WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 || 48 | 49 |   ...   | 54 |

242

этого не выходит. Оно стало бесплодным. Если этот процессидет вперед, то развивается замечательно противоречивая диссоциациячувствования: оно подчиняет себе каждый объект, эмоционально его оценивая, изавязываются многочисленные отношения, которые внутренне противоречат другдругу. Так как это не было бы возмож­но, если бы имелся хотьсколько-нибудь выраженный субъект, то последние остатки действительно личнойточки зрения подавляются. Субъект в такой степени поглощается отдельнымиэмоциональными процессами, что наблюдатель получает впечатление, как будтоимеет­ся только процессчувствования, а субъекта чувствования нет. Чувст­вование в этом состоянии совершеннотеряет свою первоначальную человеческую теплоту, оно производит впечатлениепозы, легко­мыслия,ненадежности и в худших случаях впечатление истери­ческого.

Экстравертированный эмоциональный тип. Так как эмоциональ­ное переживание бесспорно есть более явное свойство женскойпсихо­логии, чеммышление, то самые выраженные эмоциональные типы находятся среди женского пола.Когда экстравертированное чувство­вание обладает первенством, то мы говорим об экстравертирован-номэмоциональном типе. Примеры, которые при упоминании этого типа встают передомной, касаются почти исключительно женщин. Женщина этого рода живет подруководством своих эмоций. Ее эмо­ции, вследствие ее воспитания, развились в приспособленную иподвергнутую контролю сознания функцию. В случаях, которые не являютсякрайними, эмоции имеют личный характер, хотя субъектив­ное уже в значительной степениподавлено. Личность кажется поэто­му приспособленной к объективным отношениям. Эмоциисоответ­ствуютобъективным положениям и общепринятым ценностям. Это сказывается особенно яснов так называемом выборе объекта любви: любят «подходящего» человека, а некого-нибудь другого;

он подходит не потому, что он вполне соответствуетсубъективной скрытой сущности женщины — об этом она по большей частиничего не знает — нопотому, что он по своему званию, возрасту, состоянию, величине и почтенностисвоей семьи соответствует всем разумным требованиям. Такую формулировку какироническую и унижающую можно было бы, конечно, отвергнуть, если бы я не былвполне уверен, что чувство любви у такой женщины вполне соответствует еевыбору. Это не умственное хитросплетение, а истина. Такие разумные бракисуществуют без числа, и они далеко не самые худшие. Такие жены хорошие подругисвоим мужьям и хорошие матери, поскольку их мужья или дети обладают обычной длястраны психической консти­туцией. «Правильно» чувствовать можно только тогда, когда ничтодругое не мешает эмоциям. Ничто, однако, так сильно не мешает чувствованию, какмышление. Отсюда совершенно понятно, что мыш­ление у этого типа подавляетсянасколько возможно. Это не должно значить, что такая женщина вообще не думает,напротив, она думает, може'1 быть, очень много и очень умно, но ее мышлениеникогда не бывает sui generis, но всегда является эпиметической прибавкой к ееэмоциям. То, что она не может чувствовать, она также не может

