WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 23 |

Многомерные представления о конструкте Яразвиваются по нескольким взаимосвязанным линиям: (1) Я понимается какфундаментальная составляющая субъективной реальности; в нее проектируются и вней отображаются (с разной степенью адек­ватности и полноты) объективныевзаимодействия индивиду­альности с ее миром. (2) Я есть персонализованная (Я личности) иперсонифицированная (лица Я) субъективную реальность. (3) Я представляет собойфундаментальную биполярную оппо­зицию "Я" –"не-Я"; данное положение развивает философс­кую концепцию Дубровского (1983) ипсихологическую –Тхостова (1994). Один из нас (Дорфман) также показал воз­можность описаний конструкта Я спомощью категорий "Я", "Они" и "Лица не-Я". Категории "Я" и "Они" противостоятдруг другу, а категория "Лица не-Я", наоборот, связывает "Я" и "Они". Вконечном пункте анализа выделились 4 субмодаль­ности: Я-Авторское и Я-Превращенноекак выражающие катего­рии "Я" и "Они" и противостоящие друг другу; Я-Воплощенное иЯ-Вторящее как выражающие категорию "Лица не-Я" и, на­оборот, связывающие "Я" и"Они".

Многочисленные исследования по разработкевопросников, измеряющих субмодальности Я (Дорфман, Щебетенко, Смир­нов, 1997; Дорфман, Ковалева,Рябикова, 2000; Дорфман, Гольдберг, Рябикова, 2000) привели нас к заключению,что ключевыми признаками субмодальностей Я являются местоиме­ния: личное местоимение "Я"– для субмодальности"Я-Ав­торское",местоимения третьего лица "они/он/она" – для субмодальности"Я-Превращенное", притяжательное местоиме­ние "мой/моя" – для субмодальности"Я-Воплощенное", лич­ныеместоимения в косвенной форме "меня/мне" – для субмодальности"Я-Вторящее".

В терминах психологии субъективной семантикиАртемьевой областью нашего исследования является "измерениеизмерите-

9

ля" – моделирования структуры Я личностипо местоимениям как его ключевым признакам. Указанные выше местоимения можнорассматривать в качестве стимулов, актуализирующих разные аспектысемантического слоя субъективного опыта и стоящими за ним смыслов, причемпредположительно "привя­занные" к разным субмодальностям Я.

Были сформулированы следующиеисследовательские воп­росы. (1) Указанные выше местоимения имеют своеобразную или общуюмодальную семантику (2) Утверждение Артемьевой об эмоционально-оценочныхшкалах как наиболее устой­чивых и реально участвующих в оценке справедливо применительно кместоимениям (3) Имеются существенные различия в расстояниях (в сходстве– различиях) междуместо­имениями по ихсемантическим кодам

В соответствии с исследовательскими вопросамибыли сфор­мулированы 3исследовательские гипотезы: (1) Местоимения характеризуются специфическимисемантическими универса­лиями; (2) Эмоционально-оценочные шкалы преобладают все­мантическихуниверсалиях; (3) Наиболее близкими являются семантические коды местоимений "Я"и "Мой", затем "Меня"; "Они" наиболее удалены от другихместоимений.

Исследование выполнялось на выборке студентовфакульте­та психологииПермского государственного педагогического уни­верситета (145 человек, 127 девушек,18 юношей, средний возраст – 18,7 лет (SD = 1,31)), по группам, в течение 3 сес­сий.

Участников исследования просили оценить постандартному 25-шкальному семантическому дифференциалу Осгуда (спри­нудительным выборомодного из двух полюсов шкалы без про­межуточных градаций) в качестве стимулов каждое из 4-х местоимений– Я, Мой/Моя, Они, Меня– поотдельности.

Обработка результатов СД проводилась согласнопроцеду­рам анализакачественных данных, применяемым в исследова­ниях по психологии субъективнойсемантики (Артемьева, 1999). Семантические универсалии устанавливались погрупповым се­мантическимоценкам в ответ на каждый стимул с порогами 75%, 80%, 85%, 90% и 95% квантилей.Семантические коды местоимений записывались в виде 25-мерного вектора скоор­динатами 0 или 1.Строились таблицы с групповыми результа-

10

тами оценок участников исследования всех 4-хместоимении, где на пересечении строки и столбца вписывалось числоучаст­ников, выбравшихпри оценивании данного стимула левый по­люс шкалы. Эти числа считаютсякоординатами соответствующих векторов семантического кода. Расстояния междустимулами оп­ределялиськак сумма абсолютных величин попарных разностей координат семантических кодовстимулов (Артемьева, 1999; Леонтьев, Беляева, 2000).

