WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 36 |

Этот “стоящий послепервого стул” подростку совершенно не знаком и как быпредлагает ему рискнуть. Под маской скрывается рана. Научившись показывать своираны, человек может исцелиться, а роли, которые из-за травмы остановились всвоем развитии, начнут активно развиваться дальше, чтобы вновь расцвести. Еслиэтого не произойдет, маска превратится в тюрьму; наше сопротивление станетжелезным занавесом. Маска - это роль, в которой мы застыли, а ее заскорузлостьговорит о том, какие неразработанные, неисследованные и неразвитые части-роли(parts) существуют у нас внутри. Все, что тогда потребуется, - это такаяразновидность психодрамы, которая откроет для нас эти роли, возникшие до “я”, для того, чтобы“я” все-таки появилось.

“Гамлет”: интрапсихические условности иформы

Метод или техника второго стула может служитьв качестве разогрева, как это часто бывает у меня в группе. Она создаетогромное поле возможностей для самопредъявления каждого участника и всей группыв целом и позволяет придать ему такую форму, которая лучше всего способствуетплавному перетеканию этого процесса в психодраму. Другое, самое важноедостоинство этой техники заключается в том, что она позволяет намсоприкоснуться с “миром внутри нас”. Чтобы научиться его распознавать и понимать, какие формы и методыподходят для его исследования, трудно найти более подходящую модель, чемшекспировский “Гамлет”.

“Гамлет” в своей окончательной сценическойверсии, по крайней мере, в тех, которые мне известны, может служить прекраснымобразом сложного “мира внутри нас”. Иногда вголову приходит мысль, что Шекспир специально хотел написать интрапсихическуютрагедию. И все многочисленные условности этого произведении, и его структурасвидетельствуют о том, что оно вполне могло бы послужить твердой драматическойпервоосновой (archetype) интрапсихической психодрамы. То, что в этой пьесеотразилось все самое характерное для подросткового возраста и ролевой игры,лишь усиливает мое ощущение, что эта драма “миравнутри нас” имеет прямое отношение к молодежи.

Психоаналитик, последователь учения Фрейда,Эрнст Джонс, сравнивая Гамлета с другими шекспировскими героями и принцами(Jones 1976), обвинил его в бездействии. Такое заключение кажетсяпарадоксальным, принимая во внимание тот факт, что пьеса насыщена действием идраматическими событиями, но Джонс хотел отметить, что вся последовательностьсцен “Гамлета” (это, впрочем, характерно и для других трагедий Шекспира)тянется к одному и тому же неизбежному роковому концу. Нерешительный,непоследовательный, умопомрачительно сложный, Гамлет действует решительнотолько в ответ на интриги и хитрости его недругов. То, что находится запределами его возможностей и неподвластно его воле, предвосхищает скоруюразвязку, наступающую в финальной сцене. Рассматривая “Гамлет” какдраматургическое произведение, следует отметить характерную для него динамикуотношений, которые постоянно возвращаются к исходной точке и пересматриваются:разворачивается то, что было свернуто, переосмысливается то, что было решено,и, подобно самому герою, пребывают “при тусклом свете бледного ума”(Пер.Б.Пастернака, 1968 - В.М.). Такое состояние “бледного ума” - в пьесе этаметафора относится к размышлениям над сложностью бытия - могло бы оказатьсявеликолепным образом в интрапсихической психодраме подростка.

“Гамлет” - интрапсихическое произведение.Переходя от сцены к сцене, протагонист последовательно проигрывает рядблестящих воображаемых ролей. Мужские образы, которые в изобилии встречаются впьесах, подобных “Гамлету”, подкрепляют утверждение о существовании многихграней человеческой личности. Мошенник, крепостной крестьянин, солдат, гонец,друг, сын, принц, наследник, сирота, могильщик, любовник, поэт, гражданин,ученик, проныра, дуэлянт, сумасшедший, комедиант, игрок, режиссер, дурак,убийца, изгой и, что принимается труднее всего, - мститель. В каком излитературных персонажей вы можете рассмотреть и распознать такое количестворолей Какая другая пьеса даст возможность протагонисту исследовать такойширокий диапазон ролей, вместо того чтобы предоставить ему какую-то одну Нетничего удивительного в том, что труппа бродячих актеров попадает в Эльсинор,ибо эти актеры являются объективным воплощением действующего ансамбля -психического универсума игрока, - который существует у Гамлета внутри.

Основную ткань драмы составляют внешние роли,которые разыгрывает Гамлет,и внутренние роли, которые он проигрывает в своем воображении. Это пьеса о самокопаниях Гамлета,которые весьма характерны для поиска собственного “Я” (self), аутентичной,единой сущности, которая становится точкой опоры в любом поступке. Я готовпоспорить, что он так и не находит это “Я” или потому, что погибает слишкомрано, или потому, что слишком досконально воплощает шекспировский взгляд начеловека - неотделимого от сцены исполнителя разных ролей.