243

сознательно думать. «Ведь я не могу думать того, чего яне чувст­вую»,— сказали мне однаждыраздраженным тоном в подобном случае. Поскольку позволяют эмоции, она можеточень хорошо ду. мать, но каждое самое логическое заключение, которое могло быпомешать чувствованию, a limine отвергается. О нем просто не ду­мают. И, таким образом, ценят илюбят все, что считается хоро­шим, согласно объективной оценке, все прочее, как кажется, простосуществует само по себе, вне ее. Но эта картина меняется, когда значениеобъекта достигает еще более высокой степени. Как я уже объяснил выше, тогдапроисходит такая ассимиляция субъекта в объекте, что субъект чувствования болееили менее исчезает. Чувст­вование теряет личный характер, оно становится чувствованием в себеи получается впечатление, будто личность полностью растворя ется во всякойэмоции. Но так как в жизни постоянно сменяются ситуации, которые дают месторазличным или друг другу противо­речащим эмоциональным тонам, то личность растворяется в таком жеколичестве различных эмоций. Один раз становятся одним, а другой раз чем-тосовершенно другим —по-видимости; потому что в дейст­вительности подобное многообразие личности невозможно. Основаличности остается все-таки идентичной самой себе и становится по­этому в явную оппозицию кменяющимся эмоциональным состояниям. Вследствие этого наблюдатель более невоспринимает выставлен­ную напоказ эмоцию как личное выражение чувствующего, носко­рее как изменениеличности, т. е. каприз. Смотря по степени диссоциа­ции между личностью и временнымэмоциональным состоянием, более или менее проявляются признаки несовместимостис самим собою, т. е. первоначально компенсирующая установкабессозна­тельногостановится в явную оппозицию. Это сказывается прежде всего в преувеличенномвыражении эмоций, например, в громких и навязчивых эмоциональных предикатах,которые, однако, нисколько не заслуживают доверия. Они звучат пусто и неубеждают. Они, на­против, заставляют уже допустить возможность, что этим слишкомсильно компенсируется какое-то противодействие и что поэтому такоеэмоциональное суждение могло бы означать и нечто совсем иное. А немного позжеоно означает и другое. Ситуация должна только не­много измениться для того, чтобытотчас вызвать противоположную оценку того же самого объекта. Результатомтакого опыта является то, что наблюдатель не может принять всерьез ни одно нидругое суждение. Он начинает сохранять за собою свое собственное суждение. Нотак как для этого типа особенно важно установить интенсивное эмоциональноеобщение с окружающим, то нужны двойные усилия, чтобы преодолеть сдержанностьокружающих. Это ухудшает положение в направлении circulus vitiosus. Чем сильнееставится ударение на эмоциональном отношении к объекту, тем сильнее выступаетна поверхность бессознательная оппозиция..

Мы уже видели, что экстравертированный эмоциональный тип вбольшинстве случаев подавляет свое мышление, так как мышлению наиболеесвойственно мешать эмоциям. На этом основании и мышле­ние, когда оно стремится ксколько-нибудь чистым результатам,

244

.почти всегда исключает чувствование, потому что ничто такне способно по'мешать мышлению и извратить его, как эмоциональная оценка.Поэтому мышление экстравертированного эмоционального типа, поскольку оноявляется самостоятельной функцией, подавлено. Как я уже упоминал, оно подавленоне вполне, но лишь в той сте­пени, в какой его неумолимая логика вынуждает к заключениям, не !подходящим для эмоций. Но оно допускается как слуга эмоций, или, лучше сказать,их раб. Его позвоночный столб сломан, оно не может происходить самостоятельно,совершаться согласно своим собствен­ным законам. Но так как все-таки существуют логика и неумолимоправильные заключения, то они где-то и происходят, но только вне сознания, аименно в бессознательном. Поэтому бессознатель­ным содержанием этого типа являетсяпрежде всего своеобразное мышление. Это мышление инфантильно, архаично инегативно. Пока сознательное чувствование проявляет личный характер или,другими словами, пока личность не поглощается отдельными эмо­циональными состояниями,бессознательное мышление действует компенсирующе. Но когда личностьдиссоциируется и растворяется в отдельных друг другу противоречащихэмоциональных-состояниях, то идентичность личности теряется, субъект становитсябессозна­тельным. Таккак субъект входит в бессознательное, он ассоциируется с бессознательныммышлением и иногда придает этим бессозна­тельному мышлению сознательность.Чем сильнее сознательное эмоциональное отношение и чем более поэтому онообезличивает чувствование, тем сильнее также бессознательная оппозиция. Этовыражается в том, что как раз вокруг наиболее ценимого объекта со­бираются бессознательные мысли,которые безжалостной критикой лишают этот объект его ценности. Мышление в стиле«ничто иное как» здесь как раз на месте, потому что оно разрушает превосходствоприкованных к объекту эмоций. Бессознательное мышление высту­пает на поверхность в форме причуд,часто навязчивого свойства, общий характер которых всегда негативный иобесценивающий. Поэтому у женщин этого типа бывают моменты, когда худиие мыслиприкрепляются как раз к тому объекту, который чувс.-вование ценит выше всего.Негативное мышление пользуется всякими инфан­тильными предрассудками илисравнениями, которые способна по­ставить под сомнение эмоциональную оценку, и привлекает всепримитивные инстинкты, чтобы быть в состоянии объяснить эмо­ции как «ничто иное как». Скорее вкачестве стороннего замечания я здесь упомяну о том, что таким же образомпривлекается коллек­тивное бессознательное, совокупность первоначальных картин, изобработки которых является возможность возрождения установки на другомосновании.

