WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 39 |

Психотерапевт спросил, бывали ли такиестычки, в которых участвовала только супружеская пара, а Сет оставался встороне. Наша гипотеза заключалась в том, что поведение Сета направляло в иноерусло непримиримую борьбу между матерью и отцом, а его подвижки в сторонубольшей независимости одновременно с отходом Аннетт от своей роли помощницызначительно ускорили этот кризис. Если бы Аннетт сумела уйти, то Сет мог быпоследовать за ней; беспокойство же у Сета и его родителей вызывало то, что безСета старая вражда между родителями может разгореться с новой силой.Психотерапевт особенно подробно расспросил Сета о конфликтах, происходившихмежду родителями. Сет сказал, что в настоящее время между родителями никакихстычек не происходило.

Сет: Есливспомнить прошлое, думаю, что такие же схватки, как у меня с матерью,происходили тогда с нею у отца; такие случаи, например, — как я, должно быть, уже раньшерассказывал — когдаон мыл посуду, а затем приходила она, устраивала тщательную проверку инаходила, что посуда вымыта не вполне идеально. Может быть, она это делалавовсе и не из антагонизма...

Мать: Тщательнуюпроверку. Ты употребляешь неверное слово.

Сет:...могла бы отложить в сторону или что угодно, но онаэтого просто так не оставляла; она выискивала причину. Его в комнате не было.Она делала это, вовсе не обязательно чтобы его спровоцировать. А он приходил отэтого в бешенство, потому что чувствовал, будто сделал что-то такое, за что нетолько не похвалят, но еще и придется переделать, и от этого приходил вярость.

Психотерапевт:Бывало, чтобы он возражал ей

Сет: Да.Тогда... это было очень давно, и обычно это касалось его. Я не помню, чтобы онвозражал ей в отношении того, что происходило между мной и ею или чтобы этобыло слишком часто...

Психотерапевт: Аслучалось так, чтобы отец возражал матери в отношении тех проблем, которыевозникали у них в связи с вами

Сет: Оченьредко.

Психотерапевт:Только из-за посуды.

Сет: Я хочусказать, что она такая архизанудная пилильщица! И время от времени он давал ейотпор.

Психотерапевт: Ив течение всех тех лет, пока это продолжалось, кто находился в опасности бытьубитым

Сет: В этихстычках иногда доходило до драки.

Психотерапевт:Между ними двумя.

Сет: Ячувствовал тогда, что мой отец себя контролирует, так что он, я помню, простобросал ее на кровать или что-то в этом роде и старался побыстрей уйти изкомнаты. Другими словами, ее вербальные нападения очень агрессивны, непросто... Вы видите, здесь она такая тихая и все такое... Но на самом деле онине такие, какими кажутся. Она не говорит о том, что каждый раз, когда я звоню,она старается поднять трубку. Я думаю, Аннетт помнит, что практически каждыйраз, когда я звоню по телефону, она...

Отец:(Приходя в ярость.) Знаешь,Сет, ты просто... Я хочу сказать только одно. Как ты можешь говорить, чтокаждый раз, когда ты звонишь по телефону, она поднимает трубку, это просто...это просто... я хочу сказать, что... это непостижимо!

Психотерапевт:Хорошо, хорошо. Позвольте мне получить эту информацию. Хорошо. Сет, когда междуними возникала напряженность, кто, по вашему мнению, находился вопасности

Сет: Я думаю,гм-м, это моя мать... хотя мать иногда брала в руки оружие, чтобы защититься,нож, к примеру.

Психотерапевт:Ваша мать.

Сет: Моямать.

Психотерапевт: Ачто вы испытывали, когда ваш отец был прав и все же не возражал вашейматери

Сет: Думаю, могутолько беситься оттого, что он не возражал ей в прошлом. Возможно, я и сейчасот этого бешусь. Но мой отец приходит в ярость, если я закатываю скандал, исовершенно безразличен к ее скандалам. Моя мать может кое-что сделать на виду увсех... ну, например, выплеснуть кофе на пол. А потом сказать: “Я невыплескивала его не пол”. Отец все это видел и знает, что это она еговыплеснула на пол; и время от времени он говорит ей: “Это ты его выплеснула напол”, — но от этоготолько будет скандал, между прочим. Поэтому чаще всего он этого не говорит. А яне церемонюсь и говорю: “Разве она только что не выплеснула кофе на пол у меняна глазах! Как это может быть, что все в порядке” Мое существо испытываетпотрясение. Как правило, у меня нет никаких свидетелей. Это одна из причин,почему в конечном итоге я звоню Аннетт безконца. Если я закатываю скандал и говорю, что я этогоне делал, то он набрасывается на меня.

Психотерапевт с еще большей настойчивостьюстал выискивать свидетельства того, при каких обстоятельствах мог вновьвспыхнуть конфликт между родителями. На следующем сеансе Сет прямо не отвечална вопросы психотерапевта, а неожиданно дал отчет о недавно произошедших в немизменениях. Эти изменения совпали с нарастанием напряжения в семье, о которомсообщила Аннетт, и с ее решением отправиться в поездку.

