WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

«Ты плохой и эгоистичный, раз ты не хочешь есть со мной гамбургеры. Ты никогда не делаешь того, чего я хочу. У тебя дурные намерения по отношению ко мне».

15. Чем менее функциональны Маша и Саша, тем больше они склонны проявлять разногласия так:

«Если бы ты любил меня, ты бы делал то, чего я хочу».

Они никогда не пользуются таким подходом, при котором они разделяются и принимают самостоятельные решения; даже если они договариваются о самостоятельности, она никогда не становится реально осуществимой.

16. Маша и Саша обвиняют один другого, потому что они уязвлены и разочарованы; они ожидали полного согласия.

а) Они ожидали, что будут по достоинству оценены, но теперь они видят, что вместо этого на них возлагаются обвинения.

б) Они ожидали единения друг с другом, а вместо этого получают полную разъединенность и множество различий.

17. Однако, если Маша и Саша станут обвинять чересчур открыто, то они ожидают от этого пугающих результатов. Саша ведет себя так, как будто бы он говорит сам себе:

«Если я обвиню Машу, то это ее сокрушит. Я не могу сокрушить Машу, потому что мне нужно, чтобы она меня ценила. А что, если Маша не будет

[15]

особенно сокрушаться, потому что в действительности она не ценит меня Что будет, если вместо этого Маша обвинит меня, причинит мне душевную боль, повергнет меня обратно в одиночество и психологическую смерть, что будет, если она сокрушит меня»

«Нет, этого не должно случиться! Маша нуждается во мне. Я несу ответственность за нее. Я не должен обвинять Маша, потому что это бы сокрушило ее. Если и я обвиню ее, я должен сделать это очень осторожно».

Маша думает то же самое.

18. Сам процесс разногласия между Машей и Сашей становится подспудным. (Фактически, их общение, по большей части, становится подспудным, т. е. становится скрытным. )

а) Когда Саша и Маша хотят обвинить друг друга за то, что им чего-то не дали, то им приходится маскировать свои обвинения, общаясь не прямо, а скрыто.

б) Когда им хочется попросить о чем-то, им приходится маскировать свои просьбы, тем самым общаясь не прямо, а скрыто.

19. В следующем примере описывается, как звучит скрытая просьба. Предположим, что Маша хочет пойти в кино.

а) Вместо того, чтобы сказать:

«Я хочу пойти в кино. А ты хочешь», она говорит:

«Разве ты не хочешь посмотреть кино» или

«Тебе хорошо было бы посмотреть кино».

б) Если ей приходится маскировать свою просьбу еще больше (если, например, ее поведение является «шизофреническим»), то она может сказать:

«На нашей улице открылся новый кинотеатр» или

«Мне нравятся помещения, в которых работают кондиционеры».

20. Скрытое обвинение может, например, звучать так (предполагая, что Саша не отзывается на просьбу Маши):

а) Вместо того, чтобы сказать:

«Ты не прислушиваешься ко мне, когда я прошу тебя о чем-то. Ты никудышный муж», Маша говорит:

«Люди никогда не обращают на меня внимание».

б) Или, если ей приходится замаскировать свое обвинение еще больше (как в случае шизофрении), то она может сказать:

«Мир глух к просьбам».

21. Когда просьбы и обвинения становятся настолько скрытыми, любой посторонний человек, наблюдающий со стороны, приходит в замешательство и спрашивает:

«Кто хочет чего и от кого Кто сделал что и с кем они это сделали»

а) Ребенок в такой семье приходит в замешательство.

[16]

б) Терапевт может оказаться в замешательстве, если он не проследит, чтобы желания и обвинения четко обозначались, как исходящие от кого-то и направленные на кого-то.

22. Если наблюдать за людьми, переходя от наиболее функциональных отношений к наименее функциональным, то желания и обвинения все реже и реже принадлежат кому-то конкретному.

а) Они адресуются скорее ближайшей планете, чем ближайшему человеку.

б) Ответные реакции на просьбы и обвинения становятся все уклончивее:

  • сообщения посылаются так, словно они никому не адресованы;
  • ответные реакции тоже как будто бы никому не принадлежат.

23. Маша и Саша могут уклониться от просьб и обвинений, выходя из ситуации. В то же самое время, они превращают свой открытый выход из ситуации в скрытое обвинение.

а) Они могут выйти, сказав:

«Делай, как знаешь,… Делай по-своему… Ты, дорогой, всегда прав».

