WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 39 |

Концепция такого рода означает, что ни однособытие или поступок не влечет за собой какого-либо иного события или поступка,а, скорее, связывается с множеством других событий или поступков по типузамкнутой цепи. Данные события и поступки со временем формируютпоследовательные, периодически повторяющиеся стереотипы, действие которыхсохраняет равновесие в семье и позволяет ей эволюционировать от одной стадииразвития к другой. Все поведение в целом, включая симптом, устанавливает иподдерживает эти стереотипы. Данная регулирующая функция считается болееважной, чем поведение или симптом как некая реальная сущность сама по себе.Основным объектом внимания психотерапевта является функционирование поведения и то, какимобразом функция одного поступка связывается с функцией другого поступка, такчтобы сохранялось равновесие в семье.

Члены семьи рассматриваются не какизначально обладающиеопределенными врожденными характеристиками, а какпроявляющие соответствующееповедение в зависимости от поведения дру­гих. Вместо того, чтобы сразупытаться понять причину поведения, психотерапевт старается выяснить отклоненияв стереотипе, из которого проистекает смысл данного поведения. Например:линейное причинно-следственное истолкование проблемы может быть таким, чторебенок замыкается в себе, поскольку мать его чуждается. В этом случаепсихотерапевт будет прежде всего стремиться к тому, чтобы заставить матьотноситься к ребенку менее отчужденно. Такая линейная перспектива может такжевключать в себя причинно-следственное описание трех поколений, котороеуказывает на то, что мать проявляет отчужденность, поскольку у нее самой быламать, которая ее чуждалась. Системный же взгляд, с другой стороны, определил бызамкнутость ребенка как часть некого набора взаимоотношений, образующегокибернетическую цепь, а именно: мать становится излишне придирчивой к сыну,когда отец, который находится в подчинении у матери, старается подорвать ееавторитет, позволяя сыну намного больше, чем положено. В ответ на это сынпринимает сторону отца, становясь в оппозицию к матери, что, в свою очередь,приводит к тому, что мать начинает относиться к сыну со все возрастающейнеприязнью.

Ни за одним человеком не признаетсяодностороннего контроля над каким-либо другим человеком. Контроль заложен в томметоде, с помощью которого организована и продолжает свое действие даннаяцепь.

Миланская группа разработала уникальныйспособ, позволяющий избежать линейного мышления при формировании гипотезы путемзамены глагола быть наглагол проявлять. Например:“Отец, мистер Франчи, проявляет во время сеанса скрытый эротический интерес кидентифицированной пациентке, которая, в свою очередь, проявляет к немувраждебность и неприязнь. Миссис Франчи проявляет сильную ревность по отношениюк своему мужу и дочери, проявляя в то же время повышенную симпатию по отношениюк другой своей дочери, которая, с свою очередь, в ответ на эту симпатию непроявляет никаких признаков взаимности” (Сельвини Палаззоли и др., 1978, стр.28). Данное описание не навешивает ни на одного из членов семьи ярлыков типа“ревнивый”, “враждебный”, “соблазняющий”, “симпатизирующий” или “отчужденный”.Напротив, оно отображает серию взаимосвязанных откликов и соотносит эти откликис контекстом, в котором они проявляются. Она рассматривается всего лишь какходы и ответные ходы, которые и составляют суть семейной игры.

В системном мышлении не существуетабсолютов или определенностей: истина и реальность цикличны. “Прагматическаяистина”, как она рассматривается Миланской группой, — это истина, которая наиболее“полезна”, то есть истина, которая связывает определенные события и поступкитаким образом, чтобы дать возможность семье осуществить конструктивныеизменения.

Формирование симптома

В этом месте совсем не лишне было бызадаться вопросом: почему, если система постоянно себя уравновешивает исохраняет таким образом свое равновесное состояние, могут вообще возникатькакие-либо проблемы, требующие клинического содействия Ответ заключается втом, что порой тот метод, при помощи которого семья достигает своегоравновесия, заключает в себе симптом, который для нее и/или обществанеприемлем. Когда данный симптом начинает вызывать невыносимый стресс, будь тов пределах или за пределами семьи, семья становится перед необходимостьюобратиться за помощью.

