WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 27 |

III. Конструирование согласно условиям. Здеськонст­руированиеподставки по сравнению с конструированием во II серии, претерпеваетсущественные изменения с мотивационной и целевой стороны. Если во II сериицелью построения было сделать подставку, похожую на образец, то теперь процесспостроения направлен на цель—снять игрушку с подставки. Цель построения как бы отодвигается, ановая—спасениезайца—прини­маетобщий характер. Этой цели подчиняются сразу несколько отдельных действий, и вкачестве одного из них выступает само построение, которое во II серии былосамостоятельной деятельностью. В III серии построе­ние низводится с уровнядеятельности до действия, так как конкретный результат не является его конечнойцелью. Следовательно, построение подставки в III серии становится одним издействий, включенных в общую игровую деятельность «по спасению зайца», а этоесть ситуация I серии. Следовательно, оно включено в деятель­ность согласноусловиям.

Это служит подтверждением того, что оба ранее независимыхвида деятельности объединяются в ситуации III серии эксперимента не на равныхправах. Более «сильной» оказывается деятельность I серии, поскольку условия еепроведения, а также мотивационная структура почти полностью совпадают сусловиями и мотивацион­ной структурой деятельности в III серии. Построение же оказываетсяболее «слабым»: оно полностью изменяет свою мотивационную структуру и«переводится» в разряд действий, включаясь в деятельность согласноусловиям.

В какое же звено этой деятельности оно включается Мы ужеговорили, что вся эта игровая деятельность состоит из четырех действий: анализаситуации, выбора подставки, соотнесения ее с условиями и снятия игрушки.Конструирование включается во второе действие, но оно его не просто усложняет,а полностью заменяет, и поскольку при этом происходит глубокая внутренняяперестройка мыслительных процессов ребенка, это неизбежно влияет на выполнениевсех предыдущих и последующих действий.

40

Мотивационные отношения в III серии совпадают смотивационными отношениями в I серии. Состав действий III серии.

1. Ребенок анализирует экспериментальную ситуацию,выделяет условия и создает субъективный образец нужной подставки. Поскольку вкачестве такого субъективного образца выступает определенная комбинация высотыи ширины, в каждой задаче должно возникать представле­ние о подставке с новой комбинациейэтих двух основных признаков. Однако анализ экспериментальных данныхпоказывает, что для себя ребенок не выделяет этих признаков в отдельности другот друга, что у него возникает образ подставки.

2. Соответственно этому образцу строится подставка. Этодействие гораздо сложнее второго действия в I серии опытов и может быть разбитона элементы:

а) ребенок соотносит свой субъективный образ состроительным материалом. Здесь неоднократно повторяет­ся следующий элемент действия:выбор—соотнесение— принятие или непринятие детали. Выбор детали может быть случайными преднамеренным. Любая деталь, на которую падет взгляд ребенка, подвергаетсяразному по глубине анализу. Неглубокий анализ осуществляется под влияниемустановки, созданной экспериментальной ситуацией. Например, явно маленькийстолбик ребенок не возьмет для высокой полочки. При глубоком анализе ребеноксоотносит деталь с образцом, сопоставляя призна­ки детали со свойствами образца.Внешне это проявляется в том, что ребенок берет деталь, откладывает ее, беретдругую и т. д. В результате такого контроля ребенок производит выбор детали,подходящей для даль­нейших построений. Все это он может, однако, делать и без движениярук, «перебирая» детали глазами. Вместе с тем он может и ошибиться:несоответствующую деталь принять за нужную (тем более если у него не развитглазомер и другие подобные функции или субъективный образ у него оказываетсянеправильным);

б) далее начинается процесс построения, состоящий измножества различных операций, перемежающихся между собой. Некоторые детиотбирают сразу все нужные по их представлению детали, а затем начинают строить.В основ­ном же детиберут и составляют детали по одной, в процессе построения заменяютнеподходящие. При этом происходит сложная система соотнесения деталей как собразцом подставки, так и между собой.

41

Образ имеет свое материальное выражение, поскольку передглазами ребенка всегда находится полочка с игрушкой и он в любой момент можетвыделить и высоту и ширину нужной подставки.

3. Готовую, уже построенную подставку ребенок соотносит сусловиями (при этом наблюдалось несколько видов соотнесения). В случае, еслиподставка построена правильно, действие завершается снятием игрушки. Если жеона не подходит, ребенок разбирает ее и начинает делать все заново (с самогопервого элемента второго действия, очень редко—с первого действия, т. е. с выбораотдельных деталей).