Шекспир открыл, что для его протагониста,Гамлета, наиболее подходящей сценической формой выражения духовного мира исложной натуры может стать монолог. Точно так же директор видит в монологеглавную условность интрапсихической психодрамы.

Монолог - самый прямой путь словесногосамопредъявления. Так же, как Гамлет размышляет и фантазирует о себе вмонологах, каждый обитатель внутреннего мира протагониста в психодраме занимаетсвое место в центре сцены; каждый из них испытывает потребность в собственноммонологе. Эти монологи, возникающие в результате обмена ролями с протагонистомили благодаря спонтанности вспомогательных лиц, которых протагонист можетпоправлять, являются одним из самых существенных творческих аспектовинтрапсихической психодрамы.

Второй важный аспект относится к сценическомудействию и жестикуляции, которые сопутствуют монологам. Гамлет, артистичный домозга костей, в каждой виденной мной постановке постоянно вставал в ту или инуюпозу. В этой позе ему казались смешными любые естественные (аутентичные)поступки. Гамлет очень хорошо понимал, что его деятельность - всего лишьпоступки, то есть отдельные действия. С другой стороны, в отличие от Гамлета,нашим подросткам следует искать новые способы действия. Действие ихосвобождает. Мы можем извлечь выгоду из позы подростка, помогая ему расширитьролевой репертуар. Директор, который проводит психодраму с подростками,поступит очень правильно, если сможет превратить эти подростковые позы вдействия из роли, вместо того чтобы их осмеивать.

В отличие от многих психодрам, посвященныхреальным межличностным отношениям, характер действия в интрапсихической драмеможет иметь тенденцию к стилизации, так как многие внутренние роли (characters)еще не успели проявиться в личном стиле протагониста: по существу онипредставляют собой потенциальные роли, возникшие из культурных “консервов”, -воображаемые или взятые из литературы, наблюдений и массовой культуры - и могутиметь почти аллегорическую внешность. Роли-части (roles) гнева, мести,благодарности, нежности и роли-персонажи (characters) поэта, дурака, изгоя впсиходраматическом действии иногда могут быть стилизованы с помощью простейшихкостюмов или нескольких вводных фраз.

В таком виде психодрамы спонтанностьвспомогательных лиц гораздо больше ограничена, чем в интерперсональнойпсиходраме, ибо первая и самая важная цель заключается в том, чтобы проникнутьво внутренний мир протагониста. Однако случается так, что включениеспонтанности вспомогательных лиц и группы в целом помогает протагонисту открытьдля себя некоторые роли-части (parts), с которыми прежде у него (или у нее) небыло контакта и которые дают ему (или ей) возможность попытаться разыграть (или проиграть) эти роли. Группа помогаетточно определить, где именно одна роль начинает переходить в другую, а гдевозникает реальная необходимость в их разделении; группа также можетспособствовать соединению нескольких ролей в одну.

Этот процесс познания и обучения необходимымтехническим навыкам совершенно особенный и не похож на другие. Допустим,протагонист оказался в ситуации, когда приходится покинуть клинику, и емуудалось осознать свои гнев и страх. Обе эти внутренние роли-части (parts)появляются сцене. В результате кто-то из участников группы, обращаясь кпротагонисту, добавляет, что ему, наверное, было бы еще и грустно. (Очень частов группе находится близкий друг протагониста, который действительно чувствуеттакую грусть расставания, и эта роль (part) невольно привлекает наше внимание.)Затем другой участник группы может высказать предположение, что протагонистчувствует еще и сожаление: например, о том, что здесь какие-то дела останутсянезаконченными, а какие-то отношения - незавершенными. Опять же, тот, кто этопредлагает, может почувствовать, что незавершенными останутся именно егоотношения с протагонистом. Но, возможно, ощущение, что протагонист егоотвергает или не уделяет ему должного внимания, окажется лишь его проекцией. Вобоих случаях, когда идет речь о богатом воображении и сложном эмпатическомпереживании, будет очень полезен обмен ролями, во время которого участникгруппы может себя спросить: “Что бы чувствовал я, покидая клинику” - исравнить свой ответ с ответом протагониста. После чего его просят озвучить вмонологе роль-часть (part), которую он представлял, и присоединиться, если этодля него приемлемо, к находящимся на сцене ролям-персонажам(characters).

Для группы существует и другая роль, котораявозникает в процессе, называемом ролевым тренингом. В этом случае протагониступонадобится роль-часть (part) “уверенности” или “нежности”, которую можнопредложить кому-нибудь из членов группы. Часто в драмах много времени тратитсяна разучивание новой роли для пополнения ролевого репертуара. Эти попытки будутпреждевременными, если они прерывают открытие внутреннего мира или емупредшествуют.

В такой драме при выборе участниками другдруга весьма заметную роль играет интуиция. Человек, которого протагониствыбирает играть “уверенность” и “нежность”, воплощает для него эти качества,необходимые ему для обогащения внутреннего ролевого арсенала. Выборпротагонистом определенного участника группы на исполнение той или иной егороли-части (part) прежде всего говорит о том, какие он видит роли (characters)в репертуаре этого участника.

