WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 54 |

Кое-что из предпосылок и.результатов такого процессаможно непосредственно угадать. С одной стороны, должна была иметь место сильнаяфиксация на любимом объекте, а с другой стороны — в противоречие с этим, небольшаяустойчивость привязанности к объекту. Это противоречие, по верному замечанию О.Rank'a, по-ви­димому,требует, чтобы выбор объекта был'сделан на нарцистиче-ской основе, так что вслучае, если возникают препятствия привязан­ности к объекту, эта привязанностьрегрессирует к нарцизму. Нарцистическое отождествление с объектом заменяеттогда при­вязанность кобъекту, а это имеет следствием то, что, несмотря на конфликт с любимым лицом,любовная связь не должна быть прерва­на. Такая замена любви к объектуидентификацией образует 'значи­тельный механизм в нарцистических заболеваниях. (...)

Меланхолия берет, таким образом, часть своих признаков упеча­ли, а другую частьу процесса регрессии с нарцистического выбора объекта. С одной стороны,меланхолия, как и печаль, является реакцией на реальную потерю объекта любви,но, кроме того, она связана еще условием, отсутствующим при нормальной печалиили превращающим ее в патологическую в тех случаях, гдеприсоединяет­ся этоусловие. Потеря объекта любви представляет собой велико­лепный повод, чтобы пробудить ипроявить амбивалентность любов­ных отношений. Там, где имеется предрасположение к неврозамнавязчивости, амбивалентный конфликт придает печали патологи­ческий характер и заставляет еепроявиться в форме само­упреков в том, что сам виновен в потере любимого объекта, т. е. самхотел ее. В таких депрессиях при навязчивых неврозах после смерти любимого лицаперед нами раскрывается то, что совершает амбивалентный конфликт сам по себе,если при этом не принимает участия регрессивное отнятие либидо. Поводы кзаболеванию мелан­холией большей частью не ограничиваются ясным случаемпотери

208

вследствие смерти и охватывают все положения огорчения,обиды ц разочарования, благодаря которым в отношения втягиваетсяпро­тивоположностьлюбви и ненависти или усиливается существующая амбивалентность. Этотамбивалентный конфликт, иногда более реального, иногда более конституционногопроисхождения, всегда за­служивает внимания среди причин меланхолии. Если любовь к объекту,от которой невозможно отказаться, в то время как от самого объектаотказываются, нашла себе выход в нарцистическом отождествлении, то по отношениюк этому объекту, служащему за­меной, проявляется ненависть, вследствие которой этот новый объектоскорбляется, унижается и ему причиняется страдание, и благодаря этомустраданию ненависть получает садистическое удовлетво­рение. (...)

Только этот садизм разрешает загадку склонности ксамоубий­ству, котораяделает меланхолию такой интересной и такой опасной. В первичном состоянии, изкоторого исходит жизнь влечений, мы открыли такую огромную самовлюбленность «я»в страхе, возникаю­щемпри угрожающей жизни опасности; мы видим освобождение такого громадногонарцистического количества либидо, что мы не понимаем, как это «я» может пойтина самоуничтожение. Хотя мы уж давно знали, что ни один невротик не испытываетстремле­ния ксамоубийству, не исходя из импульса убить другого, обращен­ного на самого себя. Но все жеоставалось непонятным, благо­даря игре каких сил такое намерение может превратиться впо­ступок. Теперьанализ меланхолии показывает нам, что «я» может /себя убить только тогда, еслиблагодаря обращению привязанности к объектам на себя, оно относится к себесамому как к объекту; если оно может направить против себя враждебность,относящуюся к объекту и заменяющую первоначальную реакцию «я», к объектамвнешнего мира.... Таким образом, при регрессии от нарцистического выбораобъекта этот объект, хотя и был устранен, он все же оказался могущественнее,чем само «я». В двух противоположных положе­ниях крайней влюбленности исамоубийства объект совсем одолевает «я», хотя и совершенно различными путями.(...)

Меланхолия ставит нас еще перед другими вопросами, ответна которые нам отчасти неизвестен. В том, что через некоторый промежутоквремени она проходит, не оставив явных, грубых изменений, она сходится спечалью. В случае печали мы нашли объ­яснение, что с течением временилицо, погруженное в печаль, вы­нуждено подчиниться необходимости подробного рассмотрения своихотношений к реальности, и после этой работы «я» освобождает либи­до от своего объекта. Мы можем себепредставить, что «я» во время меланхолии занято такой же работой; здесь, как ив том случае, у нас нет понимания процесса с экономической точки зрения.Бессон­ница примеланхолии показывает неподатливость этого состояния, невозможность осуществитьнеобходимое для погружения в сон прекращение всех интересов. Меланхолическийкомплекс действует, как открытая рана, привлекает к себе энергию всехпривязан-ностей... и опустошает «я» до полного обеднения. Он легкоможет

