WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 54 |

Но разум, к которому оно обращается, должен непременнона­ходиться в общении сразумом других людей. Таково третье об­стоятельство, на которое я хотелобратить внимание. Смешное не может нравиться тому, кто чувствует себяодиноким. Смех словно нуждается в отклике. (...) Наш смех — это всегда смех той или инойгруппы. Вам, может быть, случалось, сидя в вагоне или за табльдотом2, слышать, как путешественникирассказывают друг

2.Table d'hote (фр.)— общий стол впансионатах, отелях. —Прим. ред W

другу истории, по-видимому, смешные, потому что онисмеются от всей души. Вы смеялись бы так же, как и они, если бы принадлежали ких компании. Но не принадлежа к ней, вы не имели никакого жела­ния смеяться. Один человек,которого спросили, почему он не пла­кал, слушая проповедь, на которой все проливали слезы,ответил:

«Я не этого прихода». Взгляд этого человека на слезы ещеболее при­меним ксмеху. Как бы ни был смех искренен, он всегды скрывает заднюю мысль осоглашении, я скажу даже — почти о заговоре с другими смеющимися лицами, действительными иливоображаемыми. Сколько раз указывалось на то, что смех среди зрителей в театрераздается тем громче, чем зал полнее. Сколько раз наблюда­лось, с другой стороны, что многиекомические эффекты совершенно непереводимы с одного языка на другой, потому чтоони связаны тесно с нравами и понятиями данного общества. (...)

Чтобы понять смех, его необходимо перенести в егоестественную среду, каковой является общество, в особенности же необходимоустановить полезную функцию смеха, каковая является функцией общественной.Такова будет — скажемэто сейчас же —руководя­щая идея всехнаших исследований. Смех должен отвечать известным требованиям общежития. Смехдолжен иметь общественное значение.

Отметим теперь ту точку, в которой сходятся наши трипредвари­тельныхзамечания. Смешное возникает, по-видимому, тогда, когда люди, соединенные вгруппу, направляют все свое внимание на одного из своей среды, заглушая в себечувствительность и давая волю только своему разуму. Каков же тот особый пункт,на который должно направиться их внимание Какое применение найдет здесь умОтветить на эти вопросы — значит ближе подойти к нашей зада­че. Но необходимо предварительнодать несколько примеров.

Человек, бегущий по улице, спотыкается и падает: прохожиесме­ются. Над ним, мнедумается, не смеялись бы, если бы можно было предположить, что ему вдруг пришлафантазия сесть на землю. Смеются над тем, что он сел нечаянно. Следовательно,не внезап­ная переменаего положения вызывает смех, а то, что есть в этой перемене непроизвольного, т.е. неловкость. (...)

Или вот человек, занимающийся своими повседневными деламис математической правильностью. Но вот какой-то злой шутник пере­портил окружающие его предметы. Онпогружает перо в чернильницу и вытаскивает оттуда грязь, думает, что садится накрепкий стул, и растягивается на полу — словом, или все у него выходитнаоборот, или он действует в пустую — и все это благодаря инерции.Привычка приучила к известному движению. Следовало бы задержать это движениеили направить его иначе. Но ничуть не бывало — движе­ние машинально продолжается попрямой линии. Жертва шутки в рабочем кабинете оказывается в положении, сходномс положением

188

1 человека, который бежал и упал. Причина комизма здесь таже са­мая. И в том, и вдругом случае смешной является косность машины, там, где хотелось бы видеть подвижность, внимание,живую гибкость человека. (...)

Представим себе человека, который думает всегда о том, чтоон уже сделал, и никогда о том, что он делает, — человека, напоминаю­щего мелодию, отстающую отаккомпанемента. Представим себе человека, ум и чувства которого от рождениялишены гибкости, благодаря чему он продолжает видеть то, чего уже нет, слышатьто, что уже не звучит, говорить то, что уже неуместно, — словом, при­меняться к положению, уже несуществующему и воображаемому, когда надо было бы применяться к наличнойдействительности. Смешное будет тогда в самой личности; она сама доставит дляэтого все необходимое — содержание и форму, причину и повод. Удиви­тельно ли, что тип рассеянного (как раз таков только чтоописанный нами человек) всегда вдохновлял художников-юмористов.(...)