Участники участвуют(participants participate), взаимодействуя между собойв буквальном смысле этого слова, принимают участие (taking part), выбирая роли-части (by taking parts), находя их в себе, чтобы найти ихотражение в ролях-частях(parts) окружающих. Такимобразом в группе возрастает стремление к единению и ощущается общность ивнутренняя и внешняя сопричастность.

Во время этого процесса первоочередная задачапсиходраматиста состоит в том, чтобы с помощью голоса и жестов воспроизвести насцене эти роли-части, тем самым драматически оживив существующий внутриансамбль. Рассуждая формально, такая интрапсихическая психодрама, как “Гамлет”,имеет тенденцию скорее к усложнению, чем к упрощению, и это усложнение, попредположению Джонса (Jones 1976), может заключаться в препятствии действию. Ноцель интрапсихической психодрамы состоит в размножении ролей-частей; за вторымстулом звучит многоголосый хор. По мере увеличения количества ролей директорможет почувствовать, как зарождается хаос. Поэтому после размораживания ипоявления на свет такого изобилия ролей - а они возникли в качестве ответнойреакции на некий внешний стимул: в “Гамлете” -на убийство своего отца; в пациенте - на выписку изклиники, посещение родителя или весть о смерти друга - вторая задача являетсясоциометрической: оформить и структурировать весь ролевойрепертуар.

Интерлюдия вторая

Давайте вернемся к Берту и Эмили в моментокончании стадии разогрева и рассмотрим вероятные ходы директора.

Как только группа началась, я стал работать ссопротивлением, поставив один стул для маски, а другой - для всех чувств,которые за ней скрывались. Как обычно, группа не упустила возможностьпродублировать, предложив некоторые высказывания, которые можно былоиспользовать двояко. Фразы дублей могли послужить в качестве зонда, с помощьюкоторого мы получили возможность проникнутьв Берта и Эмили. Либо онимогли оказаться проективными суждениями участников группы, и тогда поведениеБерта и Эмили стало бы предлогом к их фактическому самораскрытию. Какой бы путьмы ни выбрали, любой мог считаться результатом группового разогрева в ответ напервый открытый шаг директора, поставившего два стула.

Представим себе, что Берт положительно отнессяк дублированию: оно его заинтересовало. По изменению позы я мог заметить, чтоон разогревается. Я попросил его выбрать кого-нибудь из группы на роль“Зевающего” (он выбрал Лони) и, пригласив его сесть на второй стул, задал емувопрос:

- Какая из фраз дубля в тебе больше всегооткликается, когда находишься здесь

Внезапно он опять закрылся.

- Не знаю, - последовал ответ.

- Выбери того, кто бы мог произнести эти словаза тебя, - попросил его я.

Он выбрал Эмили. Я отвел его в сторону, чтобыон мог наблюдать всю картину целиком. Зевок... затем: “Не знаю”. Я поставилтретий стул. Берт взял его. Он слышал зевок, “не знаю” и слова дубля: “Мнекажется, я испугался”. Он действительно испугался. Это было очевидно. Он терладонями джинсы, и на его щеках появился румянец. Страх очень часто оказываетсяпервым сильным чувством, с которым мне приходится сталкиваться, как толькоспадает маска.

Берт испугался, и я назвал стулу, на которомон сидел, “Страхом”. Я попросил Берта выбрать кого-нибудь на роль Страха. Онвыбрал Денайзу. Как только Берт выходил из роли, он начинал острить. В тотмомент он еще не вошел в контакт со своим страхом. Теперь на сцене были: Лони -“Зевающий”, Эмили - “Не знаю” и Денайза - “Страх”. Берт смотрел на них. Дляменя было очень важно начать с этих ярлыков, так как Берт их обязательнозапомнит. Мы дважды повторили сцену, в которой все трое сыграли своироли.

Мы вернулись к страху. Я предложил Бертупродолжить разговор.

- Так че-че-чего же я боялся - спросил он.

Я предложил ему поменяться ролями. Услышавсвой вопрос, заданный в том же тоне, Берт вздрогнул.

- Я чувствую, как он (кто спрашивает) говорит:“Че-че-чего испугался, глупый”

Я дал указание тому, кто спрашивал, добавитьэти эпитеты. В ответ Берт произнес:

- Не знаю.

Мы засмеялись, ибо в этот момент он вернулсяобратно на второй стул, где находилась Эмили.

- Выбери кого-нибудь на роль того, ктоспрашивает, - попросил я его.

Он выбрал Вилли. После нескольких вопросовэтот персонаж тоже получил имя - “Нетерпение”. Мы проделали эту процедуру,используя технику “зеркала”, поэтому Берт мог увидеть определеннуюзакономерность: Нетерпение тянуло его назад, к привычным способам защиты,притворному безразличию и скуке.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 36 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.