209

устоять против желания спать у «я». В регулярнонаступающем ^ вечеру облегчении состояния проявляется, вероятно, соматическиймомент, недопускающий объяснения его психогенными мотивами В связи с этимвозникает вопрос, не достаточно ли потери «я» без­относительно к объекту (чистонарцистическое огорчение «я»), чтобы вызвать картину меланхолии, не могут линекоторые формы этой болезни быть вызваны непосредственно токсическимобеднением «я» либидо. Самая замечательная и больше всего нуждающаяся вобъяснении особенность меланхолии — это ее склонность превра­щаться в симптоматическипротивоположное состояние мании. Как известно, не всякая меланхолия подверженаэтой участи. Некоторые случаи протекают периодическими рецидивами, а винтервалах или не замечается никакой мании, или только самая незначительнаямани­акальная окраска.В других случаях наблюдается та правильная смена меланхолических и маниакальныхфаз, которая нашла свое выражение в установлении циклической формыпомешательства Является искушение видеть в этих случаях исключения, недопускаю­щиепсихогенного понимания болезни, если бы психоаналитическая работа не привелаименно в большинстве этих заболеваний к психо­логическому разъяснению болезни итерапевтическому успеху. По­этому не только допустимо, но даже необходимо распространитьпсихоаналитическое объяснение меланхолии также и на манию

Я не могу обещать, что такая попытка окажется вполнеудовле­творительной.Пока она не идет дальше возможности первой ориен­тировки. Здесь у нас имеются дваисходных пункта: первый — психо­аналитическое впечатление, второй — можно прямо сказать — вооб­ще опыт экономического подхода.Впечатление, полученное уже многими психоаналитическими исследователями,состоит в том, что мания имеет то же содержание, что и меланхолия, что обеболезни борются с тем же самым «комплексом», который в меланхолии одержалпобеду над «я», между тем как в мании «я» одолело этот комплекс или отодвинулоего на задний план. Второй пункт представ­ляет собой тот факт, что всесостояния радости, ликования, триум­фа, являющиеся нормальным прообразом мании, вызываются вэкономическом отношении теми же причинами. Тут дело идет о таком влиянии,благодаря которому большая, долго поддерживаемая или ставшая привычной тратапсихической энергии становится в конце концов излишней, благодаря чему ей можнодать самое разнообраз­ное применение, и открываются различные возможности ееизрасхо-дования: например, если какой-нибудь бедняк, выиграв большуюсум­му денег, вдругосвобождается от забот о насущном хлебе, если долгая мучительная борьба в концеконцов увенчивается успехом, если оказываешься в состоянии освободиться отдавящего принужде­нияили прекратить долго длящееся притворство и т. п. Все такие положенияотличаются повышенным настроением, признаками ра­достного аффекта и повышеннойготовностью ко всевозможным дей­ствиям, совсем как при мании, и в полной противоположности кдепрессии и задержке при меланхолии. Можно иметь смелость ска­зать, что мания представляет изсебя не что иное, как подобный

210

„риумф; но только от «я» опять-таки скрыто, что оноодолело и над цем празднует победу. Таким же образом можно объяснить иотнося­щееся к этому жеразряду состояний алкогольное опьянение, поскольку оно радостного характера.При нем, вероятно, дело идет о прекращении траты энергии на вытеснение, достигнутоетоксиче­ским путем.Ходячее мнение утверждает, что в таком маниакальном состоянии духа становишьсяпотому таким подвижным и пред­приимчивым, что появляется «хорошее» настроение. От этоголожно­го соединенияпридется отказаться. В душевной жизни осуществи­лось вышеупомянутое экономическоеусловие, и потому появляется, с одной стороны, такое радостное настроение, а сдругой — такоеотсутствие задержек в действии.

Если мы соединим оба наметившихся тут объяснения, тополучим:

в мании «я» преодолело потерю объекта (или печаль из-запотери, или, может быть, самый объект), и теперь оно располагает всейсум­мойпротиводействующей силы, которую мучительное страдание ме­ланхолии отняло от «я» и сковало.Маниакальный больной показыва­ет нам совершенно явно свое освобождение от объекта, из-за которогострадал, тем, что с жадностью очень голодного набрасы­вается на новые привязанности кобъектам. (...)

Линдеманн (Lindemann) Эрих (род. 2 мая 1900) — немецко-американский психиатр, профессор психиатрииГар­вардскоймедицинской школы (с 1954), Станфордского медицинского центра (с 1965). Родилсяи образование получил в Германии. С 1927 г. живет и работает в США.Представитель так называемой «социальной психиатрии». Основные исследования Э.Линдеманна касаются проблем психологии и психопатологии восприятия,психофармакологии, меж­личностной коммуникации, а также практики и теории психотерапии цпсихоанализа.

