WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 23 |

Скованная ограниченностью организационных(по поиску испытуемых) и технических (по компьютерной вооруженнос­ти) возможностей, Е. Ю. Артемьеваиной раз до изнеможения билась над поиском устойчивых связей в результатах, вкоторых от одной маленькой выборки к другой маленькой выборке (различающихсялишь такими нюансами как личность экспе­риментатора, например) профильданных менялся самым ката­строфичным образом. Только на рубеже 90-х годов, уже послебезвременной кончины Артемьевой, с приходом в эксперимен­тальную отечественную психологиюмощных микрокомпьюте­ров, с расширением возможностей сбора и анализа данных стало ясно(например, автору данных строк), что настоящей устой­чивости в результатах удаетсядобиться, когда размеры выбор­ки измеряются вовсе не десятками, а сотнями и тысячами испытуемых(также как и количество анализируемых шкал и понятий). Только тогда устойчивыемежиндивидуальные тен­денции "пробивают себе дорогу" – через все особенные иеди­нично-обусловленныесвязи, присущие структуре опыта отдельных людей (не правильным было бы называтьэти связи случайными, ибо для каждого отдельного человека эти уни­кальные связи предстают нередко каксубъективная закономер­ность).

Например, именно при таких масштабахэксперименталь­ныхмассивов удалось показать, что в структуре шкал так назы­ваемого "личностного семантическогодифференциала" (ЛСД) до вращения устойчиво появляется в качестве первых трехфак­торов ортогональнаясистема ЕРА, а после вращения (по кри­терию варимакс) – система, которая на рубеже 80– 90-х годов получиланазвание в мировой психологии "Большая пятерка"

36

(Big Five, или еще короче В5). На меньшихмассивах (по числу шкал и шкалируемых понятий) такие факторы можнополу­чить только в томслучае, если строить эти шкалы путем систе­матического балансирования эффектаглавного оценочного фактора. Но для этого надо не только корректно измеритьоце­ночный фактор длявсевозможных биполярных шкал (для чего опять же требуются данные самыхмасштабных, так называе­мых таксономических исследований личностной лексики), но ивоспользоваться определенной моделью балансирования, осно­ванной, в частности, начетырехполюсной схеме личностной черты, предложенной в англоязычной литературеД. Пибоди, а в русскоязычной – автором этих строк. В этом году нам (сов­местно со студентом-дип­лом­ни­ком А. Павловой) удалось,напри­мер, воспроизвестиЕРА и одновременно В5 на таком незначительном "кубе" данных как 30 (испытуемых)х 28 (шкал) х 20 (шкалируемых понятий).

Возникает вопрос, который нечасто задаютсебе западные психологи (для которых характерен разрыв междуспециалиста­ми,включенными в чисто семантические и чисто личностные исследования): а как можнопроинтерпретировать одновремен­ное существование ЕРА и В5 в сознании (или структуре опыта) одних итех же людей По нашему мнению, эти структуры мо­гут существовать одновременно именнов силу их принадлеж­ности к различным слоям опыта.

В системе ЕРА первый и самый весомый фактор– это фак­тор Оценки. Сама по себематематическая структура главных компонент (факторов до вращения)предопределяет ортогональ­ность к фактору Оценки других факторов ЕРА (Силы иАктив­ности). Послевращения получаемые факторы лишаются такой ортогональности: в каждый изваримакс-факторов в той или иной степени входит фактор Оценки (дает ненулевуюпроек­цию). В системе В5явно позитивную (оценочно-положительную) окраску обретают полюса "Дружелюбие","Сознательность", "Экстраверсия", "Стабильность","Интеллектуальность".

Можно называть факторы В5 принадлежащими ктому срав­нительноповерхностному слою опыта, который отражает уни­версалии межиндивидуальноговзаимодействия и общения между людьми в любом социуме (независимо от языковойкультуры). В социуме люди именно оценивают друг друга, а незанимаются

37

безоценочной перцепцией. При этом каждыйфактор В5 можно интерпретировать как определенный критерий оценки."Друже­любие"– это оценка Другогокак партнера по совместной дея­тельности, то есть ответ на вопрос, можно с ним сотрудничать илинет, будет ли он враждовать. "Сознательность" – это оцен­ка уровня организованности исистематичности поведения Дру­гого, степени его подчиненности высшим, усвоенным из социума ипроизвольно контролируемым ценностям, нормам и целям. И так далее. Как видим, втом слое сознания, на котором существует В5, присутствует явный эффектсоциальной детер­минациичеловеческой психики, нормативно-предметная ло­гика (предмет отраженияструктурируется в соответствии с социальными нормами). В школе Выготского– Леонтьева здесь бысказали о слое, в котором ведущую роль играют важнейшие интериоризированныенормативы внешней, культурно-истори­чески обусловленной деятельности.

