WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 54 |

Эмоции. Интровертированноечувствование определяется глав­ным образом субъективным фактором. Это означает дляэмоциональ­ногосуждения настолько же существенное различие от экстраверти­рованного чувствования, какинтроверсия мышления от экстравер­сии. Без сомнения интеллектуальное изложение или дажеприблизи­тельноеописание интровертированного эмоционального процесса относится к самым труднымвещам, хотя своеобразная сущность этого чувствования неизбежно бросается вглаза, если только вообще на него обращают внимание. Так как это чувствованиеподчиняется главным образом субъективным предварительным условиям и объектимеет для него второстепенное значение, то оно проявляется значи­тельно меньше и обычно превратнопонимается. Это чувствование, которое, по-видимому, лишает объект его значения,поэтому проявля­ется побольшей части негативно. Существование негативных эмо­ций можно открыть, так сказать,только косвенным образом. Они стараются не приспособиться к объективному, нопоставить себя выше его, так как они стараются осуществить лежащие в их основеобразы. Они поэтому всегда стремятся к образу, которого в действи­тельности нельзя найти и который визвестной мере им являлся раньше. Они, видимо, скользят мимо объекта, которыйникогда не подходит для их цели, не обращая на него внимание. Они стремятся квнутренней интенсивности, для которой объекты являются только возбудителем. Оглубине этих эмоций можно только догадываться, но ясно понять ее нельзя. Ониделают человека молчаливым и трудно доступным, так как они свертываются,подобно мимозе, перед гру-

247

бостью объекта, чтобы заполнить глубину субъекта. Длязащиты они выдвигают негативные эмоциональные суждения и проявляютпод­черкнутоеравнодушие.

Первоначальные образы, как известно, являются настолько жеидеями, как и эмоциями. Поэтому и основные идеи, как бог, свобода и бессмертие,являются в такой же мере эмоциональными цен­ностями, насколько они имеютзначение как идеи. Поэтому все то, что было сказано об интровертированноммышлении, можно пере­нести и на интровертированное чувствование, только здесьпрочувст-вуется все то, что там продумывалось. Но тот факт, что мысли обычномогут быть выражены более понятно, чем эмоции, обусловливает при этомчувствовании необходимость необычной словесной или худо­жественной способности выражения,для того чтобы только прибли­зительно внешне выразить или передать его богатство. Еслисубъек­тивное мышлениевследствие своей безотносительности лишь с тру­дом может вызвать адекватноепонимание, то может быть еще в боль­шей мере это имеет значение для субъективного чувствования. Чтобысообщиться другому, оно должно найти внешнюю форму, которая способна, с однойстороны, соответственно выразить субъек­тивное чувствование, а с другой— так передать егоближнему, чтобы в нем возник параллельный процесс. Вследствиеотноси­тельно большоговнутреннего (как и внешнего) сходства людей этот эффект может быть достигнут,хотя чрезвычайно трудно найти соответствующую эмоциям форму, пока именночувствование в действительности ориентируется главным образом насокровищ­ницупервоначальных образов. Если же благодаря эгоцентрич-ности оно становитсяподдельным, то оно теряет симпатичность, так как в этом случае оно занимаетсяпреимущественно сознатель­ной личностью. Тогда оно неизбежно производит впечатлениесенти­ментальногосамолюбия, желания заинтересовать собою и даже бо­лезненного самолюбования. Так жекак субъективированное сознание интровертированного мыслителя стремится кабстракции абстрак­цийи этим достигает только высочайшей интенсивности пустого в себе мыслительногопроцесса, так и эгоцентрическое чувствование углубляется до бессодержательнойстрастности, которая чувствует только самое себя. Эта ступень являетсямистически-экстатической и подготовляет переход к подавленным чувствованиемэкстравертиро-ванным функциям. Так же интровертированному мышлениюпротиво­полагаетсяпримитивное чувствование, которому объекты навязы­ваются магической силой, так противинтровертированного чувство­вания выступает примитивное мышление, которое находит себевыражение в конкретизме и рабском подчинении факта,м. Чувство­вание все более эмансипируется ототношения к объекту и создает себе только субъективно связанную свободудействия и совести, кото­рая в данном случае расходится со всем обычно принятым. Но темболее бессознательное мышление попадает во власть объективного.

