WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 30 |

У нас был пациент из Калифорнии, который, когда видел змею (неважно, на каком расстоянии и кто при этом рядом с ним находился), пугался и его зрачки немедленно расширялись. Мы находились достаточно близко от него, чтобы заметить это. Он создавал образ змеи, летящей в воздухе. Этот образ был вне сознания, пока мы его не открыли. Когда пациенту было шесть лет, кто-то неожиданно швырнул в него змею, чем его ужасно напугал. И до сих пор он реагирует на внутренний образ летящей змеи кинестетическим ответом шестилетнего ребенка. Одна из вещей, которую мы смогли сделать, - это изменить содержание картины. Мы заставили его создать образ человека, шлющего ему воздушные поцелуи. То, что мы действительно сделали - так это изменили порядок, в котором функционировали репрезентативные системы. Сначала мы заставили его отреагировать кинестетически и лишь затем - создать внутренний образ. Это сделало существование фобии невозможным.

Вы можете устранить любой ограничение, которое представляется уникальным достижением данного человека. Если вы поняли, из каких шагов состоит процесс, то вы можете поменять порядок шагов, изменить их содержание, ввести новый шаг или изменить один из существующих. Вы можете сделать много интересных вещей. Если вы считаете, что важным условием изменения является "понимание истоков проблемы и ее глубокого скрытого значения" и что вы должны иметь дело с содержанием и в результате с его изменением, то вероятнее всего, на изменение человека у вас уходят годы.

Если вы будете работать с формой, то вы достигнете по крайней мере таких же хороших результатов, как если бы вы работали с содержанием. Инструменты, направленные на изменение формы, гораздо более доступны. Изменить форму гораздо легче, и изменения получаются более устойчивыми.

Что за вопросы вы задаете, чтобы выявить шаги процесса

Попросите пациента вспомнить о неприятном переживании. Спросите, когда он испытал это в последний раз, или что бы случилось, если бы он пережил приступ прямо здесь и сейчас. Или пусть он вспомнит, когда это с ним случилось в последний раз. Любой из этих вопросов вызовет те же самые невербальные реакции и ответы, которые мы здесь вам продемонстрировали. Когда я здесь на нашем семинаре задаю кому-то вопрос, то получаю невербальный ответ, более быстрый и точный, чем осознанный вербальный.

"Как вы узнаете о том, что в данный момент испытываете фобию, а в другой момент нет Как вы узнаете” - вопросы этого типа дадут вам информацию обо всем, что вам нужно. Люди имеют тенденцию скорее демонстрировать это, чем вводить в сознание.

Наша книга "Структура магии" посвящена тому, что мы называем "мета-модель". Это - вербальная модель, способ слушания формы, а не содержания высказывания. Одно из конкретных отличий "мета-модели" - это так называемый "неконкретный глагол". Если я ваш клиент и говорю вам: "Мой отец пугает меня" - то понимаете ли вы, о чем здесь идет речь Нет, конечно, нет. Это все равно, как если бы я сказал: "Мой отец Х меня", потому что для одного человека это означает, что отец прикладывает к его виску дуло пистолета, а для другого - что отец просто ходит по комнате и ничего не говорит. Так что предложение "Мой отец пугает меня" несет в себе очень мало содержания. Оно просто указывает на то, что происходит какой-то неконкретный процесс. Но конечно, нужно быть внимательным, чтобы не пропустить момент, когда человек адекватно конкретизирует с помощью языка какой-то фрагмент своего опыта.

Одна из вещей, которой учит мета-модель - это задавание вопросов конкретизирующих процесс, обозначаемый глаголом "пугает". "Как именно он пугает вас" "Как именно вы узнаете, что вы испытываете депрессию, вину или фобию" "Знать" - это еще одно слово, подобное слову "пугать". Оно не конкретизирует процесс. Так что, если я скажу: "Я ДУМАЮ, что у меня есть проблема", это ничего не скажет вам о процессе. Если вы спросите: "Да, но как вы об этом думаете", человек сначала ответит: "Что" Но, пройдя через начальный шок от того, что ему задали столь странный вопрос, он начнет демонстрировать вам процесс, сначала невербально. Он скажет: "Ну, так прямо и думаю" (глаза и голова идут прямо влево вверх). Или: "Ах, я не знаю. Вы знаете, это просто мысль, которая ко мне пришла". (Глаза и голова идут влево вниз). Комбинация использования неконкретных глаголов и невербальной конкретизации - движение глаз и тела - даст вам ответ на вопрос, будет ли этот ответ осознанным или нет.