Проявление симптома может быть ускореноблагодаря множеству различных событий. Оно может быть вызвано изменением водной из более крупных систем, в которых протекает жизнь данной семьи,— в социальной,политической, культурной или образовательной системе. Например: экономическаядепрессия, вызывающая безработицу или крупные финансовые потери; политическийкризис, разрушающий семью физически или идеологически; социальная революция,как та, что произошла в шестидесятые годы и сокрушила условности и жесткоераспределение ролей; несовершенные методы образования или слабая материальнаябаза учебных заведений; расовая, социальная и иная дискриминация. И все это— часть болееширокоохватных кибернетических цепей, оказывающих свое воздействие на цеписемьи. Ускоряющее событие может зародиться в недрах самой семьи как реакция накакое-либо происшествие в жизненном цикле, как, например, смерть бабушки илидедушки, рождение ребенка, изнурительная болезнь или уход детей из дома.Элизабет Картер и Моника Мак-Голдрик (1980) дали детальное описание различногорода симптомов, с большой вероятностью проявляющихся в различные моментыжизненного цикла.

Любое из этих событий может разрушитьперекрывающиеся сте­реотипы семьи, с возможным развитием какого-то нового симптома каксредства выработки иного стереотипа. То, что в семье перестает работатькакой-то один стереотип, вовсе не означает, что и все остальные стереотипытакже не будут работать. Работа психотерапевта заключается в выявленииконкретного стереотипа, относящегося к симптому, и в выяснении того, какимобразом можно изменить данный конкретный стереотип.

Текущая полемика о том, выполняет симптомгомеостатическую или эволюционную функцию, — то есть служит ли он для того,чтобы сохранить семью в неизменном виде или же побудить ее к развитию новойстадии, — имеетвесьма малое значение при данном подходе, поскольку решающим клиническимвопросом является то, что симптом и система связаны между собой и определены какслужащие друг другу.Определение точной природы данного взаимодействия таким образом, чтобы это былонаиболее полезно с терапевтической точки зрения, остается на усмотрениепсихотерапевта. Поскольку изменение и стабильность рассматриваются как двестороны одной медали, выбор становится чисто прагматическим. “Всякое изменениеможет пониматься как усилие по сохранению некоторого постоянства, а всякоепостоянство сохраняется через изменение” (Г. Бейтсон, цитируемый М.Бейт­соном, 1972, стр.17).

Часто возникает вопрос, обязательно лисимптом выполняет в системе какую-то функцию или же он может быть реакцией накакие-то обстоятельства вне семьи — на работе, в школе или в социальных отношениях. Хотяпроисхождение симптома может корениться в каком-то внешнем событии, егопостоянство вполне может указывать на то, что он используется семьей в каком-то текущемделе. Например, если муж был уволен в результате экономического спада, он можетвпасть в депрессию из-за того, что стал безработным. Депрессия, скорее всего,пройдет, как только у него появится новая работа. Однако, если в этот период онначнет использовать свою депрессию в качестве оружия в текущем противоборствесо своей женой, депрессия, скорее всего, приобретет хронический характер,поскольку начнет исполнять определенную функцию в супружеских отношениях.Степень, в какой симптом может быть функционален, варьирует в зависимости отобстоятельств, времени и места. Симптом может выполнять различные функции, вразличное время и для различных наборов взаимоотношений. Семьям, неиспользующим переходные симптомы в качестве оружия в текущих семейных делах,редко приходится прибегать к услугам психотерапии.