Интровертированный эмоциональный тип. Преобладание интро­вертированного чувствования я нашел главным образом средижен-

248

щин. Пословица «Тихая вода — глубока» касается этих женщин.Они по большей части молчаливы, трудно доступны, непонятны, часто скрываются задетской или банальной маской, часто также бывают меланхолического темперамента.Они не блистают и не выдвигаются вперед. Так как они руководятсяпреимущественно своими субъек­тивно ориентированными эмоциями, то их истинные мотивы остаются побольшей части скрытыми. Внешне они гармонически ничем не выделяются, проявляютприятное спокойствие, симпатический парал­лелизм, который не хочет принуждатьдругого, влиять на него или даже воспитывать и изменить его. Если эта внешняясторона не­сколькоболее выражена, jo появляется легкий оттенок индифферент­ности и холодности, который можетусилиться до равнодушия к благополучию и несчастию другого. Тогда ясночувствуется, как эмоции отворачиваются от объекта. У нормального типа этотслучай, конечно, бывает только тогда, когда объект каким-нибудь образом слишкомсильно воздействует. Гармоническая параллельность эмо­ций поэтому имеет место лишь до техпор, пока объект при сред­нем состоянии эмоций двигается по своему собственному пути и нестарается пересечь путь эмоций. Настоящие эмоции объекта не сопро­вождаются, а смягчаются исдерживаются, или лучше сказать «охлаждаются» негативным эмоциональнымсуждением. Хотя всегда имеется готовность к спокойному и гармоничномупротеканию рядом друг с другом, но по отношению к чужому объекту проявляется нелюбезность, не теплая предупредительность, но кажущееся индиффе­рентным, холодное до пренебрежения,отношение. Иногда начинают чувствовать ненужность собственного существования.По отношению к тому, в чем имеется порыв, энтузиазм, этот тип соблюдает сначалаблагожелательный нейтралитет, иногда с легким оттенком превосходства и критики,которые действуют расхолаживающе на впечатлительный объект. Но агрессивнаяэмоция может быть резко отражена с убийственной холодностью, если толькослучайно она не овладевает индивидуумом через бессознательное, т. е., другимисло­вами, оживляеткакой-нибудь первоначальный эмоциональный образ и тем захватывает в немчувствование этого типа. В этом случае такая женщина почувствует простомгновенный паралич, которому в дальнейшем будет оказано тем более сильноепротиводействие, поражающее объект в самое уязвимое место. Отношение к объектупо возможности сохраняется в спокойном и безопасном среднем состоянии эмоций,между упорным сдерживанием страсти и ее без­граничностью. Выражение эмоцийпоэтому остается умеренным, и объект всегда чувствует свою недооценку, если онее сознает. Это, конечно, случается не всегда, так как недостаточность оченьчасто остается неосознанной, но зато со временем, вследствиебессозна­тельныхпритязаний эмоций, развиваются симптомы, которые при­нуждают к усиленному вниманию. Таккак этот тип по большей части холоден и сдержан, то поверхностное суждениелегко отказывает ему во всякой эмоции. Но это в основе ложно, так как эмоциихотя не экстенсивны, но интенсивны. Они развиваются в глубину. В то время,например, как экстенсивное чувство сострадания выражается в

249

надлежащем месте словами и поступками и тотчас можетснова освободиться от этого впечатления, интенсивное состраданиезамы­кается передвсяким выражением и достигает болезненной глубины которая объемлет бедствиемира и потому немеег..Быть может, оно внезапно проявится в избытке и приведет кизумляющему поступку, так сказать, героического характера, к которому,'однако,ни объект, ни субъект не могут найти правильного отношения Внешне слепому глазуэкстравертированного это сострадание кажется холодностью, так как оно несовершает ничего ощутимого, а в невидимые силы экстравертированное сознание неможет верить. Это недоразумение является характерным событием в жизни этоготипа и обычно учиты­вается как важный аргумент против всякого глубокогоэмоциональ­ногоотношения к объекту. Но о том, что составляет действительный предмет этогочувствования, даже нормальный тип может только догадываться. Перед самим собоюон выражает свою цель и свое содержание, быть может, в скрытой и боязливохранимой от глаз профана религиозности, или в такой же не вызывающей изумленияпоэтической форме, не без тайного честолюбивого стремления осу­ществить этим превосходство надобъектом. Женщины, которые имеют детей, вкладывают в них много от этого, тайновнушая им свою страстность.