Сделаем теперь еще шаг вперед. Не то же ли самое, что дляума навязчивая мысль, для характера — некоторые пороки Есть липо­рок природный дурнойсклад характера или изуродованная воля, он почти всегда влечет за собоюискривление души. Существуют, без сомнения, пороки, в которые душа внедряетсясо всей своей оплодо­творяющей мощью, оживляет их и увлекает в круговоротвидо­изменений. Этопороки трагические. Но порок, делающий нас смеш­ными, это тот, который приходит кнам, наоборот, извне, как совер­шенно готовая рамка, в которую мы и помещаемся. Он навязывает намсвою косность, вместо того чтобы воспринять нашу гибкость. Мы не усложняем его,напротив, он упрощает нас. В этом, мне дума­ется, заключается... сущностьразницы между комедией и драмой. Драма, даже тогда, когда она изображаетстрасти или пороки об­щеизвестные, так глубоко воплощает их в человеческой личности, чтоих названия забываются, их основные характерные черты стираются, и мы думаемуже вовсе не о них, а о воспринявшей их личности. Вот почему названием драмыможет быть почти исключительно имя собственное. Напротив, много комедий имеютназванием имя нарица­тельное: Скупой, Игрок и т. п. Если бы я предложил вам представить себе пьесу, которуюможно было бы назвать, например, «Ревнивец»,то вам пришел бы на ум Сганарель или Жорж Данден, но не Отелло;

Ревнивец может быть тольконазванием комедии. Дело здесь в том, что как бы ни был тесно соединен смешнойпорок с человеческой лич­ностью, он тем не менее сохраняет свое независимое и несложноесуществование; он остается действующим лицом главным, невиди­мым и постоянно присутствующим, ккоторому привешены на сцене действующие лица из плоти и крови. Порой,забавляясь, он увлекает их за собой своей тяжестью, заставляя катиться вместе ссобой по наклонной плоскости. Но чаще всего он обращается с ними, как снеодушевленными предметами, и играет ими, как марионетками. Присмотритесьпоближе, и вы увидите, что искусство поэта-юмо­риста заключается в том, чтобынастолько близко познакомить нас с этим пороком, настолько ввести нас— зрителей— в самую егосущ-

189

ность, чтобы и мы в конце концов получили от негонекоторые нити марионеток, которыми он играет. Тогда мы, в свою очередь,начина­ем играть ими;этим отчасти и объясняется наше удовольствие. Сле­довательно, и здесь наш смех вызванчем-то автоматическим. И это, повторяю, автоматизм, очень близкий к простойрассеянности. Чтобы убедиться в этом, достаточно заметить, что комическийперсонаж обыкновенно смешон ровно настолько, насколько он не сознает себятаковым. Комическое бессознательно. (...)

Приостановим пока наш анализ. Переходя от падающегопрохо­жего кдоверчивому простаку, которого подводят, от мистификации к рассеянности, отрассеянности к экзальтации, ко всевозможным из­вращениям воли и характера, мыпроследили, как все глубже и глуб­же внедряется комическое в человеческую личность, не переставая,однако, в самых утонченных своих проявлениях напоминать нам то, что мыподмечали в его самых грубых формах, — автоматизм и кос­ность. Мы можем теперь составитьсебе первое, — правда,пока еще довольно отдаленное, смутное и неопределенное, — понятие о смеш­ной стороне человеческой природы иоб обычной роли смеха.

Жизнь и общество требуют от нас неустанного напряженноговни­мания, позволяющеговникать в каждое данное положение, а также известной гибкости тела и духа,которая позволяла бы нам при­способляться к этому положению. Напряженность и эластич­ность —вот две взаимно дополняющие друг друга силы, которые жизнь приводит в действие.Если их лишено тело, это приводит ко всякого рода несчастным случаям,уродствам, болезням. Если их лишен ум, это приводит ко всем степенямпсихического убожества, ко, всевозможным формам помешательства. Если, наконец,то же проис­ходит схарактером, то получается глубокая неприспособленность к общественной жизни,источник нищеты, иногда преступлений. Раз устранены эти недостатки, имеющиетакое важное значение в нашем существовании (а они имеют тенденцию исчезатьсами собой под влиянием того, что называется борьбой за существование),лич­ность может жить ижить общей жизнью с другими. Но общество требует еще и другого. Для негонедостаточно жить; оно хочет жить хорошо. Опасность для него заключается теперьв том, что каждый из нас, отдав свое внимание самой сущности жизни, можетудовольст­воваться этими во всем остальном следовать автоматизму приобре­тенных привычек. Обществу угрожаеттакже то, что составляющие его члены, вместо того чтобы стремиться ко все болееи более совер-» шенному равновесию между отдельными волями, которые должны всетеснее и теснее сплачиваться между собой, удовольствуются соблюдением толькоосновных условий этого равновесия; ему не­достаточно раз навсегдаустановленного согласия между его члена­ми, оно требует постоянных усилийко взаимному приспособлению. Малейшая косность характера, ума и даже теладолжна, следова­тельно,вызывать неодобрение общества как верный показатели деятельности замирающей, атакже деятельности, стремящейся обособиться, отдалиться от общего центра, ккоторому обществ тяготеет, одним словом — как показатель эксцентричности.Тем н.