Но под этим слоем социально-нормативныхуниверсалий сознания лежит более глубокий слой досоциальнойэмоциональ­но-перцептивной психики, который сосуществует с болеепо­верхностным слоем.Это слой зоологически-детерминированной психики. В этом слое внешний объектотражается в виде эмоци­онально-нерасчлененного единства объективных сенсорных признаков(самого объекта) и реакций на него самого субъекта. Все вкусное, мягкое и теплое (то, что можноупотребить в пищу или как объект эротического действия) воспринимается как"хорошее", "доброе", "красивое", то есть вызывает эмоции удовольствия,положительные эмоции. Все тяжелое, твердое, большоетребует более высоких энергетических затрат, вызываетнапряжение. Все быстрое, активное, переменчивоетребует высо­кой скорости действий, то есть,требует определенного уровня возбуждения, на фоне которого только и оказываетсявозмож­ным быстрая сменанаправления в движениях, а также пере­ключение по типу"движение-остановка". Назовем этот слой несколько условно "подсознанием" (вовсене претендуя здесь на то, чтобы ставить точку в дискуссии между различнымитер­минологическимитрадициями в концептуализации бессозна­тельного).

38

Существующее по законам инстинктивных кодовподсозна­ние нередковступает в драматическое противоречие со слоем нормативно-сознательных оценок ипредставлений, о чем сви­детельствует весь опыт наблюдения и лечения психическихрас­стройств, включаякак классический психоанализ, так и новейшие психотерапевтические школы.Оценивая одного че­ловека как "сознательного", "дружелюбного", "стабильного", мы привсем при этом можем находить его "смертельно скуч­ным" и тяготеем необъяснимым длясебя образом к другому человеку, хотя сознательно понимаем, что этот другой"им­пульсивен","агрессивен", "тревожен" и т.п.

К сожалению, следует признать, что пока мыфактически не знаем, как в одном и том же эксперименте методамишкалиро­вания можноловить момент конфликта между разными слоями опыта. Экспериментальные работыАртемьевой (впрочем, как и других видных зарубежных и отечественныхспециалистов в об­ластипсихосемантики) подсказывают, что одной из эвристичных стратегий на этом путиследует считать попытку поймать человека на контрасте между вербальными(сознательными) и невербальными (интуитивно-эмоциональными) оценками.Ма­лопреодолимаятрудность здесь состоит в том, что испытуемый может в какой-то моментпользоваться словом как меткой ко­ординаты в глубинном архаическом слое (в этот момент егоперцептивная психика может подчинить себе его языковое со­знательное мышление), а в какой-томомент тот же испытуе­мый может пользоваться и невербальным символом как нормативным иконцептуально очищенным, культурно-конвен­циональным знаком, то естьфактически как словом.

Как же научиться экспериментально"расслаивать" многослойность субъективного опыта Увы, по-прежнему психологияобогащает нас скорее опытом загадок, чем разгаданных тайн. И, увлекаемыежизненным примером своих учителей, мы все глубже утопаем в пучине проблем, невсегда понимая, в какой степени этот процесс нужно воспринимать как "творческоесча­стье". И толькоиногда, в дни юбилеев, подталкивающих к мас­штабной ретроспективе, мы понимаем,что это оно и есть.

39

ПСИХОСЕМАНТИЧЕСКИЕМЕТОДЫ В ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ
ИССЛЕДОВАНИЯХ

Л. Я. Дорфман, И. М.Гольдберг. ДИСКРИМИНАЦИЯСУБМОДАЛЬНОСТЕЙ Я ПО СЕМАНТИЧЕСКИМ ОЦЕНКАМ МЕСТОИМЕНИЙ

Пермский государственный институт искусств икультуры

Данная работа является продолжениемисследований семан­тических оценок местоимений как ключевых признаковсубмо­дальностей вструктуре Я личности. Ранее мы обнаружили (1) относительную специфичностьсемантических универсалий местоимений "Я", "Мой", "Меня", "Они", (2)эмоциональ­но-оценочнуюнагруженность семантических универсалий мес­тоимений, (3) близость семантическихкодов местоимений "Я", "Мой", "Меня" и удаленность "Они" от других местоимений(см. Дорфман, Гольдберг, настоящий сборник).

В той же работе было предположено, чтосемантические про­странства разных местоимений могут быть проекциями разныхсубмодальностей Я: "Я" – Я-Авторского, "Мой/Моя" – Я-Воплощенного, "Меня"– Я-Вторящего, "Они"– Я-ПревращенногоПредпосылками для такого предположения являются корреляции между "силой"семантической оценки стимулов прилагательных, являющихся личностными свойствамичело­века, ивыраженностью этих свойств у оценивающего субъекта, полученные Шмелевым (1983),а также более общее положение Артемьевой (1999) об индивидуальном семантическомпростран­стве какпроекциях личностных особенностей субъекта. Однако вопрос о том, чтосубмодальности Я могут оказывать эффекты на семантические оценки местоимений,как собственно иссле­довательский вопрос, не ставился и эмпирической проверке неподвергался. Этот исследовательский вопрос и обозначил пред­мет настоящегоисследования.

Были сформулированы следующиеисследовательские гипо­тезы: (1) каждая из субмодальностей Я оказывает эффект насемантические оценки "своих" местоимений; (2) участники с разными уровнямикаждой из субмодальностей Я отличаются между собой по семантическим оценкамместоимений.

