WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 23 |

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙУНИВЕРСИТЕТ

им. М. В. Ломоносова

ФАКУЛЬТЕТ ПСИХОЛОГИИ

ПСИХОЛОГИЯ

СУБЪЕКТИВНОЙ СЕМАНТИКИ

В ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ И ПРИКЛАДНЫХИССЛЕДОВАНИЯХ

МАТЕРИАЛЫ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ,
ПОСВЯЩЕННОЙ 60-ТИ ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ
Е. Ю. АРТЕМЬЕВОЙ

(Москва, 24 – 26 мая 2000 г.)

Москва

2000

Оргкомитет конференции:

А. А. Леонтьев (председатель), Д. А.Леонтьев, В. В. Петухов, Ю. К. Стрелков, А. Ш. Тхостов, И. Б. Ханина, А. Г.Шмелев

Ответственный редактор

доктор психологических наук Д. А.Леонтьев

Психология субъективной семантики вфундаменталь­ных иприкладных исследованиях: Материалы научной конференции, посвященной 60-тилетию со дня рожде­нияЕ. Ю. Артемьевой / Отв. ред. Д. А. Леонтьев. М.: Смысл. – 2000. – 147 с.

I5ВN 5-89357-074-Х

2

ПСИХОЛОГИЯ СУБЪЕКТИВНОЙСЕМАНТИКИ И ЕЕ ОСНОВАТЕЛЬ

У Вас в руках – сборник материалов конференции,посвя­щенной 60-летию содня рождения блестящего исследователя и педагога и редкой души человека– Елены ЮрьевныАртемьевой. Обычно ученые справляют свой шестидесятилетний юби­лей в расцвете творческих сил. Ноэтот случай иной. Елена Юрьевна не дожила и до пятидесяти.

Математик по образованию, она пришла нафакультет психо­логииМГУ как преподаватель теории вероятностей и матема­тической статистики. Не один год оназанималась неблагодарным делом приобщения гуманитариев к математике, издала (всоав­торстве) учебник,по которому училось математике не одно поколение студентов-психологов. Но еедетская любознатель­ность, интерес ко всему интересному, сохранившийся допос­ледних дней, вызвалувлечение психологией. Сначала это была нейропсихология – и Елена Юрьевна защищает подруковод­ством Е. Д.Хомской кандидатскую диссертацию по медицинс­кой психологии. Позже ее интерессмещается к психологии сознания, образа мира, субъективного опыта. Маленькаякниж­ка "Психологиясубъективной семантики", вышедшая в свет в 1980 году, знаменовала не тольконовый поворот интересов Е. Ю. Артемьевой, но и новую теоретическую иэксперименталь­ную линиюразвития психологии субъективной реальности. Ар­темьева, отталкиваясь от теорииобраза мира, намеченной в последних работах А. Н. Леонтьева, берет навооружение психосемантические методы, завоевавшие к этому времени прочноеположение в арсенале методов мировой психологии и получив­шие известность и у нас в стране. Новот парадокс –матема­тик, онаотказывается от традиционно привязанного к этой методологии математическогоаппарата, в частности, фактор­ного анализа, и делает тот же семантический дифференциал изколичественного метода качественным! И сразу же открываются новые перспективы,казалось бы, хорошо известные методы начинают играть совершенно новыми гранями,и субъективная семантика оказывается наукой не просто о субъективнойреаль­ности, но обиндивидуальной субъективной реальности.

3

Елена Юрьевна мгновенно обрастает учениками.Во многом этому способствовала ее общественная работа во второйполо­вине семидесятых– начале восьмидесятыхгодов: куратор Науч­ногостуденческого общества. Она была куратором милостью Божией – студенты были от нее без ума, шлик ней с любыми вопросами и получали на них ответы. Вряд ли у кого-то еще изпреподавателей факультета в те годы было столько курсовиков и дипломников, да иаспирантов у доцента Артемьевой было больше, чем у многих профессоров, причемвсе они были с разных кафедр – общей психологии, труда, медицинской. Бо­лее того, многие из тех, чьимнаучным руководителем был кто-то другой, – я тоже из их числа, – тоже находились в сфере еепритяжения и числят ее своим Учителем.

Последние пять лет жизни Елены Юрьевны– это научный ичеловеческий подвиг. Тяжелая болезнь приковывает ее к ин­валидной коляске, но ее домпо-прежнему полон студентов. Она работает не меньше, чем раньше, и в 1987 годус блеском за­щищаетдокторскую диссертацию "Психология субъективной семантики". И через несколькомесяцев ее не стало.