Хотя у нормального типа указанная тенденция — явно и открыто поставить скрытуюэмоцию выше объекта или насильно навязать ее ему — не играет роли помехи и никогдане ведет к серьезной попытке в этом направлении, но все-таки кое что от этогопросачива­ется в личномдействии на объект, в форме часто с трудом определяе­мого доминирующего влияния. Оноощущается как угнетающее или удушающее чувство, которое отдаляет окружающее.Благодаря это­му этоттцп приобретает известную, таинственную силу, которая может в высокой степениочаровать именно экстравертированного человека, потому что она затрагивает егобессознательное. Эта сила проистекает из прочувствованных бессознательныхобразов, но легко переносится с бессознательного на сознательную личность,благодаря чему влияние искажается в смысле личной тирании. Но когдабессознательный субъект идентифицируется с сознательной личностью, то итаинственная сила интенсивных эмоций превращает­ся в банальное и высокомерноестремление к господству, в суетность и тираническое самодурство. Отсюдапроисходит тип женщины, ко­торая известна с невыгодной стороны своим мнительнымчестолюби­ем и своейзлобной жестокостью. Но такое направление ведет к неврозу.

Пока сознательная личность чувствует себя ниже высотыбес­сознательногосубъекта, и эмоции заключают в себе более высокое и более могущественное, чемсознательная личность, — тип явля­ется нормальным. Бессознательное мышление хотя архаично, нокомпенсирует, оказывая помощь уменьшением случайных попыток возвыситьсознательную личность в субъект.'Но если все-таки, благо­даря полному подавлению смягчающеговлияния бессознательного мышления, это случается, то бессознательное мышлениестановится в

2SO

оппозицию и проецируется в объекты. Благодаря этомуставший эго­центричнымсубъект начинает чувствовать силу и значение лишенно­го ценности объекта. Сознаниеначинает чувствовать «что думают другие». Конечно, другие думают всевозможныенизости, замышляют зло, тайно травят и интригуют и т. д. Субъект должен этопредупре­дить тем, чтоон сам заранее начинает интриговать и подозревать, выведывать и комбинировать.Над ним приобретают влияние слухи, и нужно употребить судорожные усилия, чтобыугрожающее под­чинениепревратить по возможности в превосходство. Появляются бесконечные соперничестваи в этих ожесточенных схватках не только не страшатся всякого плохого и низкогосредства, но и добродетель употребляется во зло, лишь бы только сыгратькозырем. Такое развитие ведет к истощению. Форма невроза менее истерична, чемневрастенична, у женщин часто с сильным участием соматиче­ских состояний, например, анемии споследующими состояниями.

Ганнушкин ПетрБорисович (24 фев­раля 1875—23 февраля 1933) — рус­ский, советский психиатр. Окончилме­дицинский факультетМосковского уни­верситета (1898), ученик С. С. Корсако­ва и В. П. Сербского. Профессоркафед­ры психиатрии идиректор психиатри­ческой клиники Московского универси­тета (с 1918), 1 Московскогомедицин­ского института(с 1930). П. Б. Ганнушкин является одним из основоположников советскойпсихиат­рии, создателеморигинальной концеп­циималой психиатрии —учения о психопатиях. Монография П. Б. Ган-нушкина «Клиника психопатий.Их

статика, динамика и систематика» (М. 1933) содержит яркоеи детальное описание существенных особенностей основных типов патологическиххарак­теров. Утверждая,что клиническое ис­следование и лечение больных психопа­тией должно происходить в единствес изучением их конкретной социаль­ной среды, П. Б. Ганнушкин уделял большое внимание профилактикепси­хическихзаболеваний, организации системы внебольничной психиатриче­ской помощи.

Сочинения: Избранные труды. М., 1964.

77. Б. Ганнушкин[особенности эмоцио­нально-волевой сферы ПРИ ПСИХОПАТИЯХ']

группа циклоидов

Конституционально-депрессивные. В чи­стом виде эта группанемногочисленна. Дело идет о лицах с постоянно пониженным настроением. Картинамира как будто покрыта для них траурным флером, жизнь кажется бессмысленной, вовсем они отыскивают только мрачные стороны. Это прирожденные пессимисты. Всякоерадостное событие сейчас же отравляется для них мыслью о непрочности радости,от будущего они не ждут ничего, кроме не­счастья и трудностей, прошлое жедоставляет только угрызения совести по поводу действительных или мнимых ошибок,сделанных ими. Они чрезвычайно чувствительны ко всяким неприятностям, иной разочень остро реагируют на них, а кроме того, какое-то неопре­деленное чувство тяжести на сердце,сопровождаемое тревожным ожиданием несчастья, преследует постоянно многих изних. Другие

' Ганнушкин П. Б. Клиника психопатий. Их статика,динамика,-систе­матика.М., 1933, с. 15—50.

2S2

Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.