WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 32 |

И это может быть расценено как благоприятныйфакт. При анализе и характеристике собственной Я-концепции пожилого человеканередко можно встретить описания детей и внуков, рассказы об их жизни,акцентирование внимания на их успехах и достижениях. Такая ориентация сохраняетперспективу личностного развития, способствует осознанию ценности своего Я.Переориентация на внутрисемейные отношения является закономерным этапомпсихической жизни пожилого человека (И. Ф. Шахматов, 1996). Организациясемейного быта, выбор формы повседневной занятости составляют на этом этапеосновное содержание жизни. Процессы инкорпоризации, заключающиеся в замыканиина интересах узкого социального пространства (семьи), могут выступать одним измеханизмов адаптации пожилого человека к современной ситуации (О.В.Краснова,2000).

А что же семья, близкое социальноеокружение Предлагает ли оно своему старшему члену психологическую поддержку,обеспечивая жизненное пространство для самореализации, создавая новые смыслыжизни помимо профессиональной роли Однозначного ответа нет. Многие пожилыелюди вообще не могут сказать что-то определенное по поводу того, чего ждут отних в семье. Другие воспринимают ожидания своих семей, направленные на них, какхозяйственно-бытовую поддержку, как помощь по дому и практически не упоминают овостребованности своего жизненного опыта, своих личностных качеств.

Известно, что в современном урбанизированномобществе статус домашней работы низок, она часто воспринимается как нечтонавязанное извне, и для современных пожилых людей такая самореализацияоказывается недостаточной, не приносит удовлетворения. Вопрос о выборе способажизни, самоопределения в пожилом возрасте, в том числе достойного места всемейной структуре, остается открытым.

Связь старших и младших поколений в обществеи семье как механизм психологического наследования. Карл Густав Юнг одним изпервых обратился к идее понимания бессознательной сферы психики человека какжизненно необходимого источника мудрости, норм, ценностей, правил. Онрассматривал «коллективное бессознательное» в качестве одной из составляющихструктуры человеческой личности. Этот глубокий слой личности представляет собойхранилище следов памяти наших исторических предков, причем, может быть, нетолько людей, но и еще более древних эволюционных предшественников.«Коллективное бессознательное» наследственно предопределено и одинаково длявсего человечества, оно содержит архетипы – первичные модели восприятия иповедения. Существование подобных структур подтверждается, по мнению Юнга,поразительным сходством символов в живописных и литературных произведенияхразных времен и народов, сказках, мифах, легендах. Психические образы«коллективного бессознательного» побуждают людей реагировать на отдельныесобытия сходным образом; они зачастую отражаются в сновидениях.

Хотя идеи Юнга о существовании«коллективного бессознательного» и составляющих его архетипах не поддаются покаэмпирической проверке, интерес к ним со стороны современных психологов,философов, теологов не ослабевает.

В свою очередь швейцарский психолог А. Зондиговорит о «родовом бессознательном» как форме психической наследственности.Человек в жизни стремится реализовать притязания своих предков – родителей, дедов, прадедов.Особенно ярко их влияние обнаруживается, как считает автор, в важные моментыжизни, имеющие судьбоносный характер: когда человек совершает свойпрофессиональный выбор или ищет место работы, спутника жизни. Таким образом,решая важнейшие вопросы самоопределения, он не является совершенно «свободным»,поскольку в своем лице представляет род, своих прародителей, делегировавших ему«поручения». Однако это не означает, что судьба человека жесткозапрограммирована и остается лишь следовать неким инстинктивным побуждениям.Человек может преодолеть навязанные тенденции, опереться на собственныевнутренние резервы и построить свою судьбу осознанно.

Близкие идеи о роли «родительскогопрограммирования» в судьбе человека развивает американский психотерапевт Э.Берн. Описывая различные варианты воздействия семьи, отдельных ее членов наличность ребенка, он использует понятие-метафору «сценарий»: «Сценарий– это постепенноразвертывающийся жизненный план, который формируется... еще в раннем детстве восновном под влиянием родителей. Этот психический импульс с большой силойтолкает человека вперед, навстречу его судьбе, и очень часто независимо от егосопротивления или свободного выбора»1 (курсив наш. – Е.С.). Это своего родабессознательное принятие ребенком предписывающего «образа» будущей взрослойжизни – судьбы«победителя» или «побежденного», «неудачника». Истоки многих жизненныхсценариев, по Берну, лежат даже не в родительской семье, а в более раннихпоколения. Автору удалось проследить трансляцию сценария на протяжении пятипоколений (речь идет о сценарии «победитель» в конкретном варианте «Мой сынбудет врачом»).