Психотерапевт: Вслучае, если ваши папа и мама затеют ссору, скажем, в отсутствие Аннетт— хорошо— какую форму моглобы это принять и кто, по вашему мнению, мог бы быть убит

Сет:(После долгой паузы.)По-моему, наш поезд ушел, и я вынужден это признать. Две или три недели назад уменя было чувство, что я начну делать что-то такое, и кое-что действительнопроизошло, например, я оставался в квартире, а матери в ней небыло.

Психотерапевт:Вы оставались в своей квартире

Сет: Да, а моейматери не было. Мой отец там был, а матери не было впервые чуть ли не за целыйгод. Я сделал вид, что ничего не заметил, не сказал, что произошли какие-тоизменения, не приободрил ее, а пришел в бешенство, поскольку недопустимо было,чтобы это происходило каждый...

Психотерапевт: Яне совсем понимаю, о чем вы говорите.

Сет: Я говорю отом, что я не оставался в своей квартире без Аннетт или мой матери в течениегода, а сейчас уже целый месяц, если не два, я остаюсь в своей квартире безматери.

Психотерапевт:Без матери, но с Аннетт

Сет: И безматери, и без отца. А этого определенно не случалось в течение целогогода.

Когда психотерапевт стал настойчиводобиваться у Сета ответа на вопрос, могли ли его родители возобновить своюстарую вражду в случае, если сын их покинет, он сказал: “Возможно, они слишкомустали, чтобы враждовать”. После этого он уверил психотерапевта в том, что емуне следует беспокоиться о вспышке насилия в семье, поскольку он решилотказаться от своей независимости и возобновить постельный режим.

Сет: Несобираюсь что-либо делать; я не собираюсь попробовать ходить на спортивныематчи, я не собираюсь продолжать занятия спортом; я не знаю, так ли великаопасность, как неделю назад, поскольку я смирился с тем, что если будуоставаться в постели большую часть времени и не буду пытаться что-либо делать,то в доме станет немного меньше напряженности. Я хочу сказать, что я все времяне мог с этим смириться, но на прошлой неделе я, возможно, передумал и сейчассмирился: в этом и проблема. В эту самую минуту я чувствую, что так и быть,лучше я останусь в постели.

Нам поступали многочисленные намеки отСета, что отношения между родителями когда-то заключали в себе способноезакончиться смертью насилие. Исходя из этого, мы предположили, что когда борьбамежду родителями грозила обостриться до той точки, где система могларазвалиться или кто-то из ее членов мог покинуть поле боя, о чемсигнализировали психотические вспышки ярости и замкнутость матери, убийственныеконтратаки отца, семья переключалась на борьбу Сета против своих родителей.Зарождение симптомов Сета в позднем подростковом возрасте, скорее всего,совпало с его угрозой покинуть семью, поскольку Сет был чрезвычайно одаренныммолодым человеком. Угроза Сета выйти из системы нарушила равновесие всупружеских отношениях, которые были стабилизированы благодаря присутствиюребенка. С возникновением симптомов у Сета появилась возможность препятствоватьобострению родительской борьбы благодаря тому, что он не позволял ни одному изних возобладать над другим. Другими словами, если мать делала отцу потенциальногубительное замечание, Сет усмирял ее, изматывая до тех пор, пока отец ненападал на него, чтобы защитить свою жену. Если отец чересчур злился на своюжену, Сет вызывал огонь отца на себя и толкал мать на сторону отца. Со временемсигналы, необходимые для вызова этих поведенческих реакций, становились всеболее и более незначительными; приподнятая бровь, тон, каким сделано замечание,стали условным знаком к началу развития сюжета, который мог кончиться убийствомили телесными увечьями, но который незамедлительно пресекался симптоматическойреакцией Сета.

Поскольку ни одна из родительских схватокне выходила за пре­делы начальных выпадов, страх перед тем, что могло произойти, еслидело этим не ограничится, стал возрастать, так же как и потребность Сетапостоянно держать под контролем все происходящее. Чем больше Сет держал подсвоим контролем стычки родителей, тем крепче становилось родительское единениев ощущении приносимой сыну жертвы и тем глубже делалось их отчаяние. Однакородители никогда не могли договориться между собой о совместных действиях сцелью обуздать Сета, поскольку любая их попытка к сотрудничеству друг с другомнемедленно вскрывала супружеский конфликт, который, разумеется, служил сигналомдля Сета вновь обострить свое поведение.

Когда борьба между родителями и Сетомдостигла невыносимого предела, опять грозя разрушением системы (мать могластать психотичкой, Сет мог совершить самоубийство, отец мог убить Сета), Сетввел стороннего человека — Аннетт, “значимую другую”. С приходом Аннетт борьба стала болееравной — Сет и Аннеттпротив матери и отца — с Аннетт, выступающей в роли посредника для обеих сторон и такимобразом восстанавливающей в системе непростое равновесие и не позволяющейборьбе Сета против своих родителей обостриться до крайнего предела.

