WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 39 |

Сопротивление мужа сразу же сталоочевидным, поскольку он отказался придумывать какую-либо фантазию, заявив, чтоу него в голове полная пустота. Психотерапевт не стала с ним спорить, асказала, что, возможно, ему понадобится неделя, чтобы над нейподумать.

В своей фантазии жена видела себя лисой,которая лаяла, скрежетала зубами и скребла землю, пытаясь заставить своегомужа, который был сатиром, спуститься с дерева на землю. Сатир сидел на веткедерева, блаженно играя на своей дудке, хорошо заметный сидящей на земле лисе.Лиса пыталась предупредить сатира о надвигающейся опасности, но сатир необращал на ее вни­мания, до тех пор, пока та в отчаянии не убежала в лес. Женазаявила, что эти позиции в точности совпадали с теми, что были у них дома,когда она старалась заставить мужа уделять больше внимания ей и детям. Мужучаствовал в инсценировке фантазии своей жены очень неохотно, с видом болееиспуганным, чем блаженным.

Психотерапевт выдвинула гипотезу, чтоключевым вопросом их отношений была таящаяся в лесу опасность и что этаопасность как-то связана с близостью и удаленностью и с тем, кто будетопределять их отношения. Жена отчаянно преследовала мужа, чтобы установитьблизость; муж упорно ускользал от нее, стремясь со­хранить дистанцию. Психотерапевтпредположила, что для мужа было крайне важно держать эту дистанцию под своимконтролем и сводить на нет все усилия психотерапевта или жены сократить этудистанцию. Таким образом, предшествующее изменению тестирование было проведенотолько для жены, а муж получил указание ничего не делать.

Супругам было сказано, что их проблемасвязана с таящейся в лесу опасностью, но психотерапевт не знает, в чем оназаключается. Предшествующее изменению тестирование могло бы показать,достаточно ли безопасно исследовать эту опасность или же им лучше оставить ее впокое. Муж, казалось, был больше всех напуган, поскольку забрался на дерево,чтобы оказаться вне досягаемости. Жене было предложено попытаться найти способхитростью вынудить его спуститься, чтобы они вместе могли исследовать этуопасность. Предполагалось, что муж будет оставаться на дереве до тех пор, покажена не убедит его в безопасности попытки что-нибудь предпринять. Если онспустится вниз, то это будет означать, что исследовать опасность вполнебезопасно, и мы можем продолжить курс психотерапии. Если нет, то это будетуказывать на небезопасность процедуры, и тогда мы не станем продолжать. (Врезультате муж получил полный контроль над курсом психотерапии. Мы моглипродвигаться вперед только по его сигналу.)

На следующем сеансе жене было предложенопродемонстрировать с помощью хореографии, что произошло, когда она попыталасьвыполнить свое задание. Она заняла позицию лисы и три раза неудачно попыталасьвспрыгнуть на дерево, но не получила никакой реакции от сатира, и в концеконцов, признав безуспешность дальнейших попыток, надувшись, убежала влес.

Было ясно, что она не изменила своейтактики, а лишь несколько обновила старую, оставаясь в положениипреследователя. Муж по-прежнему был безучастен ко всему происходящему и даже незаметил попыток жены сделать что-то иначе. Он ожидал, что жена сумеетчем-нибудь соблазнить его и заставит спуститься на землю, но она не нашласпособа это сделать. Жена признала, что все ее попытки делались вполсилы,потому что она не желает брать на себя ответственность за изменение данныхвзаимоотношений, поскольку всегда исполняла эту роль.

Муж отказывался спуститься с дерева, женаотказывалась двинуться дальше, пока он не спустится, и поэтому курспсихотерапии зашел в тупик. Психотерапевт решила откликнуться на тупик тем, чтопредписала его. Она сказала супругам, что хореография и предшествующиеизменению тестирования показали: в своих отношениях им удалось найти совершенноверное равновесие между близостью и удаленностью, и его следует сохранять. Наданный момент легкомысленно нарушать это весьма хрупкое равновесие было быопасно. Но поскольку они оба пришли на курс психотерапии, кто-то из них можетпроявить нетерпение и попробовать что-нибудь изменить, попытавшись сблизиться.Это было бы серьезной ошибкой. Для того, чтобы ее избежать, в течение всегопо­следующего периодавремени им следует очень внимательно наблюдать друг за другом, и если кто-либоиз них предпримет попытку сблизиться, другому следует немедленно еепресечь.

Муж стоически принял это предписание. Женабыла в замешательстве и сочла его странным, но согласилась следоватьему.

На нашей следующей встрече супругисообщили, что они провели очень славные две недели. Жена заявила: “Случилосьчто-то странное. Мы стали ближе друг другу именно из-за того, что старались несближаться, — мыбольше разговаривали, но не так, как раньше. Я специально старалась не задаватьвопросов, а он рассказывал мне о себе больше, чем я когда-либо от него слышала.Я внезапно осознала: он становился замкнутым именно оттого, что я задаваластолько вопросов”.