б) Они могут выйти из ситуации, не говоря ничего, а буквально покидая поле деятельности в самый важный момент, когда принимается решение, и делая это так, как будто они скрыто говорят:

«Делай, как знаешь. Мне приходится отсутствовать, чтобы продолжать жить с тобой».

в) Они могут уйти от ситуации через наркотики, сон, алкоголь, невнимательность, «тупость», как будто они говорят этим:

«Делай, как знаешь. Мне нужно быть в полубессознательном состоянии, чтобы жить с тобой».

г) Они могут уйти от ситуации, физически заболев, как будто говоря этим:

«Делай, как знаешь. Мне нужно болеть, чтобы продолжать жить с тобой».

д) В качестве последнего прибежища, они могут уйти от ситуации с помощью психической болезни, как будто бы говоря этим:

«Делай, как знаешь. Мне приходится сойти с ума, чтобы продолжать жить с тобой».

24. Под всей этой уклончивостью и двусмысленными фразами кроется желание Маши и Саши все-таки разобраться в своих противоречивых чувствах о том, любят их или не любят.

а) Каждый из них старается скрыть свое разочарование.

б) Каждый из них старается защитить, умилостивить другого и угодить ему, потому что этот другой необходим для того, чтобы выжить.

в) Что бы они не делали, то, как они это делают, выдает их страдание, разочарование и чувство обделённости.

25. В роли психотерапевта я обнаружила, что нефункциональность вероятна там, где общение между людьми становится все более непрямым и скрытым.

[17]

Однако, я еще не описала супружеские пары, которые играют друг с другом в поддавки (я даже называю это «синдром игры в поддавки»).

а) Каждый говорит:

«Я прав!»

«Нет, я прав!»

«Ты никудышный!»

«Нет, ты никудышный!»

б) Супружеские пары, играющие в поддавки, по крайней мере, делают это открыто:

  • они не соглашаются открыто, но вместе с тем, у них есть и скрытые разногласия;
  • ни один из супругов не смешивает свои желания с желаниями другого. Каждому из них очень легко услышать желания другого, потому что эти желания обычно выкрикиваются;
  • любому постороннему человеку легко заметить, что эти двое находятся в разногласии и ему можно прокомментировать такое положение дел, причем с его замечаниями супруги согласятся;
  • муж и жена, играющие в поддавки, не водят себя за нос, как другие люди, маскирующие свое разочарование. Однако, индивидуальные чувства пониженной самооценки у каждого из них в отдельности создают взаимную потребность одного в другом, и они чувствуют себя в ловушке. Они способны признать, что они разные, но не способны воспринимать себя отдельными.

26. Обобщая все то, что мы описали выше, мы можем сказать, что у Маши и Саши, если у них крайне нефункциональные отношения (если они — родители крайне «трудного» ребенка), будет низкая самооценка, завышенные ожидания и мало доверия. Так они могут с легкостью установить и закрепить взаимоотношения, при которых на поверхностном уровне они неотличимы один от другого. Собственная уникальность и обособленность может признаваться ими только в скрытой форме.

а) Как будто бы Саша говорит себе:

«Маша нуждается во мне, я несу за нее ответственность. У нас с Машей не должно быть разногласий, потому что они бы сокрушили ее. Маша и я не отличаемся друг от друга. И мы не должны проявлять разногласий, за исключением мелких поводов. Она чувствует то, что и я, любит то же, что и я, и думает то же, что и я. Мы живем друг для друга, у нас общий кровяной поток».

б) Каждый из них так сильно старается угодить другому и защитить его, что в конечном счете, он начинает жить согласно своим представлениям о том, чего хочет его партнер:

  • каждый из них передает контроль над собой другому, хотя чувствует при этом негодование;

[18]

  • каждый из них также смиряется с ответственностью за необходимость контролировать другого, хотя это вызывает в нем негодование.

27. В результате получается, что каждый из них в один момент ведет себя как родитель, а в следующий — уже как ребенок.

а) Каждый говорит:

«Вот, заведуй моей жизнью вместо меня (хотя мне бы так хотелось, чтобы ты этого не делал!)».

б) Каждый также говорит:

«Ладно, я буду заведовать твоей жизнью за тебя (хотя мне бы так хотелось, чтобы ты сам заведовал!)».

в) Они по очереди играют роль сильного и адекватного партнера, или беспомощного и неадекватного. В таких взаимоотношениях хватает места только для одного сильного, адекватного человека.

г) Каждый действует так, как будто бы индивидуальность несовместима с ролью жены или мужа; как будто индивидуальность и супружеская жизнь в принципе не сочетаются.

28. До вступления в брак Маша и Саша никогда не выражали свою индивидуальность в полной мере.