Из проведенного здесь анализа можно сделатьследую­щие выводы. Есливозникает ситуация, в которой необходимо сочетать сразу несколько ранеенезависимых деятельностей, то при этом выполняется единая деятель­ность, образованная сложнымвзаимодействием ее состав­ляющих. Та деятельность, в которой отношения мотива и цели наиболееблизки к новой ситуации, к новым условиям, принимает на себя главенствующуюроль. В этих ситуациях происходит перенос мотивационных отношений в новыеусловия, что определяет структуру новой деятельности. Остальные же деятельностивклю­чаются в еепроцесс на правах подчиненных элементов— действий или операций. При этомони остаются прежними по составу средств, их обеспечивающих, но изменяются смотивационной стороны, со стороны их предметного содержания, котороепоглощается новой, более общей деятельностью, их впитавшей. Соответственно этиставшие подчиненными деятельности «утрачивают» свои побуж­дающие мотивы, цели же, имиопределяемые, «вбира­ются» более общей целью новой деятельности (выражаясь языком С. Л.Рубинштейна) и превращаются в ней уже в частные, промежуточные цели. В этойситуации можно наблюдать экспериментально полученный процесс,назван­ный А. Н.Леонтьевым и С. Л. Рубинштейном «дроблением деятельности». Здесь же наблюдаетсяи противоположный процесс—«укрупнение» деятельности, если иметь в виду деятельность согласноусловиям, о чем шла речь выше.

На основе полученных результатов можно сказать, чтодинамические отношения между отдельными структурны­ми единицамидеятельности,обусловливающие их взаимо­переходы друг в друга исоответствующие трансформации деятельности (в широком смысле слова), тесносвязаны с

42,

преобразованиями, происходящими в плане предметногосодержания (или, вернее, предметного поля)* личности. Более того, они являютсяследствием этих преобразований. Так, изменение в определенной ситуации иерархиипред­метно-содержательных целей субъекта, изменение, соот­ветственно, мотивационной структурыего личности приво­дятк слож-ному взаимодействию структурных единиц его поведения.

Следует заметить, что подобные изменения ивзаимо­действияпроисходят не на чистом месте: каждый человек обладает полем смыслов,наполненных определен­ным предметным содержанием. При этом в своей практи­ческой жизни он всегда как бывынужден сочетать сразу несколько (множество) деятельностей, каждая из которыхможет потенциально претендовать на главен­ствующую роль в той или инойситуации. Каждая из этих деятельностей обладает большой гибкостью,многомерностью. С одной стороны, она может включать в себя другие деятельности,а с другой—сама можетбыть включена в другую деятельность на правах действия. Это позволяетпереосмыслить понимание деятельности, действий и операций как различных единиц«общего потока деятельности» [А. Н. Леонтьев, 1983, т. II], поскольку все онимогут быть поняты как функциональные выражения одной и той же всеобщейдеятельностной единицы, которая выступает при опреде­ленных условиях в качестве и в роликак деятельности так и действия и операции. Такое представление о структурныхединицах деятельности близко к высказыва­нию О. К. Тихомирова:«Деятельность, действие, опера­ция—это,конечно, не отдельности, не «компоненты», а функциональные образования» [1969,с. 47].

При попытке переосмыслить полученные вэксперимен­терезультаты становится очевидной необходимость в некоторых терминологическихизменениях, поскольку язык имеющейся в настоящее время терминологии являетсядля этого недостаточным. Так, например, нам показалось необходимым ввестипонятия «деятель-ностные единицы» и «функциональные роли деятельно-стныхединиц», которые характеризуют деятельность,

* Этими словами мы попробовали обозначить понятие болееши­рокое, чемупотребляемое до сих пор прттятие «яредяетиое содержание деятельности».Последнее здесь неприметно, поскольку оно отн-осн-рся лишь к частномупроявлению жизненным, предиет.нв-сжыслояой актив­ности субъекта—к отдельнойдеятельности

43

действие и операцию как органически родственныеобразования в их двух специфических проявлениях.

Согласно этому понятию, каждый из процессов,назы­ваемыхдеятельностными единицами, в зависимости от условий может выступать вфункциональной роли деятельности, действия или операции. Отношения между этимиролями настолько сложны, что не поддаются описанию только в терминах«включения» (действий и операций в деятельность, а последней в «общий потокдеятельности») или «составленности из». Эти отношения обусловливаютсяхарактером предметно-содержательного плана личностисубъекта-деятеля.

