WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 50 | 51 || 53 | 54 |

Что касается эмоциональной жизни параноиков, то уже извсего предыдущего изложения со всей ясностью вытекает, что это людиодносторонних, но сильных аффектов: не только мышление, но все их поступки, всяих деятельность определяются каким-то огром­ным аффективным напряжением, всегдасуществующим вокруг переживаний параноика, вокруг его «комплексов», его«сверх­ценных идей»;лишнее добавлять, что в центре всех этих пережива­ний всегда находится собственнаяличность параноика. Односторон-

266

ность параноиков делает их малопонятными и ставит их поотноше­нию к окружающейсреде первоначально в состояние отчуждения а затем и враждебности. Крайнийэгоизм и самомнение не остав-' ляют места в их личности для чувств симпатии,для хорошего отноше­нияк людям, активность побуждает их к бесцеремонному отноше­нию к окружающим людям, которымиони пользуются как сред­ством для достижения своих целей; сопрогивление, несогласие,борь­ба, на которые онииногда наталкиваются, вызывают у них' и без этого присущее им по самой ихнатуре чувство недоверия, обидчи­вости, подозрительности. Они неуживчивы и агрессивны:оборо­няясь, они всегдапереходят в нападение, и, отражая воображаемые ими обиды, сами, в свою очередь,наносят окружающим гораздо более крупные; таким образом, параноики всегдавыходят обидчи­ками,сами выдавая себя за обиженных. Всякий, кто входит с пара­ноиком в столкновение, кто позволитсебе поступать не так, как он хочет этого и требует, тот становится его врагом;другой причи­нойвраждебных отношений является факт непризнаний со стороны окружающих дарованийи превосходства параноика. В каждой мело­чи, в каждом поступке они видятоскорбление их личности, нарушение их прав. Таким образом, очень скоро у нихоказывается большое количество «врагов», иногда действительных, а большейчастью только воображаемых. Все это делает параноика по существу несчастнымчеловеком, не имеющим интимно близких людей, терпя­щим в жизни одни разочарования.Видя причину своих несчастий в тех или других определенных личностях, параноиксчитает необходи­мым,считает долгом своей совести — мстить; он злопамятен, не прощает, не забывает ни одной мелочи.Нельзя позавидовать чело­веку, которого обстоятельства вовлекают в борьбу с параноиком,этого рода психопаты отличаются способностью к чрезвычайному и длительномуволевому напряжению, они упрямы, настойчивы и сосредоточены в своейдеятельности; если параноик приходит к какому-нибудь решению, то он ни передчем не останавливается для того, чтобы привести его в исполнение; жестокостьподчас принятого решения не смущает его, на него не действуют ни просьба егоближних, ни даже угрозы власть имеющих, да к тому же, будучи убежден в своейправоте, параноик никогда и не спрашивает советов, не поддается убеждению и неслушает возражений. В борьбе за свои воображаемые права параноик частопроявляет боль­шуюнаходчивость: очень умело отыскивает он себе сторонников, убеждает всех в своейправоте, бескорыстности, справедливости и иной раз, даже вопреки здравомусмыслу, выходит победителем из явно безнадежного столкновения, именно благодарясвоему упорству и мелочности. Но и потерпев поражение, он не отчаивается, неунывает, не сознает, что он не прав, наоборот, из неудач он черпает силы длядальнейшей борьбы. Надо добавить, что, пока параноик не пришел в стадиюоткрытой вражды с окружающими, он может быть очень полезным работником; наизбранном им узком поприще деятельности он будет работать со свойственным емуупорством, систематичностью, аккуратностью и педантизмом,

167

не отвлекаясь никакими посторонними соображениями иинтере­сами.(...)

Фанатики. Этим термином,согласно обычной речи, обозначаются люди, с исключительной страстностьюпосвящающие всю свою жизнь служению одному делу, одной идее, служению,совершенно не оставляющему в их личности мест ни для каких других интересов.Таким образом, фанатики, как и параноики, люди «сверхценных идей», как и те,крайне односторонние и субъективные. Отличает их от параноиков то, что ониобыкновенно не выдвигают так, как последние, на передний план свою личность, аболее или менее бескорыстно подчиняют свою деятельность тем или другим идеямобщего характера. Центр тяжести их интересов лежит не в самих идеях, а впретворении их в жизнь — результат того, что деятель­ность интеллекта чаще всегоотступает у них на второй план по сравнению с движимой глубоким, неистощимымаффектом волей. (...)