Психотерапевт выразила свою озабоченностьпо поводу “опасности в лесу” — возможности сближения. Жена признала: “Это действительно менянесколько напугало, поскольку совершенно неумышленно произошло совершеннообратное тому, что мы старались делать. Мы стали ближе друг другу, и этопугало”.

Муж заявил, что он совсем не нервничал: “Ячувствовал, что контролирую ситуацию. Возможно, с тех пор, как я поставил своисобственные условия, я чувствовал себя более уверенно, чем когда меняподталкивали. Я привел это дело в движение”.

Психотерапевт предсказала, что данноеизменение не продержится долго, поскольку оно произошло слишком быстро и ониоба не были к нему готовы. Теперь мужу необходимо было опровергнутьпредсказание психотерапевта, чтобы сохранить за собой контроль за ситуацией,чем он и занялся.

На каждом сеансе, по мере того, какулучшение продолжалось, муж гордо заявлял, что предсказания психотерапевта былиневерны. Психотерапевт изображала смущение и недоумевала, какими особеннымисвойствами они обладали и что сделало для них это возможным.

Сбой в изменении произошел только кдевятому сеансу. Жена призналась, что трудно справляться с этой новойблизостью. Хотя в течение многих лет она жаловалась на то, что мужа ни во чтоневозможно вовлечь, новая эмоциональная вовлеченность заставляла ее нервничать.Она была ошеломлена теми требованиями, которые его открытость предъявляла ей, иначала осознавать, насколько ей нравилось быть одной.

Психотерапевт сместил основное вниманиекурса психотерапии на проблему жены, касающуюся близости, и обязал мужа помочьсвоей жене справиться с этой проблемой. Ему было дано указание контролироватьсвою открытость, не вынуждать жену опасаться его излишней близости и время отвремени уходить в себя ради ее блага. Таким образом, их первоначальные позициипоменялись местами, в результате чего муж был определен как преследующая, ажена — каксохраняющая дистанцию сторона. Похоже было, что муж доволен и горд своей новойпозицией стража проблемы собственной жены, а жена прекрасно поняла всю ирониютакого положения вещей.

В заключительной хореографии женапредставила себя и мужа в виде двух маленьких беспокойных птичек, вьющих надереве гнез­до.“Каждая улетает, отыскивает кусочек материала, из которого они строят гнездо, ивозвращается к другой. Мы без остановки щебечем. Иногда мы клюем друг другасвоими клювиками, но со­вершенно не больно. А в конце этой фантазии мы вместеулетаем”.

Она видела себя уже не лающей лисой, аптичкой, которая сидела рядом со своим мужем — другой птичкой — в кроне высокого дерева. Иногдаони поклевывали друг друга своими клювиками, чтобы регулировать степеньблизости, поскольку были заняты домашними делами, связанными с постройкойгнезда.

Мужу не предложили придумать своюфантазию, но он сам сказал, что присоединяется к фантазии жены.

Общий итог

Методика хореографии супружеских паропределяет супружеские отношения в метафорических терминах. Когда метафорыразыгрываются в виде театрализованного действия, взаимные отношенияпреобразуются в конкретные образы, которые обеспечивают основу для системныхвмешательств, нацеленных на разрушение обостряющейся взаимности. Предшествующиеизменению тестирования применяются для регулирования скорости изменениявзаимных позиций. Изменение рассматривается как явление, нарушающее сложившеесяположение вещей и временно расстраивающее равновесие супружеских отношений.Группа выполняет роль театральных подмостков, на которых супружеские отношения“ставятся” и рассматриваются с юмором и объективностью. Создается атмосфераэкспериментирования, необходимая для выполнения нетрадиционныхзаданий.

Использование расширенной семьи

в психотерапии супружеских пар

Почем освобождение

Следующий случай представлен в качествепримера решения вопросов расширенной семьи, когда они рассматриваются каксоставляющая часть обозначившейся проблемы. В данном случае слишком сильнаявовлеченность жены в дела родительской семьи была связана с супружескимиразмолвками и стала частью дилеммы, вокруг которой разворачиваетсяпсихотерапевтическая дискуссия. Вопросы отношений мать-дочь связываются свопросами отношений муж-жена в качестве тем трех поколений, прослеживаются, азатем парадоксально используются, чтобы опутать супружескую пару двойнымиобязательствами (double binds), из которых они могут освободиться, поочереднодвигаясь в нескольких направлениях. Между группой и психотерапевтомразворачивается напряженный поединок, касающийся освобождения жены, которыйотражает в себе позиции мужа-жены-бабушки. На последнем сеансе используетсявмешательство, связывающее вместе вопросы отмежевания от обеих расширенныхсемей.