Как известно, жизнеспособность научногонаправления оп­ределяется прежде всего тем, продолжает ли оно жить после смертиего основателей. В отношении психологии субъективной семантики нет никакихсомнений – этонаправление продол­жаетжить и развиваться в разных направлениях не только в работах прямых учениковЕлены Юрьевны и учеников ее уче­ников, но становится все более и более известным ипризнан­ным впсихологическом мире. Лишь в 1999 году вышел в свет главный труд Елены Юрьевны– текст ее докторскойдиссерта­ции. До этого,правда, были еще посмертные публикации в журналах и сборниках, специальныйвыпуск журнала "Вестник Московского университета. Серия 14. Психология" (1990,№3) и сборник статей "Мышление и субъективный мир" (Ярославль, 1991), целикомпосвященные ее памяти. К 60-летию Едены Юрьевны ее ученики решили провестиспециальную научную конференцию, материалы которой публикуются в данномсбор­нике. Все говорит отом, что и конференция и сборник по воп­росам субъективной семантики далеконе последние.

Д. А. Леонтьев, доктор психологическихнаук

4

СОЗНАНИЕ И ОБРАЗМИРА

А. А. Леонтьев.ИДЕЯ СУБЪЕКТ-ОБЪЕКТНОГОПРОСТРАНСТВА В РАБОТАХ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ УЧЕНЫХ

МГУ им. М. В. Ломоносова

Декартово противопоставление внутреннего мирасубъекта и внешнего мира или "объективной действительности", отра­зившееся в марксистской гносеологии(или, точнее, в том ва­рианте этой гносеологии, который имел хождение в советскойфилософии 30-х – 50-хгг. под названием "марксистско-ленинской теории отражения"), не являетсяединственным способом структурации мира.

В настоящей работе, не затрагиваятеоретических аспектов альтернативной модели отношений мира и человека, мыоста­новимся только наизложении таких альтернативных концеп­ций, принадлежащих выдающимсяроссийским ученым XX века.

М. М. Бахтин. Емупринадлежит важнейшая идея "моего не­алиби в бытии". "В данной единственной точке, где я теперьнахожусь, никто другой в единственном времени и единствен­ном пространстве единственного бытияне находился... То, что мною может быть совершено, никем и никогда совершенобыть не может". Именно совершено! Ведь "можно осознать жизнь толь­ко как событие, а не какбытие-данность". Бытие человека в мире деятельностно по определению. При этомвещь и личность, по Бахтину, – взаимосвязанные пределы познания. "Вещь, ос­таваясь вещью, может воздействоватьтолько на вещи же; чтобывоздействовать на личности, она должна раскрыть свойсмысло­вой потенциал"... И далее: "Смысл не может (и не хочет) менятьфизические, материальные и другие явления, он не может дей­ствовать как материальная сила. Даон и не нуждается в этом: он сам сильнее всякой силы, он меняет тотальный смыслсобытия и действительности, не меняя ни йоты в их действительном (бытийном)составе, все остается как было, но приобретает совершенно иной смысл (смысловоепреображение бытия)".

Появление человека и человеческого общества,таким обра­зом,радикально меняет саму сущность бытия, сущность вещи,

5

обретающей свой смысловой потенциал. При этоммир приоб­ретает новоеизмерение – время.Действие, деятельность "прин­ципиально отрицает ценностную самостоятельность всего данного, уженаличного, имеющегося, завершенного, разру­шает настоящее предмета ради егобудущего, предвосхищенно­го изнутри. Предстоящая цель действия разрушает данную наличность внешнего предметного мира,план будущегоосуще­ствления разлагаеттело настоящего состоянияпредмета...".

Как выглядит мир по Бахтину "Мир, гдедействительно протекает, совершается поступок, – единый и единственный мир,конкретно переживаемый: видимый, слышимый, осязае­мый и мыслимый, весь проникнутыйэмоционально-волевыми тонами утвержденной ценностной значимости... Этаутвержден­наяпричастность моя... превращает каждое проявление мое: чув­ство, желание, настроение, мысль– вактивно-ответ­ст­венныйпоступок мой.

...В соотнесении с моим единственным местомактивного исхождения в мире все мыслимые пространственные и времен­ные отношения приобретают ценностныйцентр, слагаются вок­ругнего в некоторое устойчивое конкретное архитектоническое целое – возможное единство становитсядействительной един­ственностью...". Но суть такого подхода непонятна, если вслед заБахтиным не допустить, что смысловое единство мира опре­деляется диалектикой взаимодействияразличных ценностных центров. "...Быть – значит общатьсядиалогически".

М. М. Бахтин, следовательно, развиваетпозиции, ранее выс­казанные П. А. Флоренским, согласно которым мы имеем дело с единымсубъектно-объектным пространством, цементируе­мым взаимодействием деятельностей ипредставляющим собой ценностное, развертывающееся во времени единство. Сравни,у Ю. М. Лотмана ("Культура и взрыв"): "...понятие цели неизбеж­но включает в себя представление онекотором конце события. Человеческое стремление приписывать действиям исобытиям смысл и цель подразумевает расчлененность реальности на некоторыеусловные сегменты... То, что не имеет конца – не имеет и смысла. Осмыслениесвязано с сегментацией недиск­ретного пространства".