Если вы продолжаете задавать вопросы, человек обычно осознает процесс и объясняет вам, что происходит, хотя делает это с пренебрежением к вам, поскольку каждый убежден, что у всех процессы протекают точно так же, как и у него. Один известный терапевт очень серьезно сказал нам однажды: "Каждый взрослый, интеллигентный человек всегда мыслит образами" Но это утверждение касается только ЕГО. Это его способ организации большей части своей сознательной деятельности. И более чем к половине населения этой страны его утверждение не имеет никакого отношения.

Очень часто на подобных семинарах люди задают вопросы такого типа: "Что вы делаете с теми, кто находится в депрессии" (указывает на себя). Слова "с теми" неконкретны, они не имеют ссылки в опыте, но невербальное сообщение в этом случае очень конкретно, и люди делают то же самое с другими вербальными процессами. Если вы научитесь определять невербальные признаки, вам станет совершенно ясно, как работает процесс. Человек обычно приходит и говорит: "Ну, у меня есть проблема", а его невербальное поведение уже демонстрирует вам, как он ее создает.

Итак, вопросы типа "Как именно" или "Как вы узнаете" обычно дают вам полную невербальную конкретизацию процесса, через который проходит человек. В "Структуре магии" содержится полная конкретизация того, как задавать соответствующие вопросы, используя метамодель.

Один наш студент научил мета-модели сестринский персонал одной больницы, так что если пациент говорил: "Я уверен, что мне станет хуже", или "Я больше не смогу подняться", сестра спрашивала его: "Как вы об этом узнаете", продолжая затем задавая вопросы по мета-модели, и помогая пациенту осознать ограниченность своей модели мира.

Результат состоял в том, что средний срок пребывания больных в этой больнице снизился с четырнадцати до двенадцати дней.

Вся идея мета-модели дает вам возможности систематического контроля над языком. Когда мы начали обучать мета-модели наших студентов, результат был следующий: сначала они ходили и мета-моделировали друг друга, примерно в течение недели. Затем они начали слышать, что говорят они сами. Иногда они останавливались на середине фразы, поскольку начинали слышать себя. Это - еще одно свойство мета-модели: она учит слушать не только других людей, но и себя.

Затем произошло следующее: они обратились внутрь себя и начали моделировать свои внутренние диалоги. Это превратило их внутреннюю речь из терроризирующего факта в нечто полезное.

Мета-модель - вещь действительно упрощенная, но именно она служит основанием всего, что мы делаем. Без нее, и без систематического контроля над ней, вы работаете неряшливо. Различие между теми людьми, которые делают свою работу хорошо, и всеми остальными заключается в наличии контроля за мета-моделью. Она буквально составляет основание всего того, что мы делаем, вы можете быть блестящим, остроумным и прекрасно использовать сложнейшие метафоры, но если вы не умеете хорошо собирать информацию, как внешнюю, так и внутреннюю, то вы не знаете, что делать. Вопросы мета-модели дают вам нужную информацию немедленно. Она может превратить ваши внутренние диалоги в нечто полезное.

Когда вы говорите с людьми, то они полагают, что все ими воспринятое внутреннее и есть то, что вы сказали. Внутри происходит так много всего, что им некогда осознавать внешнюю форму вашего общения. Вы можете произносить предложения, которые совсем не имеют смысла, и люди будут отвечать так, как будто то, что вы сказали, имеет смысл. Мне удивительно то, что кто-то заметил, что шизофреники говорят "словесной окрошкой". Я посетил много мест, говоря там словесной окрошкой, а люди отвечали мне так, как будто я говорил на совершеннейшем английском.

Мужчина: Есть ли различия в зависимости от интеллектуального уровня клиентов, так сказать, умственно отсталый гений

Нет... О таких различиях мне ничего не известно. Это даже забавно, но подсознание устроено у всех одинаково, вне зависимости от образования и интеллектуального уровня. Коэффициент интеллекта - это тоже функция тех самых структур, о которых мы все время говорим.

Женщина: Когда вы предлагаете человеку пережить те ощущения, которые его беспокоят, и наблюдаете за ним, осознаете ли вы, через какой процесс он проходит

Да, в конкретном смысле слова "осознание". Сегодня здесь на семинаре я не сделал ничего такого, что я осознавал бы в нормальном, рефлексивном смысле слова "осознание", в смысле отдавания себе отчета в том, что же я сейчас делаю. Я осознаю, что я делаю или говорю только в тот момент, когда я слышу себя или уже делаю что-то. Это важно. Я действительно убежден в том, что общение лицом к лицу с другим человеком, не говоря уже о группе людей, слишком сложно для того, чтобы производить его осознанно. Вы не можете делать это осознанно. А если вы все-таки делаете, то нарушаете естественный поток общения.