Жена, Маша, работник социальной сферы,притащила своего мужа, Амера, на курс психотерапии после семилетних попытокпробиться сквозь “его блокаду, которой он отрезал себе доступ к своимчувствам”. Потерпев неудачу, она теперь хотела поручить эту работупсихотерапевту. В своих отчаянных попытках “разблокировать” мужа онаанализировала каждую его мысль, действие, чувство и настроение и пыталасьорганизовать их в соответствии со своими стандартами. Она жаловалась на егоотчужденность и нежелание с ней общаться, а также упрекала его в уходе от своейсобственной жизни: “Он никогда не сядет и не подумает о себе — о том, что такое жизнь, кто онесть, куда направляется и как может к этому прийти. У него есть свои ощущения,но нет с ними никакого контакта. Его тихий омут не так уж и глубок”. Муждобился больших успехов в области химических исследований, но она не одобрялаего способ распоряжаться своей профессиональной и общественной жизнью: “Онпочти не использует свой талант и не получает максимум возможного — не читает книг, не занимаетсяискусством, не знает, что делать в своей общественной жизни. Он не умеетраспоряжаться ни деньгами, ни людьми, и люди используют его в своих интересах,поскольку он ничего не смыслит в политике”.

Жена рассказала о собственнойпрофессиональной деятельности и посетовала, что она сейчас не там, где ейхотелось бы быть. Вместо того чтобы работать, она продолжала учиться на курсах,потому что боялась “оказаться там, где мне профессионально следует быть,поскольку это значит, что я должна буду стать взрослой, посвятив себя своейпрофессии”. У нее уже был некоторый печальный профессиональный опыт, которыйвызвал крайнюю неуверенность в себе.

Муж говорил скупо, почти шепотом и толькокогда к нему обращались. Он спокойно заявил, что трудности в их супружескойжизни беспокоили его гораздо меньше, чем жену. По его мне­нию, единственная проблемазаключалась в том, что жена пы­талась заставить его думать и чувствовать так же, как она сама, иэто приводило к столкновениям между ними. Он согласился, что нуждается в ееруководстве, поскольку “она знает о мире больше, чем я. Ее восприятия вернее иглубже, чем у меня”. Он признался, что не особенно проявлял свои чувства,поскольку всю жизнь отличался тихим нравом. Было ясно: муж передал жене сигнало том, что нуждался в ее руководящих указаниях, как ему думать и как себявести, а затем обижался на нее за то, что она ему это говорила.

На вводном интервью жена также говорила освоих трудностях с родительской семьей. “Моя мать и я поменялись ролями. Онаждет от меня проявлений заботы — старается опереться на меня. Фактически же вся моя семья дала мнепонять, что они не смогут без меня выжить. Я — это светлая сторона их жизни. Иименно сейчас родился ребенок. А мне самой нужна поддержка. Я хочу, чтобы Амерзаменил мне их и поддержал меня”.

Ее 33-летний брат по-прежнему жил дома ипоследние 15 лет она неустанно пыталась заставить его пройти курс психотерапии.У него всегда были “эмоциональные проблемы”, и она была его единственнымдругом.

Хотя временами Маша чувствовала, что ейхотелось бы меньше контактировать со своей родительской семьей, им всегдаудавалось заставить ее вплотную заниматься их проблемами. Она выступала вкачестве посредника между своими родителями. “Моя дружба очень важна для моейматери. Она позволяет ей держаться в удалении от отца”.

В то время как жена была предельно втянутав дела своей семьи, отношения мужа со своей родительской семьей не были слишкомблизкими. Он приехал в Соединенные Штаты из Латинской Аме­рики по программе обменастудентами, и они познакомились в аспирантуре. Он был четвертым из девяти детейи в основном был предоставлен самому себе. Самые близкие отношения у негосложились с младшим из его старших братьев, который был “бунтарем, паршивойовцой в семье, никогда не держал язык за зубами и всегда попадал в беду, в товремя как я держал рот на замке и избегал неприятностей” — привычка, которой он осталсяверен по сей день.

Во время консультации группа ипсихотерапевт согласились в том, что первое вмешательство должно быть нацеленона связанную с тремя поколениями тему втянутости. Ясно было, что Маша взяла насебя роль попечителя как в семье своих родителей, так и в нынешней своей семье.Амер исполнял роль беспомощного партнера, который не может существовать без ееопеки, но обижался, когда она начинала его опекать. Озабоченность Машипроблемами своего мужа и родительской семьи отвлекала ее от страхов и сомнений,связанных с собственным профессиональным становлением. В связи с этим мыпосоветовали Амеру не иметь своих собственных представлений, поскольку этолишит его жену возможности иметь это вместо него, и тогда у нее начнутскладываться представления о себе самой и о своей жизни. Группу беспокоило, чтоэти новые представления о себе могут привести к Машиному преждевременномуосвобождению и непредсказуемым последствиям для Амера и ее родительской семьи.Она больше не сможет заботиться о них так, как они к тому привыкли.

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.