Аффекты фанатиков так же, как их идеи, не отличаютсябогат­ством. Это людине только одной идеи, но и одной страсти. Будучи большей частью лишеннымигрубой корысти и такого неприкрытого и всепоглощающего эгоизма, как это мывидели у параноиков, фанатики, однако, редко оказываются способными проявлятьдушев­ную теплоту поотношению к отдельным людям. Последние обыкно­венно являются для них лишьорудием, при помощи которого они стремятся достигнуть поставленных ими себецелей. Поэтому в личных отношениях они чаще всего или безразлично холодны, илитребовательно строги. Человеческое горе их не трогает, и бездушная жестокостьсоставляет нередко их свойство. Fiat justitia, pereat mundus4 — вот основной принцип их жизненнойустановки. Глав­наясила фанатиков заключается в их несокрушимой воле, кото­рая помогает им без колебанияпроводить то, что они считают нужным. К голосу убеждения они глухи, вся ихстрастная, но не­сложная аффективность находится целиком на службе их веры, асопротивление и преследования только закаливают их. Желез­ная воля и делает фанатиковопасными для общества. Психиат­рам приходится встречаться с ними главным образом как свож­дями религиозныхтечений и сект. Нередко под их руководством совершались изуверские дела ичудовищные преступления: само­истязание, пытки, мучительства, убийства. Русскаядействи­тельность зналалюдские жертвоприношения, коллективное само­сожжение и самопогребение и другиене менее страшные дела. Жизненный путь фанатика определяется его внутреннимсуще­ством: это человекборьбы, редко обходящийся без столкновений с действительностью. Отсутствие унего гибкости и приспособляе­мости легко приводит его к конфликту с законом иобществен­ным порядком,поэтому одним из этапов его карьеры часто оказывается пребывание в тюрьме или впсихиатрической больнице. (...)

4 Пусть свершится правосудие,хотя бы погиб мир (лат.).—Прим. ред.

268

Здесь же, быть может, следует упомянуть и о довольномного­численной группе,если только можно так выразиться, фанатиков чувства. К ним чаще всего относятсявосторженные приверженцы религиозных сект, служащие фанатикам-вождям слепыморудием для осуществления их задач. Тщательное изучение таких легковнушае­мых и быстропопадающих в беспрекословное подчинение людям с сильной волей лиц показывает,что они часто почти не имеют представления о том, за что борются и к чемустремятся. Сверх­ценнаяидея превращается у них целиком в экстатическое пережива­ние преданности вождю исамопожертвования во имя часто им со­вершенно непонятного дела. Подобнаязамена (отодвигание на задний план) сверхценной идеи соответствующим ейаффектом наблюдается не только в области фанатизма и религиозного изуверства,но является также характерной особенностью, напри­мер, некоторых ревнивцев, ревнующихне благодаря наличию мысли о возможности измены, а исключительно вследствиеналичности неотступно владеющего ими беспредметного чувства ревности. Подобноеже положение мы имеем у некоторых конституционально-нервных и психастеников,для которых таким «сверхценным аффек­том» без определенной проекцииявляется присоединяющееся реши­тельно ко всему происходящему кругом чувство страха. Этихнаходя­щихся висключительной власти одного аффекта людей, по аналогии с терминологией Циена,можно называть эк.ноиками.

ГРУППА ЭПИЛЕПТОИДОВ

(...) Самыми характерными свойствами этого типа психопатовмы считаем: во-первых, крайнюю раздражительность, доходящую до приступовнеудержимой ярости, во-вторых, приступы расстройства настроения (с характеромтоски, страха, гнева) и, в-третьих, опреде­ленно выраженные так называемыеморальные дефекты (анти­социальные установки). Обычно это люди очень активные,одно­сторонние,напряженно-деятельные, страстные, любители сильных ощущений, очень настойчивыеи даже упрямые. Та или другая мысль надолго застревает в их сознании; можноопределенно гово­рить осклонности эпилептоидов к сверхценным идеям. Их аффектив­ная установка почти всегда имеетнесколько неприятный, окрашен­ный плохо скрываемой злобностью оттенок, на общем фоне которого отвремени до времени иной раз по ничтожному поводу развиваются бурные вспышкинеудержимого гнева, ведущие к опасным насиль­ственным действиям. Обыкновенноподобного рода психопаты очень нетерпеливы, крайне нетерпимы к мнениюокружающих и совер­шенно не выносят противоречий. Если к этому прибавить большоесебялюбие и эгоизм, чрезвычайную требовательность и нежелание считаться с чьимибы то ни было интересами, кроме своих собствен­ных, то станет понятно, что поводовдля столкновений с окружаю­щими у эпилептоидов всегда много. Даже тогда, когда их нет вовсе,эпилептоиду ничего не стоит их выдумать только для того, чтобы

269

разрядить неудержимо накипающее у него временами чувствобес­предметногораздражения. Он подозрителен, обидчив, мелочно при­дирчив. Все он готов критиковать,всюду видит непорядки, исправ­ления которых ему обязательно надо добиться. В семейной жизниэпилептоиды обыкновенно несносные тираны, устраивающие сканда­лы из-за опоздавшего на несколькоминут обеда, подгоревшего кушанья, плохой отметки у сына или дочери, позднегоих возвраще­ния домой,сделанной женой без их спроса покупки и т. д. Постоянно делают они домашнимвсевозможные замечания, мельчайшую про­винность возводят в крупную вину ини одного проступка не остав­ляют без наказания. Они всегда требуют покорности и подчинения себеи, наоборот, сами не выносят совершенно повелительного тона у других,пренебрежительного к себе отношения, замечаний и выгово­ра. С детства непослушные, оничасто всю жизнь проводят в борь­бе за кажущееся им ограничение их самостоятельности, борьбе,которая им кажется борьбой за справедливость. Неуживчивость эпилептоидовдоходит до того, что многие из них принуждены всю жизнь проводить в скитаниях,с одной стороны, благодаря их страсти во все вмешиваться, а с другой— и больше всего— из-заабсолют­нойнеспособности сколько-нибудь продолжительное время сохранять мирнь1е отношенияс сослуживцами, с начальством, с соседями.