Сочинения: The relation of drug induced mental changes topsychoanaly tic theory. Bull. WHO, 1959, v. 21; Die Fieldstudien in dervorbeugenden Psy­chiatric. — Psychother, 1960, v. 5; Die sociale Organization der menschlichenLebewesen. — Prax.Psychother, 1961 v. 6.

Э. Линдеманн

КЛИНИКА ОСТРОГО ГОРЯ'

Основные положения настоящей работы состоят вследующем:

1. Острое горе—это определенный синдром спсихологической и соматической симптоматикой.

2. Этот синдром может возникать сразу же после кризиса, онможет быть отсроченным, может явным образом не проявляться или, наоборот,проявляться в чрезмерно подчеркнутом виде.

3. Вместо типичного синдрома могут наблюдаться искаженныекартины, каждая из которых представляет какой-нибудь особый аспект синдромагоря.

4. Эти искаженные картины соответствующими методами могутбыть трансформированы в нормальную реакцию горя, сопровождаю­щуюся разрешением.

Мы наблюдали 101 пациента, среди которых были (1)невротики, утратившие родственника в период лечения, (2) родственникипа­циентов, умерших вклинике, (3) жертвы стихийного бедствия (лесно­го пожара), потерявшие близких, (4)родственники военнослужа­щих..(...)

Lindemann E. Symptomatology and management of acute grief.— Amer

Journ of psychiatry, 1944, v 101. N 2

212

Симптоматология нормального горя

Картина острого горя очень схожа у разных людей. Общим длявсех является следующий синдром: периодические приступы физи­ческого страдания, длящиеся отдвадцати минут до одного часа, спазмы в горле, припадки удушья с учащеннымдыханием, постоян­наяпотребность вздохнуть, чувство пустоты в животе, потеря мышеч­ной силы и интенсивное субъективноестрадание, описываемое как напряжение или душевная боль. Больные вскорезамечают, что очередной приступ наступает раньше обычного, если их кто-нибудьнавещает, если им напоминают об умершем или выражают сочув­ствие. У них наблюдается стремлениелюбой ценой избавиться от синдрома, поэтому они отказываются от контактов,которые могут ускорить очередной приступ, и стараются избежать любыхнапоми­наний обумершем.

Наиболее выраженные черты: (1) постоянные вздохи; этонаруше­ние дыханияособенно заметно, когда больной говорит о своем горе; (2) общие для всехбольных жалобы на потерю силы и исто­щение: «почти невозможно поднятьсяпо лестнице», «все, что я под­нимаю, кажется таким тяжелым», «от малейших усилий я чувствуюполное изнеможение»...; (3) отсутствие аппетита.

Наблюдаются некоторые изменения сознания. Общим являетсялегкое чувство нереальности, ощущение увеличения эмоциональной дистанции,отделяющей пациента от других людей (иногда они вы­глядят призрачно или кажутсямаленькими), и сильная поглощен­ность образом умершего. Одному пациенту казалось, что он видит своюпогибшую дочь, которая зовет его из телефонной будки. Он был так захвачен этойсценой, что перестал замечать окружающее, особенно же на него подействовала таясность и отчетливость, с которой он услышал свое имя. (...) Некоторыхпациентов очень тревожат подобные проявления их реакции горя: им кажется, чтоони начинают сходить с ума.

Многих пациентов охватывает чувство вины. Человек,которого постигла утрата, пытается отыскать в событиях, предшество­вавших смерти, доказательства того,что он не сделал для умершего всего, что мог. Он обвиняет себя вневнимательности и преувели­чивает значение своих малейших оплошностей. (...)

Кроме того, у человека, потерявшего близкого, частонаблюда­ется утрата»теплоты в отношениях с другими людьми, тенденция разговаривать с ними сраздражением и злостью, желание, чтобы его вообще не беспокоили, причем все этосохраняется, не­смотряна усиленные старания друзей и родных поддержать с ним дружескиеотношения.

Эти чувства враждебности, удивительные и необъяснимые длясамих пациентов, очень беспокоят их и принимаются за признаки наступающегосумасшествия. Пациенты пытаются сдержать свою враждебность, и в результате уних часто вырабатывается искусственная, натянутая манера общения.

213

Переживания. Жертвы лесного пожара во время первых беседс Психиатром были очень напряжены; они не могли расслабить закре­пощенные мышцы лица, боясь, чтоиначе они «просто не выдержат». Пациенты должны принять необходимостьпереживания горя, и толь­ко тогда они будут способны смириться с болью тяжелой утраты.Иногда они проявляют враждебное отношение к психиатру, не я<елая ничегослышать об умершем и довольно грубо обрывая вопро­сы. (...) Но в конечном итоге онирешаются принять процесс горя и отдаются воспоминаниям об умершем. После этогонаблю­дается быстрыйспад напряжения, встречи с психиатром превраща­ются в довольно оживленные беседы,в которых образ умершего идеализируется и происходит переоценка опасенийотносительно будущего приспособления.

Болезненные реакции горя

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.