Очень важно, считает Берн, что именно знаетчеловек о своих прародителях и прапрародителях, какие испытывает чувства поотношению к ним. Уже незамысловатая реплика или рассказ о предках могутсвидетельствовать о характере «сценарных предписаний», которым следует человек.«Мои предки были ирландскими королями» – эта фраза может быть произнесенаторжественно и церемонно, а может с иронией («Я такой же пьяница, как один изних»); и за каждым суждением при анализе вскрывается некое истолкованиезначимого прошлого.

Чувства по отношению к предкамварьируют:

• гордостьза выдающихся предков без какой-либо надежды на то, чтобы превзойти ихдостижения;

•идеализация (романтическая или парадоксальная, ориентирующаяся на одну,своеобразно выхваченную, черту – «бодрая старушка»);

•соперничество.

В целом к прародителям испытывают болееинтенсивные чувства, чем к родителям: «к прародителям относятся с благоговениемили ужасом, тогда как родители вызывают восхищение или страх»1.

Не останавливаясь на деталях механизмараннего программирования жизненного сценария, подчеркнем, что при исследованиипроблемы семейного воспитания должны учитываться не только непосредственныевоздействия на ребенка, но и более общие представления его самого о своихблизких и родных.

Н. Пезешкиан, основоположник позитивнойпсихотерапии, уверен в важности психологического «наследия» человека инебезразличности происхождения как фактора идентичности. Он использует понятие«семейные концепции», которые определяют правила отношений к людям и вещам: отодного поколения к другому передаются не столько материальные блага, сколькостратегии переработки конфликтов и формирования симптомов, структурымировоззрения и структуры отношения, которые переходят от родителей к детям.Концепции берут начало в критических переживаниях одного из членов семьи, врелигиозных и философских идеях, укореняются, усваиваются детьми и сновапередаются следующему поколению детей. Примеры семейных концепций: «Что скажутлюди», или «Аккуратность – половина жизни», «Ничего не дается легко», «Верность до смерти»,«Достижения, честность, бережливость» и т. п. Частично они осознаются иформулируются носителем в сжатой форме в виде любимых поговорок, наказов детям,комментариев к ситуациям: «Будь верным и честным, но покажи, на что тыспособен» или «У нас все должно быть, как в лучших домах». Большей же частьюони остаются неосознанными, воздействуют не явно.

Исследование истории семейных концепцийсоотносится с понятиями «историческое сознание», «укорененность», «отсутствиекорней», «коллективное прошлое». Желания, требования, обиды, поступки, которыевыглядят сегодня немотивированными, обретают смысл в контексте простирающихся впрошлое семейных концепций. Когда социальная и семейная ситуация в корнеизменяется, старая программа перестает отвечать актуальным потребностям. Учленов семьи накапливаются проблемы, задачи, страхи, навязчивые ритуалы изависимости, до тех пор пока один из них не разрывает порочный круг активнымвмешательством. Поэтому один из важнейших принципов позитивной семейнойпсихотерапии Н.Пезешкиана – принцип установления связи между семейной традицией, идентичностьюи проблемами человека. Построение «концептуального семейного древа»рассматривается как эффективное средство выявления значимых тем и постановкизадач в терапии, в которую вовлекаются несколько поколений (родители, бабушки,дедушки, а иногда и прабабушки, прадедушки).

В отечественной психологии Э. Г. Эйдемиллери В.В.Юстиц-кис рассматривают патологизирующее семейное наследование,ха-Ьактерное для дисфункциональных семей как формирование, фик-рацию и передачуэмоционально-поведенческого реагирования от Прародителей к родителям, отродителей к детям, внукам и т.д. ригидные, иррациональные, жестко связанныемежду собой убеждения, заимствованные у представителей старшего поколения,формируют личность, малоспособную к адаптации, страдающую пограничныминервно-психическими расстройствами.

Можно с сожалением отметить, что покабольшее внимание специалистов привлекают именно явления искажающего влияниянеосознаваемых детерминант на поведение молодого человека, явления«негативного» психологического наследования. Возмож-|но, это происходит из-затого, что в поле интереса психологов и психотерапевтов попадают прежде всеголюди, не разрешившие своих внутренних конфликтов, находящиеся в состояниикризиса. В качестве иллюстрации другого, позитивного понимания семейных«корней» приведем отрывок из романа популярного современного американскогописателя.

«Именно в этом доме в тринадцать летЭлизабет обнаружила истоки своей семьи и впервые в жизни почувствовала, чторазрушилась стена одиночества, что она частица большого целого.

Все началось в тот день, когда она нашлаКнигу. <...> И словно отворила дверь в другой мир. Это была биография еепрапрадедушки Сэмюэля Роффа, изданная на английском языке и отпечатаннаячастным образом на пергаменте... Главным было содержание, история, дававшаяжизнь портретам, висевшим на стене внизу....Незнакомцы, которые ничего незначили для Элизабет.