190

менее общество не может пустить здесь в ход материальноепринуж­дение, потомучто оно не задето материально. Оно стоит перед чем-то, его беспокоящим, но эточто-то лишь симптом, едва ли даже угроза,' самое большее — только жест. Следовательно, иответить на это оно сможет простым жестом. Смех должен быть чем-то в этом роде_ видом общественного жеста.Боязнью, которую он порождает, он подавляет эксцентричность, возбуждает 'ипринуждает к взаимодействию известные виды деятельности второстепенногопо­рядка, рискующиеобособиться и заглохнуть, сообщает, одним сло­вом, гибкость всему тому, что можетостаться от механической кос­ности на поверхности социального тела. Смех не относится,следо­вательно, кобласти чистой эстетики, потому что он преследует (бес­сознательно и во многих частныхслучаях нарушая требования мора­ли) полезную цель общего совершенствования. В нем есть, однако, инечто от эстетики, потому что смешное возникает как раз в тот мо­мент, когда общество и личность,освободившись от забот о само­сохранении, начинают относиться к самим себе как к произведениямискусства. Одним словом, если включить в особый круг те действия и наклонности,которые вносят замешательство в личную или обще­ственную жизнь и карой за которыеявляются их же собственные естественные последствия, то вне этой сферы волненийи борьбы, в нейтральном поясе, где человек для человека служит простозрели­щем, остаетсяизвестная косность тела, ума и характера, которую общество тоже хотело быуничтожить, чтобы получить от своих членов возможно большую гибкость и возможноболее высокую сте­пеньобщественности. Эта косность и есть смешное, и смех — кара за нее.

Остережемся, однако, принять эту формулу для определениясмешного. Она подходит только для случаев простейших, теорети­ческих, вполне законченных, вкоторых смешное свободно от всякой примеси. Мы не даем ее в качествеобъяснения. Мы возьмем ее, если хотите, как лейтмотив, который послужитаккомпанементом для всех наших объяснений. Ее нужно будет всегда иметь в виду,но не слишком сосредоточивая на ней внимание: приблизительно такхоро­ший фехтовальщикдолжен помнить об отдельных приемах фехтова­ния и вместе с тем непрерывнонаступать.

Жане(Janet) Пьер (30 мая1859—24 февраля 1947)— французскийпсихо­лог, психиатр иневропатолог. Отправ­ляясь от работ французского врача Ж. Шарко, разработал оригинальнуюпсихологическую концепцию неврозов. В 20—30-е гг. сформулировалобще­психологическуютеорию поведения, в отличие от бихевиоризма включив в сис­тему психологии и сознание. Жанепы­тался провестиисторический подход к психике человека, особо выделяя и ана­лизируя собственно человеческие,со­циальные икультурные формы поведе­ния. Эмоции (под которыми П. Жане имеет в виду, как правило,аффекты) рассматриваются как низшие неадап­тивные формы поведения, возникающиетогда, когда высшие адаптивные формы оказываются невозможными. Эмоции призванывместе с тем замаскировать

эту замену, создавая видимость разре­шения трудной для субъекта ситуациии поэтому являются своеобразными компромиссными формами сознания. Взгляды П.Жане оказали значительное влияние на развитие французской пси­хологии (Пиаже и др.), а также наформирование культурно-исторической теории Л. С. Выготского. Сочинения: Неврозыи фиксирован­ные идеи.Спб., 1903; Неврозы. М., 1911; Психический автоматизм. М., 1913; revolution dela memoire et de la notion du temps. P., 1928; De L'angaisse a I'extase, vol.1—2. P., L928; Lesdebuts de 1'intelligance. P., 1935. Литература:Анцыферо-в а Л. И. Психологическая концепция Пьера Жане. — Вопросы психологии, 1969, №5.

П. Жане

СТРАХ ДЕЙСТВИЯ КАК СУ­ЩЕСТВЕННЫЙЭЛЕМЕНТ МЕЛАНХОЛИЙ'

Для понимания действительной психологической природыэмо­циональныхпереживаний необходим анализ более сложных отноше­ний, характеризующих различныепереживания и даже являющихся их основой, причем гораздо чаще, чем мы думаем.Одно из этих отно­шений, играющих весьма важную роль в нашей жизни, может бытьназвано «страхом действия», т. е. страхом перед действованием. В наиболеетипичной форме его можно наблюдать в течение кризи­сов меланхолической депрессии,длительных или преходящих. В пре­увеличенной и несколько нелепой форме они дают нам карикатурноеизображение того, что мы в состоянии печали довольно часто испыты-

Janet P. Fear of action as an essential element in thesentiment of me lancholia. — In: Reymert M. L. (ed.). Feelings and emotions. Worcester, 1928,pp. 297—309

192

ваем сами. Эти патологические переживания раскрывают переднами истинную природу печали, а вместе с этим и те опасности, которые с нейсвязаны.

При разговоре с пациентом, находящимся во властимеланхолии, наблюдателя, даже неопытного, поражает один момент. Он состоит втом, что суждения и идеи, высказываемые пациентом по поводу окружающих вещей иобсуждаемых событий, всегда пессимистичны и связаны с предчувствиемкатастрофы.

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.