Есть ли среди вас музыканты ОК. Кто из вас делает это сознательно... Конечно, никто. Вы осознаете результат, слышите звуки, которые производите, но не процесс создания этих звуков. Что же произойдет, если вы в середине пьесы вдруг осознаете, что вы делаете Бум

Вы завалите выступление. Но чтобы НАУЧИТЬСЯ играть ту же самую пьесу, на некоторых этапах вы должны воспользоваться своим сознанием.

Общаясь здесь с вами, я осознаю происходящее в том смысле, что реагирую непосредственно. Но рефлексивно я не осознаю, что я делаю. Если бы я осознавал это, я бы делал другую работу.

Представьте себе, что в понедельник утром вы возвращаетесь в свой кабинет и новый клиент говорит вам: "У меня фобия жевательной резинки". И в вашей голове возникает голос, который говорит: "О, это прекрасный случай для меня попробовать что-то новое". Затем вы смотрите вверх и спрашиваете клиента: "Так, и когда же вы в последний раз испытали сильную фобическую реакцию" Клиент начинает реагировать различными движениями глаз. И если вы при этом представляете себе доску этой аудитории, на которой нарисована схема движения глаз и повторяете про себя все то, что от нас здесь услышали, и испытываете чувства на предмет того, удастся ли вам применить что-то новое или нет, то вы не получаете никакой сенсорной информации, которая бы послужила вам базой для выбора действия. В этом смысле рефлексивное осознание в процессе общения отнюдь не полезно. Если вы, проведя терапию, что-то говорите себе, представляете картины или испытываете чувства, то, вероятнее всего, вы заканчиваете тем, что проводите терапию себе самому. Я думаю, что, в основном, это и происходит. Очень часто терапевты проводят терапию не с другим человеком, сидящем у него в кабинете, а с самими собой. И есть много клиентов, которые при этом метафорически меняются.

Многие терапевты получают специализацию, но в ходе учебы они не узнают ничего, что было бы им полезно для будущей работы. Они изучают статистику: "3,5% клиентов являются..." Но очень редко к вам в кабинет являются сотня пациентов, с тремя из которых вы начинаете работать. Существуют также практические занятия по психотерапии. Но их проводят люди, которые умеют очень хорошо проводить терапию, но совершенно ничего не знают о том, как же они это делают.

Они расскажут свои мысли о том, что они делают, отвлекая таким образом ваше внимание от клиента, с котором они работают. Если вам повезет, то вы на подпороговом уровне ухватите признаки, на которые они ориентируются, и сможете реагировать на пациента систематическим образом. Но большинству это не удается. Существуют многие психотерапевты, которые работают непродуктивно. Что вы должны начать делать - так это реструктурировать свое собственное поведение, чтобы начать уделять внимание своему клиенту.

Мне кажется, что вам, как профессиональным специалистам по общению, надо потратить некоторое время на то, чтобы сознательно отработать конкретные виды стереотипов общения, чтобы они функционировали у вас подсознательно и автоматически, как навыки вождения машины или мотоцикла. Вы можете так натренировать себя, чтобы ваше поведение стало систематическим, что требует первоначально некоторой сознательной практики. Так, когда вы видите, что человек визуализирует, а слышите аудиальные предикаты, то у вас может происходить автоматический выбор: реагировать присоединением, или неприсоединением, или любым общением, которое придет к вам в голову.

Другими словами, вам нужен подсознательный систематический репертуар стереотипов, на каждую точку выбора, с которой вы неоднократно сталкиваетесь в вашей работе. Например, как я устанавливаю раппорт с другим человеком Как я поступаю, если пациент не знает, как ответить на мой вопрос сознательно, вербально Как я реагирую на несогласованность Все это и есть точки выбора. Определите, какие точки выбора повторяются в вашей работе, и для каждой такой точки постарайтесь насчитать шесть своих реакций. Если реакция одна, то, я считаю, вы вообще не действуете с позиции выбора. Если у вас только один путь - вы робот. Если два, то вы находиться в конфликте с самим собой.

Вы нуждаетесь в солидном основании для своих выборов. Один из путей приобретения такого основания - это рассмотрение структуры своего поведения в ходе терапевтической деятельности. Соберите точки выбора, которые повторяются для вас, убедитесь, что на каждую точку у вас есть выбор из некоторого множества реакций - и забудьте обо всем этом. И добавьте еще один ингредиент - мета-правило: "Если то, что вы делаете, не срабатывает, попробуйте сделать что-нибудь другое".

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 30 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.