Опять, как и раньше, время стало темфактором, который, понуждая развитие системы, подталкивал к новойнестабильности. Отношения между двумя молодыми людьми, скорее всего, неизбежнозакончатся разрывом, если не смогут развиться до какой-то новой стадии. В этойсемье нормальное развитие было за­блокировано все возраставшей напряженностью в отношениях Сета иАннетт. В то же время, как мы выяснили на более поздних сеансах, Аннетт привелик отношениям с Сетом трудности в ее собственной родительской семье. Временамиотношения между Сетом и Аннетт стабилизировались благодаря обострениям вот­но­шениях между Сетом и егородителями, когда Аннетт вставала на защиту Сета и выступала против родителей.Иногда отношения между Сетом и его родителями стабилизировались благодаряссорам, вспыхивавшим между Сетом и Аннетт. Однако всегда существовало опасение,что Аннетт может уйти. По мере того, как обострение нарастало во всехотношениях, напряженность становилась невыносимой. Это нарастание внутреннегодавления и вынудило семью обратиться за помощью к посторонним людям, и нестолько для того, чтобы решить свои проблемы (хотя некоторая смутная надежда наэто существовала), сколько для того, чтобы вновь стабилизировать ситуацию,подключив внутреннюю борьбу в семье к иной цепи, к симметричной борьбе всистеме отношений семьи и психотерапевта.

В конце пятого сеанса группа провелаконсультацию и решила нацелить вмешательство на центральную тройку, вчастности, на насилие в супружеской паре. Мы чувствовали, что достигли самогоядра курса психотерапии и нам следует бросить вызов как тройке — Сету и его родителям, так и паре— матери-отцу— с тем, чтобы онидоказали неправоту группы и, как следствие, свою способность не прибегать кнасилию.

Психотерапевт:Группа согласна с Сетом в том, что он не был признан в этой семье. Группауверена, что Сет был готов пожертвовать своей жизнью вплоть до риска убить илибыть убитым ради того, чтобы защитить мать от ярости отца и защитить отца отпсихологической смерти вследствие унижения своей женой. Ясно, что если бы матьи отец сумели признаться в той роли, которую они играли в заточении своегосына, Сет был бы освобожден от своей роли хранителя мира междусупругами.

Отец:(Саркастически смеясь.) Явынужден рассмеяться, потому что — вы можете закончить, но я повторю еще раз (указывая в направлении группы за зеркалом) —Кукушкино гнездо.

Психотерапевт:Хорошо, хорошо. Поскольку совершенно ясно, что это признание еще требуетсознательного осмысления матерью и отцом, группа рекомендует Сету вернуться кпостельному режиму и временно отказаться от тех шагов, которые он предпринимал(отец смеется) для своегоосвобождения.

Отец: Ты хочешьопять сюда прийти, Сет

Психотерапевт: Яотправлю вам копию письма и назначаю вам встречу на 5 мая.

Семья еще раз подверглась нажиму,заставляющему ее доказать неправоту группы, доказав свою способность обходитьсябез насилия. Письмо группы было нацелено на Сета, который в наибольшей степениконтролировал, произойдет в действительности насилие или нет. Письмоопределяло, что убить или быть убитым означает жертву во имя большегоблагополучия системы семьи и фактически является окончательным доказательствомправоты группы. Третья альтернатива была предложена Сету: вернуться кпостельному режиму и не предпринимать дальнейших усилийосвободиться.

При просмотре видеозаписи на консультациибыло интересно увидеть, что кризис в семье вызвал изоморфный кризис в группе,который оказал влияние на последующее вмешательство. Сообщение группывыставляло родительские отношения в негативном свете, упоминая об униженииматерью отца и об отцовских приступах ярости. Более того, только Сет былохарактеризован как преданный и жертвующий собой. Группа совершенно определенноприсоединилась к одной части системы (Сету) и встала в оппозицию к другой(родителям). В результате этого хода семья могла отказаться от продолжениякурса психотерапии, чтобы восстановить свою внутреннюю спаянность. Вретроспективной оценке отрицательный характер вмешательства был вызван двумяфакторами: 1) отсутствием у группы опыта положительной перестройки всехвзаимодействий, даже тех, которые казались наиболее сильно заряженными злобой инасилием; 2) давлением семейного кризиса на группу. Несмотря на нашу ошибку,вмешательство было эффективным, и после этого сеанса семья являлась на всепоследующие, проводившиеся с интервалом в один месяц.

Шестой сеанс

Сет: Последниетри недели, насколько я помню, я чувствую себя в основном хорошо, что дажестранно.

Психотерапевт:Что это значит

Сет: Я не думаю,что была какая-то особенно высокая степень напряженности по сравнению с другимивременами. Мне не удалось совершить ничего особенного, но я не лежал в постели:я продолжал заниматься своими упражнениями. И даже стал выходить из дома один.Один.

Психотерапевт:Вы начали...

Сет: Выходить наулицу один, то естьпереходить на другую сторону улицы. Но это большое событие, этого не случалосьуже полтора года.

Психотерапевт:Верно. Угу.

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.