Были получены следующие основные результаты.95% участ­ников оценилистимул "Я" как любимый. 95% участников оце­нили стимул "Мой" как любимый исвежий. 85% участников оценили стимул "Меня" как любимый, свежий, приятный,чистый. 80% участников оценили стимул "Они" как радостный, жизнерадостный,активный. Расстояния между местоимениями были следующими: "Я – Мой" – 180, "Я – Меня" – 191, "Я – Они" – 392; "Мой – Меня" – 249, "Мой – Они" – 492; "Меня – Они" – 341. На основании этих данныхможно заключить, что (1) специфичность семантических универсалий местоименийоказалась относительной (гипотеза 1 была поддержана частич­но); (2) эмоционально-оценочныешкалы образовали главное содержание семантических универсалий местоимений(гипоте­за 2 получилаэмпирическую поддержку); (3) наиболее близки­ми были семантические кодыместоимений "Я" и "Мой", затем "Меня"; "Они" оказалось наиболее удаленным отдругих мес­тоимений(гипотеза 3 получила эмпирическую поддержку).

И. М. Карлинская, Е. И.Шлягина ОБ ЭТНИЧЕСКОЙСОСТАВЛЯЮЩЕЙ
ОБРАЗАМИРА

МГУ им. М. В. Ломоносова

Субъективный опыт человека, полученный им какв процес­се вращивания вкультуру своего этноса, так и в ситуациях ме­жэтнического взаимодействия,является одним из базисных конструктов содержательной модели образа мира. Этотопыт выражается в таких феноменах этнической жизни субъекта как этническаяидентификация, этническая толерантность и этни­ческие стереотипы. Для большинствакак отечественных, так и

11

зарубежных исследователей характернатенденция анализа яв­лений этнической жизни личности в отрыве друг от друга, тем самымкак бы допускается их относительно независимое суще­ствование. При этом упускается извиду тот факт, что иденти­фикация и стереотипизация являются взаимосвязанными ивзаимообуславливающими процессами, а наличие положитель­ной этнической идентичности являетсяисточником этничес­койтолерантности в схеме межэтнического взаимодействия.

Системное же видение этнической вариативностисубъек­тивного опытачеловека оправдывает объединение этнопсихологических феноменов вмногокомпонентную структуру, названную (Е. И. Шлягина, С. Н. Ениколопов, 1993)этнопсихологическим статусом личности. Под актуальным этнопсихологическимстатусом (АЭПС) личности мы подразумеваем степень выраженности и знакэтнической идентификации личности, на­правленность и содержание авто-гетеростереотипов, уровень этнической толерантности, а также возможныетрансформации ее мотивационно-смысловой сферы, которые возникают привзаимодействии с представителями других этнических групп и при решенииконфликтных ситуаций в инокультурной среде.

Созданная нами батарея методик дляпсиходиагностики этнопсихологического статуса личности включает в себямоди­фицированные версиипроективных тестов и вербальных опросных методов. Эта батарея методик показаласвою научную состоятельность и практическую значимость лонгитюдногоис­следования (1989– 1992 гг.) зависимостиэтнической толерант­ности личности от политических настроений в обществе (Е. И.Шлягина, С. Н. Ениколопов, 1993), в исследовании транс­формаций этнической идентификацииличности (Г. В. Солдатова, Е. И. Шлягина, Шайгерева 1994); в исследованиивлияния диаспоральности статуса субъекта на этнопсихологические ха­рактеристики его личности (1997) иряде других работ.

Все проведенные нами ранее исследованияубедительно по­казалисуществование поуровневой структуры всех компонен­тов актуального этнопсихологическогостатуса личности, в том числе и этнической толерантности личности (наличиеосозна­ваемого инеосознаваемого уровней). В большинстве случаев эти два уровня находятся впротиворечивых отношениях, напри­мер, на осознаваемом уровне проявляется этническаятолеран-

12

тность личности, а диагностика еенеосознаваемого уровня сви­детельствует об отсутствии (интолерантность личности). В этомслучае осознаваемый уровень этнической толерантности мы на­зываем внешним, мнимым,декларируемым. Причем сам испы­туемый иногда может и не подозревать о таком рассогласовании. Ноименно эта неосознаваемая, иррациональная интолерант­ность личности становится еесмысловой установкой в проблем­но-конфликтной ситуации межэтнического взаимодействия. Или,например, на осознаваемом уровне мигрант идентифи­цирует себя со своим этносом, а нанеосознаваемом испытыва­ет резкое неприятие к типичным представителям своего этноса. Дляформирования мер поддержания климата этнопсихологической толерантности вобществе и для лучшей адаптации миг­рантов на новом месте жительства необходима коррекциярассогласования уровней компонентов этнопсихологического статуса личности.Содержание неосознаваемого уровня компонен­тов этнопсихологического статусаличности должно быть поднято на "уровень" сознания. Человеку необходимо помочьотрефлексировать как нормы и ценности его этноса живут на уровне егосо­знания и как онидействуют в глубинах его психики.