В связи с этим именно к представлению офункцио­нальных ролях,видимо, следует отнести отношения соподчинения и историко-генетическиеотношения. Сюда же можно отнести и динамические отношения,обусловли­вающиепереход деятельностных единиц с одного функ­ционального уровня на другой,которые являются результатом перемен, происходящих в предметно-смыс­ловом плане. Благодаря этойдинамике соотношение между отдельными функциональными ролями(деятель­ностью,действиями и операциями) внутри каждой конкретной деятельности характеризуетсяпостоянной под­вижностью. В зависимости от условий оно непрестаннопереструктурируется и тем самым складывается в сложное многомерное,многоуровневое, всегда подвижное образо­вание—человеческуюдеятельность.

Понятие «деятельностная единица» характеризуетта­кой деятельностныйпроцесс, который впервые порождает­ся в проблемной ситуации, в результате «озадачивания» человека,субъекта своей будущей деятельности. Процесс, который потенциально является идеятельностью, и дейст­вием, и операцией, потому что в зависимости от условий он можетвыступить в любой из этих функци­ональных ролей, можно назвать многомерным образова­нием. Поэтому вне активнойпредметной отнесенности субъекта к окружающей действительности несущест­вуетпринципиальных различий между отдельными деятельностными единицами, несуществует различий между ними как между «высшими» и «низшими» формамиповедения.

Не существует между ними различий также и взакономерностях формирования—каждая из этих единиц порождается в контексте проблемной ситуации,в условиях возникновения субъектной задачи, приобретая по отноше-

44

нию к ней и основной цели роль деятельности, действия илиоперации как способа действия. И поэтому было бы бессмысленно формироватьподобный процесс, заранее определяя ему роль, к примеру, деятельности, темболее за счет формирования качествен­но иных по содержанию и строениюдеятельностных единиц (которым определена в свою очередь роль действий илиопераций) и соединения последних в единый сложный комплекс—эту самую деятельность. Очевидно,что такие комплексы не тождественны деятельности. На фоне уже сформированныхдеятельностных единиц новая деятельность может получиться не иначе, как врезультате сложного взаимодействия между ними в плане их предметногосодержания, а не путем их сложения или сколь угодно сложногообъединения.

Когда же в контексте активной предметнойотнесен­ности субъектак действительности можно констатировать у него наличие сложнойиерархизированной деятельности, состоящей из целой системы элементов, отношениеи различие между этими элементами и всей деятель­ностью нельзя, видимо, выразить какотношение и разли­чиевысших и низших форм проявления активности, поскольку они представляют собойорганически единые процессы—деятельностные единицы. Различие между ни­ми выступает в первую очередь в ихпредметном содержании и в различиях их функциональных ролей, в которых они вданном контексте выступают.

Из всего вышесказанного, однако, не следует, чтодея­тельностные единицымогут переходить с одного уровня на другой как неизменные психологическиеобразования, поскольку они не могут быть отделены от субъекта с присущим емупостоянно изменчивым предметным полем личности. Переходя с одногофункционального уровня на другой, включая свое предметное содержание в иныепредметно-смысловые контексты, деятельностные единицы могут меняться и состороны своего строения, и со стороны своего психологического ипсихофизиологи­ческогообеспечения. Так, например, исследования по формированию действий и навыков [Е.В. Гурьянов, 1941; А. В. Запорожец, 1948, 1960], по восстановлению движений впатологии [А. Н. Леонтьев, 1983, т. II;

С. Л. Рубинштейн, 1946; А. В. Запорожец, 1960] и другие(Н. Н. Поддьяков, 1960; А. Н. Леонтьев, 1983, т. I, II] показывают, что,находясь на разных функциональных уровнях, они отличаются постепени

45

развернутости как во внутреннем, так и во внешнем плане,по способу соотношения между внешними и внутренними компонентами данного акта,по степени произвольности и осознанности разных его моментов, наконец, по такимхарактеристикам, как скорость, продолжительность, четкость исполнения и т. д.Однако знание этих особенностей не противоречит мысли об органическом единстведеятельностных единиц. Более того, оно помогает преодолеть бытующий впсихологии пара­докс, окотором писал А. В. Запорожец. «Суть его заключается в следующем:предполагается, что, пока какое-нибудь действие совершается неумело ибестолково, оно якобы является сознательным и произвольным, когда же человек имовладеет и начинает его производить умело и рационально, то оно превращается вбессозна­тельное инепроизвольное. В этом будто бы и заключается процессавтоматизации.

В действительности же, как это мы пытались показать напримере формирования орудийной операции, усовер­шенствование навыка, происходящее впроцессе автомати­зации, заключается в высшем синтезе, объединении в его составдвигательных компонентов на основе отражения наиболее существенных условийвыполняемого действия. По существу мы имеем здесь дело с высшей стадиейпроизвольности» [1960, с. 114—115].

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 27 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.