а) Теперь, вступив в брак, они стараются не проявлять свою индивидуальность даже в той малой степени, в какой она у них проявлялась раньше; это делается, чтобы войти в супружескую роль.

б) Теперь на поверхности они стараются быть лишь супругами, живущими друг для друга.

в) В глубине души они все еще стараются проявить свою индивидуальность.

29. Маша и Саша продолжают такие отношения, потому что в действительности ничего лучшего они и не ожидали.

а) Они всегда могут надеяться, что у них это будет по-другому (жизнь остается такой же, как раньше — но, быть может, она как-то изменится!):

  • Маша может надеяться, что Саша окажется другим, нежели ее ожидания о мужчинах;
  • Саша может надеяться, что Маша окажется другой, нежели его ожидания о женщинах.

б) Пока это не прояснится, Маше нужно защищаться от собственных страхов, пользуясь теми же тактическими ходами, которые ее родители использовали друг против друга, потому что она не знает других ходов. (Саша делает то же самое. )

30. Какие бы отношения не выработались у Маши и Саши, они разочарованы тем, что они получили.

а) Вскоре им предстоит добавить родительскую роль к тому, что у них осталось от индивидуальных ролей и к тому, что они старались развить в супружеской роли.

[19]

б) Если они столкнулись с трудностями, стараясь найти сочетание индивидуальности с супружеством, им будет одинаково трудно сочетать это с родительской ролью.

* * *

Это одна из причин, почему прямое и открытое общение между партнерами так важно. Для него требуется смелость, некоторые новые убеждения и немного практики такого общения. Оно стоит ваших усилий. Люди нуждаются в прямом, честном общении, общении, которому они могут доверять. Единственное, что мешает такому общению, — это страх. Вирджиния Сатир предлагает реагировать на эти страхи следующим образом:

  • Я могу сделать ошибку!
  • Я уж точно сделаю ошибку, если я буду хоть что-нибудь делать, особенно, если я буду делать что-то новое — именно так я всегда и учился.
  • Это может кому-нибудь не понравится!
  • Я могу быть почти уверен, что кому-нибудь это не понравится, но это нормально. У всех разные вкусы.
  • Меня будут критиковать!
  • Да, иногда люди будут критиковать то, что я делаю, и иногда это будет даже полезно, — я несовершенен.
  • Я могу оскорбить чьи-нибудь чувства!
  • Иногда, правда неприятна, но каждый человек выбирает, как ему отреагировать. Я не отвечаю за их выбор.
  • Он подумает, что я плохой!
  • Может быть, он подумает, что я плохой; я могу это пережить. Вопрос в том, что я думаю.
  • Люди подумают, что я несовершенен!
  • Я не совершенен и остальные люди тоже, ну и что
  • Он может уйти!
  • Если он хочет уйти, может быть, это и к лучшему. Я могу это пережить.

Такое отношение даст вам возможность стоять на своих собственных ногах, хотя это не всегда будет легко и безболезненно. Однако, когда вы сможете посмеяться над собой, этот процесс будет проходить гораздо легче.

[20]

Определение отношений

Когда любые два человека встречаются в первый раз и начинают устанавливать отношения, существуют потенциальные возможности для самого разнообразного поведения по отношению друг к другу. Они могут обменяться комплиментами или оскорблениями, пофлиртовать или продемонстрировать, что один из них выше, чем другой и т. д. По мере того, как эти два человека определяют отношения друг с другом, они вместе вырабатывают тот тип коммуникативного поведения, который будет присутствовать в их отношениях. Из всех возможных сообщений они выбирают сообщения определенного типа и приходят к соглашению, что это должно быть включено в отношения. Они как будто прочерчивают линию, отделяющую то, что будет в их отношениях от того, чего не будет. Эту линию можно назвать совместным определением отношений. Любое сообщение, которым они обмениваются, самим своим существованием либо подкрепляют эту линию, либо предлагает ее смещение, чтобы включить сообщение нового типа. Таким образом, отношения с обеих сторон определяются наличием или отсутствием сообщений, которыми эти люди обмениваются. Если молодой человек обнимает девушку, он указывает на то, что любовное поведение будет включено во взаимоотношения. Если девушка говорит: «Нет, нет», — и отстраняется от него, она указывает, что любовное поведение не будет включено в их отношения. Какого типа отношения будут между ними: любовные или платонические, определяется тем типом сообщений, который они оба согласны принимать. Это соглашение никогда не вырабатывается навсегда, постоянно предлагаются сообщения нового типа или окружающая ситуация меняется и провоцирует изменения в поведении.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.