В завершенном к настоящему времениисследовании выяви­лисьследующие взаимосвязи между:

• АЭПС ииндивидуально-типологическими особенностями личности (методика Д. Кейрси ипсихогеометрический тест С. Деллингер);

• АЭПС исамоактуализацией личности (методика "Самоал");

• АЭПС ипсихологическим возрастом личности (методика А. А. Кроника, Е. И.Головахи);

• АЭПС ииерархией потребностей, особенностей мотивационной сферы личности (методика Л.Сонди);

• АЭПС испособом поведения личности в конфликтной си­туации (методика К.Томаса);

• АЭПСличности и типом межличностных отношений (ме­тодика Т. Лири)

• АЭПС исформированностью "реального "Я" и идеального "Я" личности, (методика"0-сортировка" В. Стефансона).

Также в исследовании впервые апробировались сцелью кос­веннойдиагностики этнической толерантности модификации методик К. Томаса, Т. Лири, Л.Сонди.

13

В исследовании приняли участие 90 человекразного пола в возрасте от 18 до 25 лет. На каждого испытуемого был составленпсихологический портрет по всем проведенным методикам. По­добный идеографический подход канализу полученных резуль­татов позволяет более глубоко проследить обнаруженные групповыетенденции.

Полученные результаты помогут еще ближеподойти к ре­шениюпроблемы формирования нравственной рефлексии эт­нокультурной вариативности мира ипониманию того, что гармоническая этническая толерантность личности должнастать главным императивом жизни в мультиэтническом мире.

Т. А. Ребеко.семантическая СВЯЗЬПЕРЦЕПТИВНЫХ И
ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ ПРИЗНАКОВ1

Институт психологии РАН

В настоящее время во многих исследованияхпоказано, что в ментальной репрезентации объектов (при их категоризации, прирешении задач и пр.) участвуют не только перцептивные, но и функциональныепризнаки. Последние имеют иерархическую структуру, в которой можно выделитьбазовый уровень, анало­гичный базовому уровню перцептивных признаков.

Основная проблема настоящего исследованиясостоит в об­наружениисемантической связи между функциональными и перцептивными признаками в случаевыполнения задач, ини­циирующих их актуализацию. Приоритет перцептивныхпризна­ков по сравнениюс функциональными был продемонстрирован в экспериментах Хоффманна и Цислера(1989). Сходную идею инкорпорированности функциональных признаков вменталь­ный образвысказывал Д. А. Ошанин (1976). В исследовании Ларошель (1998) было показано,что в случае затруднения актуализации перцептивных признаков испытуемые строятмен­тальный образ наоснове функциональных признаков.

Сами функциональные признаки имеютиерархическую струк­туруи их актуализация происходит в определенной последова-

14

тельности (как в онтогенезе, так и в процессеформирования дей­ствий).В работе Ришара (1996) приводятся убедительные данные в пользу того, чтосначала актуализируется результат действия, а затем процедура и условиявыполнения действия. Поэтому, если задача требует актуализации результатадействия, то перцептив­ные признаки объекта скорее будут соотноситься с результатом, еслиподчеркиваются процедура и условия действия, то мы впра­ве ожидать актуализации иныхперцептивных признаков.

Гипотеза настоящего исследования:актуализация определен­ных функциональных признаков сопряжена с изменением про­филя выделяемых перцептивныхпризнаков и структуры связей между ними.

При моделировании эксперимента мы исходили изтого, что функциональные признаки существенно зависят от ограниче­ний, связанных с условиямифункционирования. Моделью та­ких ограничений может служить "неизвестная" среда обитания,семантически противоречащая выполняемому действию (дея­тельности). В качестве такогодействия (деятельности) была выб­рана жизнедеятельность, а в качестве среды использовался"лед".

Эксперимент: испытуемых просили придумать(зарисовать и описать) неизвестное животное, которое обитает в толще льда. Впилотажном исследовании было выделено 6 наиболее частот­ных параметров, которые спонтанноиспользовались испытуе­мыми. Данные параметры затем были преобразованы в пункты закрытогоопросника основного эксперимента. Эти параметры представляли собой 3перцептивных и 4 функциональных при­знака, по которым зарисовывается и описываетсяживотное.

Перцептивными признаками служили: 1) форматела (бес­форменная,центрально-симметричная, продольно-симметрич­ная, многочастная) 2) количествоконечностей (несколько, без выраженных конечностей), 3) покров тела (волосяной,сплош­ной, панцырный).Функциональными признаками были: 1) спо­соб расширения жизненногопространства (прорастание, механическое разрушение), 2) способ питания (безпитания, себе подобными, веществами разложения льда), 3) органы чувств (зрение,прочие органы чувств, без органов чувств), 4) способ размножения (однополый,двуполый, многополый).

В основном эксперименте испытуемыезарисовывали живот­ное иописывали его "образ жизни" в соответствии с пунктами опросника.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.