Дилемма изменения

Описываемый мной подход к системам целикомзависит от способности психотерапевта занимать и сохранять за собойопределенную позицию по отношению к изменениям, а также от его уменияиспользовать эту позицию в терапевтических целях. Эта позиция появляется врезультате прослеживания систем и осмысления с позиций кибернетики ихокончательного результата: если семья рассматривается как саморегулирующаясясистема, а симптом —как механизм регуляции, то в случае ликвидации симптома вся система окажетсявременно нерегулируемой. Говоря в терминах систем, изменение является неединственным решением единственной проблемы, а дилеммой, требующей разрешения.Это будет справедливо независимо от того, какой является данная система:биологической, экологической, психологической, социальной или политической.Всякое изменение имеет свою цену и ставит вопрос о том, каковы будутпоследствия для остальных частей системы. Не принимать во внимание этипоследствия — значитдействовать с тех позиций, которые Брэдфорд Кини (1983) окрестил “экологическойбезграмотностью”. Такого рода последствия стали совершенно очевидными впоследние годы, когда ученые из различных областей проводили наблюденияэффектов изменения одной из частей системы. Решение какой-то срочной проблемычасто приводит к возникновению проблемы в еще большем экологическом масштабе.Например: ДДТ уничтожает насекомых, но оказался также опасным для животных ичеловека; сухой закон породил новую профессию торговца контрабандными спиртныминапитками, который действовал гомеостатично в целях обеспечения поставокалкоголя; уничтожение койотов в целях защиты фермерских овец привело кразмножению кроликов, которые, в свою очередь, начали уничтожать урожай тех жефермеров; лесные пожары, которые когда-то считались стихийным бедствием, какоказалось, в долговременной перспективе выполняют полезные функции и впоследнее время иногда даже не тушатся. Если решения принимаются со всейответственностью, то они должны учитывать всю сложность крупномасштабных системво временном плане. Опытные семейные терапевты уже давно это поняли, наблюдаяза тем, как избавление от старых проблем порождает новые. После исчезновения уребенка симптома родители возвращаются, чтобы сказать: “С Джейн все в порядке,но нам никак не удается с ней поладить”; или оптимистически настроенный супругвсе больше впадает в депрессию по мере того, как его пребывавшая в депрессииполовина становится все более оптимистичной; или “примерный” брат начинаетдоставлять все больше хлопот, когда идентифицированный пациент исправляется.Подобные последствия сдвига системы проиллюстрированы в главе 8 “Работа ссупружескими парами”: жена заявляет, что ее муж стал тем, кем она всегда хотелаего видеть, и теперь “просто не может этого вынести”. Или жена, постоянноревнующая мужа, вдруг осознает, насколько ей нравится побыть одной, когда мужначинает каждый вечер вовремя приходить домой. Дистанцирование мужей,несомненно, выполняет определенную функцию в супружеских отношениях, котораяначала осознаваться только после того, как они перестали дистанцироваться.Художественное изображение последствий “заботы” можно видеть в замечательномфильме Марко Беллочио “Прыжок в пустоту”, в котором жизнь брата рушится, когдас него снимается бремя заботы о больной сестре. Именно этот универсальныйфеномен заставил Джорджа Бернарда Шоу прийти к выводу, что в жизни есть толькодве трагедии: одна —когда не можешь добиться заветной мечты, а другая — когда онаосуществилась.

Это не значит, что людям не следуетдобиваться исполнения заветных желаний или меняться, а говорит лишь о том, чтопоследствия перемен непредсказуемы, преисполнены неожиданных поворотов ииронических гримас. Если бы психотерапевт мог заранее знать обо всехнеисчислимых осложнениях, сопутствующих изменению системы, он мог бывоспользоваться этими осложнениями в целях осуществления изменений.

Некоторые новейшие критики кибернетическоймодели утверждают, что данная модель является скорее теорией стабильности,нежели изменения, и поэтому никак не может служить основой психотерапии.“Основным недостатком данной теории исходя из целей психотерапии является то,что она является не теорией изменения, а теорией стабильности” (Хейли, 1980,стр. 15). Справедливость этой критики определяется тем, используется ли даннаятеория лишь для описания самокорректирующихся процессов в семье или применяетсяклинически в расчете на получение терапевтического результата. В подходе,реализованном в Проекте краткосрочной терапии, теория стабильности илигомеостазиса используется парадоксально с целью вызвать изменение. Концепциясаморегуляции применяется для увязывания симптома с системой и изменения, такимобразом, одной из наиболее существенных посылок, при которых осуществляется всядеятельность семьи —посылка о том, что симптом является чуждым элементом, находящимся вне системы,и может быть изменен отдельно. Когда семья приходит для проведения курсатерапии, то ее члены уже отсоединили симптом и просят психотерапевта изменитьсимптом без изменения их системы. Психотерапевт соединяет симптом и систему,чтобы показать, что нельзя изменить одно, не изменив другого, и излагает семьеее собственную дилемму. Эта дилемма изменения и все вопросы, имеющие к ней отношение, становятсяфокусом курса психотерапии. Центральный вопрос психотерапии заключается не втом, как избавиться от симптома, а в том, что произойдет, если от него все жеизбавиться; терапевтические дебаты переносится с вопросов о том, кто являетсяносителем этого симптома, что его вызывает и как от него избавиться, навопросы, как будет без него функционировать семья, какую цену придетсязаплатить за его исчезновение, за чей счет это произойдет и стоит ли овчинавыделки.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.