И вот теперь в башенной комнате, когдаЭлизабет открыла Книгу и начала читать, Сэмюэль и Терения ожили. Онапочувствовала, как время вдруг потекло вспять.<...>

Элизабет отложила Книгу и, закрыв глаза,ясно представила себе и одиночество Сэмюэля, и его восторг, и егоразочарование.

Вот тогда-то к ней и пришло ощущениесопричастности, она почувствовала себя частицей Сэмюэля, а он был частицей ее.В ее жилах текла его кровь. От счастья и переполнившего ее восторга у неекружилась голова...

Чудесным, неожиданным образом именно старыйСэмюэль вселил в нее мужество и поддержал ее в самые трудные для нее минуты.Элизабет казалось, что судьбы их очень схожи. Как и она, он был одинок, и емуне с кем было поделиться своими мыслями. И так как они были одного возраста– хотя их и разделялоцелое столетие, – онаполностью отождествляла себя с ним»1.

Мы видим, как девочка, с рождения лишеннаяматеринской любви, со стороны отца находившая лишь формальную заботу о ееблагополучии, обретает устойчивость личности, ее «укорененность», разделенностьчувств и переживаний при знакомстве с образами предков, что становитсяповоротным моментом ее жизни.

Личные отношения прародителей(бабушек/дедушек) и их детей и внуков. Воздействие бабушек и дедушек на младшихчленов семьи, их вклад в воспитательный потенциал семьи трудно оценитьоднозначно. Сложные и противоречивые отношения связывают подчас родителей и ихвзрослых детей и внуков. Психологический климат в семье и характер влияния наребенка зависят от качества этих взаимоотношений. Так, например, одностороннеедоминирование в семье матери, а тем более бабушки по материнской линиивыступает как фактор, увеличивающий вероятность невротических нарушений удетей.

Приобретение новой внутрисемейной роли (ролибабушки или дедушки) сопровождается существенной перестройкой сложившейсяиерархии отношений, поиском гармонии возникшей социальной роли и уже имеющихсяролей (у женщин – ролижены, мамы, свекрови или тещи), которые часто противоречат друг другу: Освоениепрародительского статуса требует выработки новой внутренней личностнойпозиции.

Оптимальная готовность бабушек и дедушексостоит в осознании своей собственной особой роли. Прародители понимаютценность внуков, появление которых означает новый этап их жизненного пути,повышает общественный престиж, удлиняет жизненную перспективу, создает новыеисточники удовлетворенности жизнью. Наряду с оказанием некоторой помощи– бытовой,материальной, бабушки и дедушки выступают в роли связующего звена между прошлыми настоящим семьи, передают традиции и проверенные ценности, окружают внуковпоистине безусловной любовью. Незрелость, неготовность прародителей выражаетсяв ром, что они вообще отказываются от новой позиции, защищаются против нее(«ребенок ваш», «нам тоже никто не помогал») рибо, напротив, «с восторгом иусердием» захватывают, узурпируют родительскую роль, лишая ее молодыхродителей.

А. С. Спиваковская приводит примеры двухтипов бабушек, не нашедших удачного сочетания ролей: «бабушка-жертва» и«бабушка-соперница».

«Бабушка-жертва» воспринимает роль бабушкикак центральную для себя, взваливает на свои плечи груз хозяйственно-бытовых ивоспитательных забот, отказавшись от профессиональной деятельности, ощутимоограничив дружеские контакты и досуг. Сделав заботы о семье, детях и внукахсмыслом своего существования, пожертвовав другими сторонами личной жизни, этаженщина Периодически испытывает противоречивые чувства, включающие недовольствоблизкими, обиду за недостаточную благодарность с их стороны, тоску ираздражение. Характерная позиция внуков такой бабушки – любовь к ней и вместе с темзависимость, привычка к опеке и контролю, трудности самоконтроля и общения сдругими детьми.

«Бабушка-соперница», на первый взгляд, болеерационально совмещает свои разноплановые обязанности, продолжает работать,посвящая внукам выходные и отпуска. Неосознанная тен-[ценция ее прародительствасостоит в соперничестве с дочерью |или невесткой в том, чтобы быть лучшей,более успешной «матерью» внуку. В этом случае идет поиск ошибок и промаховродителей ребенка, а все успехи в воспитании приписываются ею себе, хотя иногдаи возникает чувство вины и раскаяния за непримиримость по отношению ксобственным взрослым детям. Внуки улавливают конфликтность взаимоотношенийвзрослых членов семьи и либо винят себя за это, остро ощущая своюнеполноценность, либо прагматически используют противоречия позицийвзрослых.

По данным американской исследовательницы П.Робертсон, дополнительная роль бабушек и дедушек в большинстве случаев приноситглубокое удовлетворение людям среднего возраста1. Это деятельность повоспитанию нового поколения, но свободная от многих обязанностей и напряженныхконфликтов, характерных для детско-родительских отношений. Автор выделяет такиетипы бабушек:

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 32 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.