WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 54 |

Бесполезность или даже вредность эмоции известна каждому.Представим, например, человека, который должен пересечь улицу, если он боитсяавтомобилей, он потеряет хладнокровие и побежит. Печаль, радость, гнев,ослабляя внимание и здравый смысл, часто вынуждают нас совершать нежелательныедействия. Короче говоря, индивид, оказавшись во власти эмоции, «теряетголову».

С функциональной точки зрения эмоция представляетсярег­рессией поведения.Когда по той или иной причине естественная, правильная реакция не может бытьсовершена, противоположные тенденции вовлекают примитивные способыреагирования. А этими примитивными реакциями, рудиментами реакций когда-тополезных, могут быть как сокращения периферических мышц, так и явленияваскулярные, тормозные, секреторные, висцеральные и т. д. Не­которые из них, возможно, не имеютбиологического значения (например, слезы) и возникают исключительно врезультате рас­пространения нервного импульса, не нашедшего себе естественноговыхода. (...)

ПЕРИФЕРИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ЭМОЦИЙ

По моему мнению, теория Джемса—Ланге являетсяединствен­ной,объясняющей существование в эмоциональном состоянии спе­цифических телесных явлений.Рассматривая телесные явления как результат (а не как причину) эмоции, старыетеории сделали эмоцию совершенно загадочным процессом. Кроме того, в пользутеории Джемса — Лангеговорят важные факты: подавление эмоции при подавлении периферических явлений,как это утверждал Джеме, а также возникновение или усиление определенныхэмоциональных состояний при потреблении ядов, алкоголя, кофе, гашиша и т.п.

Периферическая теория Джемса и Ланге сталкивается, однако,с весьма большими затруднениями. Если эмоция — это только созна­ние периферических измененийорганизма, то почему она воспри­нимается как «эмоция», а не как «органические ощущения»Поче­му, испугавшись, ясознаю в себе «присутствие страха», а не просто некоторые органическиевпечатления, дрожание, биение сердца и т. д.

94

95

Мне неизвестно, чтобы до сих пор кем-то была предпринятапопытка ответить на данное возражение. Не кажется, однако, что сделать это былобы очень трудно. Эмоция есть не что иное, как сознание формы, или «гештальта»,многочисленных органических впечатлений. Другими словами, эмоция — это сознание глобальной установкиорганизма.

Такое нерасчлененное и общее восприятие целого, в прошломмною названное «синкретическим восприятием»2, является прими­тивной формой восприятия. Известно,что в случае эмоционально­го восприятия более полезно знать общую установку тела, чемотдельные, объединяющиеся в целое элементарные ощущения. Вос­приятие деталей внутренних ощущенийне должно представлять для индивида большого интереса. Организму важнее всегодействие. Но отдает ли он себе отчет о той общей установке, которая импроявляется по отношению к окружающему (...)

Многие из получаемых впечатлений интерпретируются намипо-разному, в зависимости от направления наших интересов. Осо­бенно это верно для тактильныхвпечатлений, которые иногда вос­принимаются как объективные, а иногда — как субъективные. Про­верить это в эксперименте совсемнетрудно. Положите руку на стол. Одно и то же тактильное впечатление будетвосприниматься, в зависимости от направления вашего внимания, то как«тактиль­ное ощущение»,то как «твердый предмет», стол. В тот момент, когда ваш интерес направлен насебя (например, во время соот­ветствующего Психологического эксперимента), вы будетечувство­вать свою руку,а вовсе не стол.

То же самое происходит в случае эмоции. Если в состояниигнева вы обратите внимание на кинестетические ощущения в стис­нутых кулаках, на дрожание своихгуб и т. д. — гневабольше сознавать не будете. Или же позвольте гневу охватить вас; в таком случаевы перестанете раздельно воспринимать дрожание губ, свое побледнение или другиеизолированные ощущения, воз­никающие в различных частях напряженной мышечнойсистемы.

То, что сознание схватывает в эмоции, есть, так сказать,форма самого организма, или его установка.

Данная периферическая концепция, трактующая эмоцию каксознание установки организма, является, кроме того, единственной, способнойрассматривать тот факт, что эмоция непосредственно, безусловно «понимается»тем, кто ее испытывает. Эмоция содержит свою значимость в себе. Ребенок,впервые испытывающий большой страх, большую радость или охваченный вспышкойгнева, насколько мы можем судить об этом на основании наблюдения или пособст­венной памяти,непосредственно понимает, что с ним случилось. Для успешного понимания значениятакого взрыва своего организма он не нуждается в прошлом опыте, который емунеобходим для понимания впечатлений, доставляемых зрением или слухом,впе­чатлений, необладающих никакой непосредственной или безус -

2 ClaparedeE. Archives dePsychologie, vol. 7, 1908, p. 195.

довной значимостью. Но что значит «понимать» Не состоитли «понимание» по существу в принятии установки по отношению к объекту Еслиэто так, причем если само такое принятие установки обусловлено причинамиврожденного и инстинктивного характера, тогда вовсе не удивительно, что эмоциипонимаются безусловно.

