численностью популяций животных, которые к то­му же благодаря отсутствиюхищников зачастую утрачивали при­способления для защиты или бегства. Поэтому преследование состо­роны человекамогло сыграть роковую роль, например, в судьбе ново­зеландских нелетающих птицмоа.

Вымирание мамонтовой фауны отчетливокоррелирует с концом последнего оледенения 10—12 тыс. лет назад. Потеплениеклимата и таяние ледников резко изменили природную обстановку в прежнем поясеприледниковой тундростепи; значительно возросла влажность воздуха и усилилосьвыпадение осадков; как следствие, на больших территориях развиласьзаболоченность, зимой увеличилась высота снежного покрова. Животные мамонтовойфауны, хорошо защищен­ные от сухого холода и способные добывать себе пищу на просторахтундростепи в малоснежные зимы ледниковой эпохи, оказались в крайненеблагоприятной для них экологической обстановке. Обилие снега зимой сделалоневозможным добывание пищи в достаточном количестве. Летом же высокая влажностьи заболачивание почвы, крайне неблагоприятные и сами по себе, сопровождалиськолоссаль­нымвозрастанием численности кровососущих насекомых (гнуса, столь обильного всовременной тундре), укусы которых изнуряли животных, не давая им спокойнокормиться (как это происходит и ныне с северными оленями). Таким образом,мамонтовая фауна ока­залась за очень короткий срок (таяние ледников происходило оченьбыстро, см. выше) перед лицом резких изменений среды обитания, к которымбольшинство составлявших ее видов не сумело столь быст­ро приспособиться, и она как целоепрекратила существование (Н. К. Верещагин, 1977).

Из числа крупных млекопитающих этой фаунысохранились до наших дней северные олени (Rangifer), обладающие большойподвиж­ностью испособные совершать дальние миграции: летом в тунд­ру к морю, где меньше гнуса, а назиму на ягельные пастбища в лесотундру и тайгу. В относительно малоснежныхместообитаниях на севере Гренландии и на некоторых островах КанадскогоАрктиче­скогоархипелага сохранились овцебыки (Ovibos). Приспособились к новым условиямнекоторые мелкие животные из состава мамонтовой фауны (лемминги, песцы). Нобольшинство видов млекопитающих этой удивительной фауны вымерли к началуголоценовой эпохи 1

53.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.