Очень важно подчеркнуть чрезвычайно характерную дляэпилеп­тоидовсклонность к эпизодически развивающимся расстрой­ствам настроения, расстройствам,могущим возникать как спонтанно, как бы без всякой видимой причины, так иреактивно — подвлия­нием тех илидругих неприятных переживаний. То, что отличает подобные расстройства отдепрессивных состояний всякого другого рода, это почти постоянная наличность вних трех основных компо­нентов: злобности, тоски и страха. Подобные расстройстванастрое­ния могутпродолжаться недолго, но могут и затягиваться на день или даже на несколькодней, и именно на эти-то дни и падают наиболее бурные и безрассудные вспышкиэпилептоидов.

Несмотря на свою необузданность, эпилептоиды всегдаостаются людьми очень узкими, односторонними и не способными хотя бы намгновение отрешиться от своих эгоистических интересов, пол­ностью определяющих их в общемвсегда очень напряженную дея­тельность. Их аффективность лишена богатства оттенков иопределя­етсяпреимущественно постоянно имеющейся у них в наличии агрес­сивностью по отношению к окружающимлюдям. Чувство симпатии и сострадания, способность вчувствоваться в чужиепереживания им недоступны. Отсутствие этих чувств в соединении с крайнимэгоиз­мом и злобностьюделает их морально неполноценными и способ­ными на действия, далеко выходящиене только за рамки приемле­мого в нормальных условиях общежития, но и за границы,опреде­ляемые уголовнымзаконом. Особенно часто они сталкиваются с последним из-за склонности их кнасильственным актам, попадая под суд по обвинению в убийстве или нанесениитяжелых ран. Более невинное значение-имеет их наклонность к скандалам,особен­но частопроявляемая ими под влиянием алкоголя, который, как пра-

270

Пч.' И нс^а^-

мной храбрости, юниях люОо^ной страсти. (...)

ГРУППА ИСТЕРИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРОВ

(...) Главными особенностями психики истеричныхявляются:

1) стремление во что бы то ни стало обратить на себявнимание окружающих и 2) отсутствие объективной правды как по отношению кдругим, так и к самому себе (искажение реальных соотношений). Ясперс, объединяяоба эти признака, дает очень короткое и меткое определение той основы, изкоторой вырастает поведение и харак­тер истеричных, — «стремление казаться больше, чем это на самом деле есть». Исходяиз этого определения, Шнейдер предложил заме­нить самое название «истеричные»термином Geltungsbedurfti-ge — «требующие признания». Во внешнем облике большинствапредставителей группы, объединяемой этими свойствами, особенно обращают на себявнимание ходульность, театральность и лживость. Им необходимо, чтобы о нихговорили, и для достижения этого они не брезгуют никакими средствами. Вблагоприятной обстановке, если ему представится соответствующая роль, истерикможет и на самом деле «отличиться»: он может произносить блестящие,зажи­гающие речи,совершать красивые и не требующие длительного напряжения подвиги, часто увлекаяза собой толпу; он способен и к актам подлинного самопожертвования, если толькоубежден, что им любуются и восторгаются. Горе истерической личности в том, чтоу нее обыкновенно не хватает глубины и содержания для того, чтобы на более илименее продолжительное время привлечь к себе достаточное число поклонников. Ихэмоциональная жизнь капризно неустойчива, чувства поверхностны, привязанностинепрочны и интересы неглубоки; воля их не способна к длительномунапря­жению во имяцелей, не обещающих им немедленных лавр и восхищения со стороны окружающих.Часто это субъекты, не достигшие еще, несмотря иной раз на пожилой возраст,действи­тельно духовнойзрелости. (...) При первом знакомстве многие истерики кажутся обворожительными:они могут быть мягки и вкрадчивы, капризная изменчивость их образа мыслей инастроения производит впечатление подкупающей детски простодушнойне­посредственности, аотсутствие у них прочных убеждений обусловли­вает легкую их уступчивость ввопросах принципиальных. Обыкно­венно только постепенно вскрываются их отрицательные черты, ипрежде всего неестественность и фальшивость. Каждый поступок, каждый жест,каждое движение рассчитаны на зрителя, на эффект;

Pages:     | 1 |   ...   | 50 | 51 || 53 | 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.