Последние замечания позволяют нам понять, насколько...ан­типсихологическимявляется классическое «центральное» понимание эмоций: «Мы дрожим, потому чтобоимся, мы плачем, потому что огорчены, мы сжимаем зубы, потому что сердимся».(...)

Фактически оно предполагает, что мы при помощи простогоинтел­лектуальноговосприятия можем установить, что ситуация, в которой мы находимся, «опасная»,«угрожающая», «огорчающая» и т. д. Но «опасность», «огорчение» и т. д. неявляются фактами сознания, вызываемыми внешними воздействиями, какими являются,напри­мер, ощущенияцвета или температуры. Это мы сами окрашиваем вещи или внешние ситуации,проецируя на них те чувства, которые они унас порождают и которые они возбуждают, вызываяреакцию нашего организма. Ребенок считает большую собаку или темноту внушающимиужас потому, что они вызывают в нем реакции, сознание которых мы называем«страхом».

Утверждать, как это делает классическая теория, чтоситуация вызывает страх потому, что мы считаем ее ужасающей — значит, либо вовсе не объяснить,почему мы находим эту ситуацию страш­ной, либо вращаться в порочномкругу. (...)

ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ ПОНИМАНИЕ АФФЕКТИВНЫХ ЯВЛЕНИЙ

Мы утверждаем, что эмоция способна придать значимостьпородившей ее ситуации. Это положение нуждается в уточнении. В самом деле, еслиэмоция является расстройством поведения, плохо адаптированным актом, каким жеобразом она может при­давать вещам верное значение

Нельзя забывать, однако, что эмоция, будучи объективноплохо адаптированным актом, репрезентирует тем не менее целостную реакцию,имеющую биологическое значение. Объективной неадап­тивности может соответствоватьсубъективная полезность. Приня­тая организмом установка не приводит к эффективному разрешениюситуации. Она тем не менее «понимает» сама себя, так сказать ориентирует себя вопределенном направлении.

Я полагаю, что для объяснения парадокса неадаптивныхреак­ций, играющихвместе с тем полезную роль — поскольку нельзя отрицать, что страх, пыд, печаль, радость имеютбольшое зна­чение вжизни человека, —проще всего выдвинуть следующую гипотезу. Эмоция является смесью с изменяющейсяпропорцией адаптивных и неадаптивных реакций. Чем ближе эмоция к форме шока,взрыва, тем значительнее в ней доля неадаптивности по срав­нению с адаптивностью.

96

97

рассматриваемые во времени, обе части эмоциональногоявле­ния обычно следуютдруг за другом. Иногда эмоция начинается с шока, с неадаптивных реакций,постепенно перестраивающихся в полезное поведение. Иногда наоборот, сначалапроявляет себя полезная адаптация, а, когда она сталкивается с препятствием заней следует эмоциональный взрыв. Разве не демонстрируют нам существование такихформ аффективных процессов наблюдения за эмоциональными явлениями вповседневной жизни

Неспособность эмоции, имеющей характер взрыва, полезновлиять на поведение, можно показать на следующем примере, взятом из множествадругих.

Два человека, скажем, проходят ночью через лес. Один изних, более эмоциональный, испытывает сильный страх. Другой сохраняетспокойствие. Затем они должны возвратиться, тоже ночью, через тот же самый лес.Испытавший страх человек примет меры предосторожности. Он захватит оружие,возьмет с собой собаку. Второй человек своего поведения не изменит. Аффективныепереживания во время первого прохождения леса, несомненно, и являются тем, чтопозднее изменило поведение первого путешест­венника. Несмотря на это, мы вправеспросить: эмоцией ли как таковой (рассматриваемой в качестве расстроив вареакций) обус­ловленоизменение в последующем поведении В самом деле, нам совсем нетруднопредставить смелого человека, который, проходя через лес, отмечает, что такоепутешествие небезопасно, и делает этот вывод, непереживая ни малейшей эмоции страха. Однако егодальнейшее поведение изменится таким же образом, как по­ведение человека, которыйиспугался: он захватит с собой оружие, собаку. Сравнение этих двух случаевпоказывает, что страх вовсе не играет той роли, которую мы обычно склонныусматривать.