Главной формой невроза этого типа является истерия с еехарактерным инфантильно-сексуальным бессознательным миром представлений,(.л.)

245

ИНТРОВЕРТИРОВАННЫИ ТИП

Общая установка сознания....Интровертированный тип отлича­ется от экстравертированного тем, что он преимущественноориенти­руется не наобъект и объективно данное как экстравертирован-ный тип, но на субъективныефакторы. (...)

Интровертированное сознание, хотя видит внешние условия,но решающими избирает субъективные определители. (...) Я считаю, что тотвзгляд, согласно которому... можно было бы назвать эту установ­ку... эгоцентрической,субъективистической или эгоистической, в своем принципе вводит в заблуждение илишает это понятие цен­ности. Он соответствует предубеждению в пользу экстравертирован-нойустановки против сущности интровертированного. Никогда не следует забывать— экстравертированныйобраз мышления забывает это слишком легко, — что всякое восприятие и познаниеобуслов­лено не толькообъективно, но и субъективно. (...) Субъективный фактор есть нечто так женепреклонно данное, как протяженность моря и радиус земли. В этом отношениисубъективному фактору принадлежит вся важность мироопределяющей величины,которую никогда и нигде нельзя сбросить со счета. Он является другиммиро­вым законом, и ктона нем основывается, основывается с такой же достоверностью, с такой жетвердостью и действительностью, как тот, кто ссылается на объект. Но как объекти объективно данное никогда не остается одним и тем же, так как он подвержентлению и случайности, так и субъективный фактор подлежит измен­чивости и индивидуальнойслучайности. И поэтому его ценность толь­ко относительна. Чрезмерноеразвитие интровертированной точки зрения в сознании ведет не'к лучшему и болееверному применению субъективного фактора, но к искусственному субъективированиюсознания, которому нельзя не сделать упрека в том, что оно «толькосубъективно». (...)

Установка бессознательного.Преимущественное положение субъ­ективного фактора в сознании означает неполноценностьобъектив­ного фактора.Объект не имеет того значения, которое ему в действи­тельности надлежит иметь. Как вэкстравертированной установке он играет слишком большую роль, так винтровертированной установке он имеет слишком мало значения. (...) Но еслисознатель­ная личностьстремится придать себе значение субъекта, то естествен­ным образом, как компенсация,происходит бессознательное укреп­ление влияния объекта. Это изменение проявляется в том, что наиногда просто судорожное усилие обеспечить превосходство созна­тельной личности объект иобъективно данное оказывают чрезвычай­но сильное влияние, которое темболее непреодолимо, что оно овладе­вает индивидуумом бессознательно и благодаря этому навязываютсясознанию без всякого противодействия. (...) Чем больше созна­тельная личность стараетсяобеспечить себе всяческую свободу, не­зависимость, свободу отобязанностей и превосходство, тем более попадает она в рабство объективноданного. Свобода духа привязы­вается на цепь постыдной финансовой зависимостью,независи-

246

мость поступков время от времени совершает робкоеотступление перед общественным мнением, моральное превосходство попадает втрясину неполноценных отношений, стремление к господству кончает­ся грустной тоскою по любви. (...)Вследствие этого сознательная личность еще более старается отделить ипреодолеть объект. В конце концов сознательная личность окружает себяформальной системой предохранительных мер (как это верно изобразил Адлер),которые стараются оправдать по крайней мере призрак превосходства. Этим,однако, интровертированный вполне отделяет себя от объекта и совершенно изводитсебя, с одной стороны, мерами защиты, а с другой — бесплодными попыткамиимпонировать объекту и отстоять себя. Но эти старания всегда пресекаютсяпреодолевающими впе­чатлениями, которые он получает от объекта. Против его воли объектпостоянно ему импонирует, он вызывает у него неприятнейшие и продолжительнейшиеаффекты и преследует его шаг за шагом. Ему всегда необходима огромнаявнутренняя работа для того, чтобы уметь «себя сдерживать». (...)

Так как его сознательное отношение к объекту относительноподавлено, то оно идет через бессознательное, где оно наделяется качествамибессознательного. Эти качества, прежде всего, инфан­тильно-архаичны. Вследствие этогоего отношение к объекту стано­вится примитивным.... Именно тогда кажется, что объект обладаетмагической силой. Посторонние, новые объекты возбуждают страх и недоверие, какбудто они скрывают неведомые опасности. (...)

Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 || 48 | 49 |   ...   | 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.