40

Исследование выполнялось на выборкестудентов факультета психологии Пермского государственного педагогическогоунивер­ситета (145человек, 127 девушек, 18 юношей, средний возраст – 18,7 лет (SD = 1,31)), по группам,в течение 3 сессий.

Участников исследования просили оценить постандартному 25-шкальному семантическому дифференциалу Осгуда (с 7-ступеннойградацией каждой двухполюсной шкалы) в качестве стимулов каждое из 4-хместоимений – Я,Мой/Моя, Они, Меня – поотдельности. Субмодальности Я (Авторское, Вопло­щенное, Превращенное, Вторящее)измерялись "Пермским вопросником Я" (Дорфман, Гольдберг, Рябикова, 2000),при­чем шкальные оценкипо формам А и Б агрегировались по каж­дой субмодальности.

Для определения эффектов субмодальностей Яна семантичес­кие оценкиместоимений применялся однофакторный дисперси­онный анализ АNОVА (фиксированныеэффекты). Показатель каждой из субмодальностей Я включался в дисперсионныйана­лиз по отдельностикак независимый (межгрупповой) фактор (ка­чественная переменная) с 3градациями его значений: с высоким, средним и низким уровнями. Зависимуюколичественную перемен­ную составили показатели семантических оценок. В соответствии срекомендациями Weinfurt (1998), далее проводился пошаговый дискриминантныйанализ данных и вычислялись коэффициенты канонических дискриминантных функцийдля определения уни­кального вклада каждой из зависимых переменных вдискримина­цию подгрупппо уровням субмодальностей Я, опять-таки по каждой субмодальности Я вотдельности.

Были получены следующие основные результаты.

1. По данным дисперсионного анализаЯ-Авторское оказа­лозначимые эффекты на показатели семантических шкал "радостный – печальный" (F(2,142) = 6,29, р< 0,002), "силь­ный– слабый" (F(2,142) =6,83, р < 0,001), "большой – ма­ленький"(F(2,142) = 3,14, р < 0,05), "активный – пассивный" (F(2,142) = 7,52, р < 0,001), "приятный– противный" (F(2,142)= 4,72, р < 0.01), "простой – сложный" (F(2,142) = 3,07, р < 0,05), "расслабленный– напряженный"(F(2,142) = 4,40, р < 0,01), "дорогой – дешевый" (F(2,142) = 7,36, р <0,001), "быстрый –медленный" (F(2,142) = 9,55, р < 0,001), "жизнерадостный – унылый" (F(2,142) = 7,35, р <0,001), "све-

41

жий – гнилой" (F(2,142) = 7,30, р <0,001), "острый –тупой" (F(2,142) = 3,26, р < 0,04), "чистый – грязный" (F(2,142) = 9,57, р <0,001).

Post hoc сравнения (здесь и далее постатистике Bonferroni) показали, что участники с высоким и низким уровнямиЯ-Авторского отличались между собой тем, что местоимение "Я" первые оценивалиболее высоко, чем вторые: как более "радо­стное" (р < 0,005), "сильное" (р< 0,001), "большое" (р < 0,07), "активное" (р < 0,001), "приятное" (р< 0,01), "расслабленное" (р < 0,02), "дорогое" (р < 0,003), "быстрое"(р < 0,001), "жизне­радостное" (р < 0,001), "свежее" (р < 0,002), "острое" (р< 0,04), "чистое" (р < 0,001). Кроме того, участники со среднимуров­нем Я-Авторскогооценивали местоимение "Я" как менее слож­ное, чем участники с низким уровнемЯ-Авторского (р < 0,05).

В дискриминантный анализ были включеныпоказатели шкал "чистый – грязный", "активный – пассивный", "прос­той –сложный", "большой –маленький" (Wilks' Lambda = 0,740, F(8,278) = 5,63, р < 0,001). Выделились 2канонические дискриминантные функции. В 1 функции (77,3% долиобъясни­мой дисперсии,Wilks' Lambda = 0,740, с2(8) = 42,22, р< 0,001) показатель шкалы "чистый – грязный" внес наибольший вклад вдискриминацию уровней Я-Авторского. Во 2 функции (22,7% доли объяснимойдисперсии, Wilks' Lambda = 0,930, с2(3) = 10,17, р < 0,02) показатель шкалы "простой –сложный" внес наиболь­ший вклад в дискриминацию уровнейЯ-Авторского.

2. По данным дисперсионного анализаЯ-Воплощенное ока­залозначимые эффекты на показатели семантических шкал "расслабленный – напряженный" (F(2,142) = 3,07, р< 0,05), "быстрый –медленный" (F(2,142) = 4,37, р < 0,01).

Post hoc сравнения показали, что участники свысоким уров­немЯ-Воплощенного оценивали местоимение "Мой/Моя" как более "расслабленное", чемучастники со средним уровнем Я-Воплощенного (р < 0,05) и оценивали этоместоимение как более "быстрое", чем участники с низким уровнемЯ-Вопло­щенного (р <0,02).

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.