Что произошло со смелым человеком Прохождение темноголеса обострило его внимание, вызвало мысли о возможной защите, короче,обусловило установку «быть настороже». Не является ли восприятие этой установкитем, что составляет «сознание опас­ности» И нельзя ли сказать, что и у человека, испытавшего страх,последующее поведение в полезную сторону было изменено именно этой установкойпредосторожности Эта установка была смешана с эмоцией или чередовалась с ней,и можно сказать, что поведе­ние было изменено в полезную сторону не вследствие эмоции, анезависимо от нее.

Не приводят ли нас эти размышления к предположению о том,что наряду с эмоциями существуют реакции, отличающиеся от них своейадаптированностью, и, следовательно, способностью полезно ориентироватьповедение Эти реакции, эти установки, а также сознание субъектом их наличия мыобъединяем вместе под общим названиемчувств.'

Помимо эмоции страха мы должны обладать в таком случае«чувством страха», которое лучше было бы назвать «чувством опасности» и котороедолжно состоять в сознании установки к защите. Помимо эмоции гнева должносуществовать «чув-

98

ство гнева», которое лучше было Оы назвать «воинственнымчувством» и которое состоит в сознании установки к нападению и борьбе.(...)

Для эмоций радости и печали соответствующими чувствамибудут чувства приятного и неприятного, удовольствия и страдания, как ониизображены в современной психологии, и они тоже будут только сознаниемположительной или отрицательной установки ор­ганизма по отношению к наличнойситуации. (...)

Мне кажется, что представленная здесь точка зренияобъеди­няетразнообразные факты и создает некоторые преимущества, рассматриваемые мнойниже.

ПРИМИРЕНИЕ С ОБЩЕПРИНЯТЫМ ПОНИМАНИЕМ ЭМОЦИЙ

Наши представления позволяют в некоторой степени примиритьпериферическую теорию с общепринятым пониманием эмоций.

Общепринятое мнение о том, что страх часто возникает ужепосле осознания опасности той ситуации, в которой мы находимся, являетсяверным. Только это осознание не сводится, как предпо­лагает классическая теория, к чистоинтеллектуальному суждению. Согласно нашей теории, оно состоит в «чувствеопасности». Поэтому будем говорить, что эмоция страха следует за чувствомопасности;

это случается тогда, когда мы оказываемся не в состоянииубе­жать или защититьсебя естественным путем; на смену нормально развивающемуся поведению приходиттогда поведение расстроен­ное. По своему принципу этот подход глубоко отличается, однако, отклассической теории, так как он полагает, что ни эмоция, ни чувство опасностине вызываются восприятием непосредственно. Развитию аффективного явления всегданеобходимо предшествуют реактивные процессы. Именно появление этого процессапредо­стерегает нас отопасности. Эмоция, таким образом, проявляется только как особая фазареактивного процесса. Когда завершение адаптивных реакций сталкивается вдеятельности с препятствием, они замещаются примитивными реакциями, В случаях,когда эмоция возникает внезапно, например, когда мы вздрагиваем отнеожидан­ного звука,теория Джемса — Лангесохраняет полное значение в своей обычной форме.

Следующая схема, изображающая теории эмоций,прояснит,

как мы их понимаем:

99

Классическая теория

Восприятие— эмоция — органические реак­ции

ТеорияДжемса —Ланге

Восприятие— органические реакции— эмо­ция

Модифицированная периферическая теория

Восприятие— установка (набегство),чувство (опасности) — органические реакции - змо ция (страх)

Бегствобез эмоции

Восприятие— установка (набегсгво),чувство (опасности) — бегство ( )

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ ЧУВСТВА

Наша теория чувств имеет и то преимущество, что онаотводит место интеллектуальным чувствам. Термин «интеллектуальноечув­ство» не имеетстрого определенного значения. В работе «Психоло­гия чувств» Рибо объединяет подэтим названием только удивление, изумление, любопытство, сомнение. Другиеавторы добавляют к этому списку общее чувство, возникающее от движения нашеймысли, от ее успешности или бесплодности. По моему мнению, следует идтизначительно дальше и включить в интеллектуальные чувства все те элементымышления, которые Джеме называет переходными и которые не репрезентируютпредметное содержание: сходство, импликацию, совпадение, уверенность,возможность, те тысячи отношений, которые мы выражаем словами: но, если, и,почему, после, до, а также мысли, выражаемые словами: будущее, прошлое,условный, отрицание, утверждение и т. п.

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.