Г. Г. Шпет. Из егоогромного философского наследия нас в данном случае интересует противоположениевещи как внече-

6

ловеческой данности и предмета какобразующего элемента ноосферы (семиосферы). "Вещь есть предмет реальный ипред­мет есть вещьидеальная... Всякая действительно, эмпирически, реально существующая вещь, реальное лицо,свойство, дей­ствие ит.п. суть вещи. Предметы– возможности, их бытиеиде­альное... Реализацияидеального... сложный процесс развития смысла, содержания – перевод в эмпирическое,единственно действительноебытие... Предмет есть подразумеваемая форма называемых вещей...".

С. Л. Рубинштейн. Унего нас интересуют прежде всего фило­софские рукописи 20-х – начала 30-х гг. Процитируемнаиболее характерные их фрагменты, перекликающиеся с взглядами Бах­тина, изложенными выше.

"Образование в бытии субъектов – центров перестройки бы­тия... Активность субъектов и ихбытие. Бытие – это не вих независимости друг от друга, а в их соучастии... Преодоление концепции бытиякак комплекса друг другу внешних изолиро­ванных данностей...".

"Подлинность бытия объекта – не в его внешней данности инезависимости в этом смысле от познания, а в закономерно­сти, "обоснованности" субъектом егосодержания. Поэтому, ког­да познание взрывает независимость от субъекта, внешнюю данностьобъекта, он (объект) в этом процессе познания, про­никающего в свой предмет, не теряет,а обретает свое бытие. Таким образом, теория познания и теория действия исходятиз одного и того же принципа".

И, наконец, наиболее важная мысль: "Вместодуалистичес­кой схемы:мир или среда, с одной стороны, субъект, личность – с другой (как бы вне среды имира), поставить вопрос о структуре мира или среды,включающей, внутри себя имеющей субъекта, личность как активногодеятеля. Предметом фундаментального изучения должнабыть структура мира с находящимся внутри негосубъектом и изменения этой объективной структуры в раз­личных установках субъекта".

После долгого перерыва С. Л. Рубинштейн вновьвозвращает­ся к этоймысли в незаконченной книге "Человек и мир": "Че­ловек как субъект должен быть введенвнутрь, в состав сущего, в состав бытия... Человек выступает при этом каксознательное существо и субъект действия, прежде всего как реальное,мате-

7

риальное, практическое существо... Стоитвопрос не только о человеке во взаимоотношении с миром, но и о мире всоотно­шении счеловеком...". Сравни, у Бахтина: "Мысль мира обо мне, мыслящем, скорее яобъектен в субъектном мире...".

И далее: "Человек находится внутри бытия, ане только бытие внешне его сознанию". Мир, по Рубинштейну, – "это общающаяся друг с другомсовокупность людей и вещей". "Человек должен быть взят внутри бытия, в своемспецифическом отношении к нему, как субъект познания и действия, как субъектжизни... Бытие как объект – это бытие, включающее и субъекта".

А. Н Леонтьев. Речьидет здесь также о его ранних работах 30-х годов. Уже в 1936 – 1937 гг., в недавно опубликованнойрукописи "Учение о среде в педологических работах Л. С. Выготского", онподчеркивал, что "...субъект, вне его деятельности по отноше­нию к действительности, к его"среде", есть такая же абстрак­ция, как и среда вне отношения ее к субъекту" (интересно, как оннадеялся провести эту мысль в печать в условиях господства вульгарногомарксизма). Позже – врукописи "Материалы о сознании" – говорится, что "действительная противополож­ность есть противоположность образаи процесса, а вовсе не противоположность сознания, как внутреннего, предметномумиру, как внешнему".

И, тоже уже в конце жизни, Леонтьев предвидел"возвра­щение кпостроению в сознании индивида образа внешнегомно­гомерногомира, мира как онесть, в котором мы живем, в котором мы действуем, но вкотором наши абстракции сами по себе не "обитают"...". Сравни, у М. М. Бахтинапротивоположение "конкретной архитектоники переживаемого мира" в реальномпространстве-времени и "не-временного и не-пространственного, и не-ценностногосистематического единства абстракт­но-общих моментов".

Подводя итог описанным выше концепциям, можнопридти к выводу, что в них представлено оригинальное (и в своих важ­нейших чертах общее)методологическое понимание, крайне существенное для реинтерпретации предметапсихологии и со­держанияпсихологического знания на нынешнем этапе разви­тия психологии.

8

Л. Я. Дорфман, И. М.Гольдберг. СЕМАНТИЧЕСКИЕУНИВЕРСАЛИИ
И КОДЫПОЛИМОДАЛЬНОГО Я

Пермский государственный институт искусств икультуры

Данное исследование выполнено на пересечениидвух тра­диций:психологии субъективной семантики Артемьевой (1999) и концепции полимодального(многомерного) Я Дорфмана (1996 – 2000).

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.