WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 ||

Многие терапевты абсолютно не знакомы сшерингом, который является одной из самых важных стадий психодраматическогопроцесса. Как только завершается психодраматическое действие и его участникиполучают возможность высказаться, они видят свою цель в анализе работыпротагониста. Это совсем не удивительно, ибо именно так многие психотерапевтыведут свои терапевтические группы. Как правило, я прошу участников поделитьсясвоими чувствами, используя метафору “странствия”. Протагонист взял всехприсутствующих в странствие по своей жизни, и я предлагаю группе поделитьсядруг с другом, и в особенности с протагонистом, тем, какие жизненные странствиявспомнились каждому из участников во время действия. Акцентируя вниманиеприсутствующих на том, что все сказанное ими должно относиться только к самомусебе, я устраняю для протагониста возможность риска быть подверженным шквалуаналитических интерпретаций рационализирующих терапевтов. Тем не менее, следуетпризнать, что вплоть до настоящего времени эта стадия психодрамы при работе вгруппах с профессиональными психотерапевтами, остается для меня самой трудной.Тем не менее, подавляющее большинство участников профессиональныхтерапевтических групп эмоционально вовлекается в психодраматическое действие;это неизбежно происходит, и потому вполне естественно, что они будут размышлятьо процессе, раскрывшемся перед ними через драматическое действие. В этомзаключается одна из граней их профессионального мастерства. Что действительнотрудно для группы психотерапевтов, не применяющих в своей работепсиходраматические техники,- это осознать, что драма сама по себе являетсяанализом, поэтому и шеринг в ней существует именно для эмоционального включенияпротагониста в группу, а вовсе не для продолжения аналитической процедуры. Неисключено, что некоторые участники-терапевты захотят проанализироватьвысказывания, прозвучавшие в шеринге. Единственный известный мне способпредотвратить этот процесс, способный разрушить группу, - подробно объяснитьчленам группы правила шеринга, регулярно их повторять и уделять больше вниманиятому, что происходит во время шеринга.

Закрытие сессии

Как правило, шеринг завершает всюпсиходраматичесекую сессию. Однако существует этап, целью которого являетсязакрытие группы. Очень важно сохранять уверенность в том, что не только драма,но и весь групповой процесс в целом подошли к хорошему логическому концу. Еслисессия является одноактным семинаром, завершающая стадия становится болееважной, чем обычно. Если к этому моменту кто-то из участников оказался вособенно плохом состоянии, мне требуется какое-то время, чтобы выяснить, можетли он обратиться со своими переживаниями к кому-то еще вне группы, или же всамой группе следует найти человека, который по ее завершении мог бы оказатьнеобходимую психологическую поддержку, пока участник сам не сможет справится сосвоими переживаниями. Во время сессии я проявляю особое внимание к глубокимпереживаниям тех участников, которые должны начинать работать сразу послеокончания группы. Оказать психологическую поддержку сразу после завершенияэмоционально заряженной психодраматической группы - весьма нелегкая задача.Терапевту намного труднее работать с чужим горем, одновременно стараясьзаставить замолчать собственную боль.

Поможет только вдохновение

В работе с психотерапевтами существуют двеобласти, где бессильны помочь любые техники и методики, и спасти положениемогут только спонтанность и креативность. Именно здесь можно почувствоватьприливы воодушевления и энтузиазма в работе с людьми терапевтическихпрофессий.

Терапевты могут быть перегруженыболью

Чаще всего с этими фактами можно столкнуться,когда речь идет о работе с населением, однако они могут иметь место и вгруппах, состоящих из психотерапевтов, которые собираются еженедельно, вкоторых общее число встреч не ограничивается несколькими сессиями, и в группах,где участники сами занимаются психодрамой, работая директорами между сессиями.Такое может произойти в любой группе психотерапевтов. При этом возникаетнеприятное ощущение, что, по крайней мере, некоторые из участников группыстараются избежать проявления эмпатии, как только могут. Я говорю об этом сполной уверенностью, ибо испытывала это ощущение сама и слышала о подобныхощущениях от других терапевтов, регулярно принимающих участие в учебных группахили группах психологической поддержки.

В то время как одна моя часть стремитсяпроникнуться чувствами протагониста и оказать ему поддержку, другая часть менячувствует себя совершенно усталой, чтобы продолжать эту поддержку оказывать. Завсе это время я видела слишком много лишений, насилия и смерти - с менядовольно! Я испытываю точно такое же чувство, когда за короткое время принимаюслишком много клиентов с такими переживаниями. Головой-то я хорошо понимаю, чтокаждый из них - уникальная и неповторимая личность, но не слышусоответствующего отклика в своем сердце.

Первое решение этой проблемы, которое сразуприходит в голову, - на какое-то время сказать себе “стоп”. Оно может стать неменее полезным, когда группа в полном составе совершает нелогичный инеожиданный поступок: какой-нибудь глупый разогрев или коллективный выход“погулять и размяться” из помещения, где проходила психодрама. Но тактикавыжидания невозможна, когда групповой процесс близится к концу, а еще несколькоучастников претендуют на роль протагониста, особенно если некоторые из нихраньше уступили свою очередь кому-то еще, а сейчас подошел их черед. В такихслучаях всегда требуется маленькое чудо! Оно не происходит само по себе, номожет произойти, если у директора достанет мужества верить в метод и потенциалгруппы. Самые чудесные и продуктивные сессии во время недельного семинара, накотором я была участницей, состоялись ближе к концу, когда члены группы ужепорядком подустали, но при этом стали друг другу значительно ближе.“Теле” группы оказалосьочень сильным и способствовало открытию новых путей к разрешению возникающихпроблем.

Терапевты могут искусносопротивляться

Мой психодраматический опыт работы спсихотерапевтами говорит о том, что они могут быть творческими, воодушевленнымии мужественными (если сталкиваются с необходимостью риска). Но если при всехэтих достоинствах они где-то уперлись, то очень основательно. Искусныепрофессионалы и крайне чувствительные люди, они могут проливать “крокодиловыслезы,” уходя от столкновений с реальными страданиями, или перегружать своюдраму рассуждениями, чтобы избежать действия, уводя тем самым директора всторону от проблемы, или провоцировать директора следовать проторенным путемвместо того, чтобы оказаться неизвестно где. В таких случаях директор можетотметить эту порочную и бесполезную тактику. Но бывает, что такой уход отглубокой работы проясняется для группы и для самого протагониста уже послеокончания сессии. Тогда директору остается только отправиться домой и зановопереосмыслить весь процесс, чтобы в следующий раз не оставить протагонистулазейки, позволяющей обойти трудный участок работы. В той или иной форме ссопротивлением работают все терапевты. Мне кажется, что сопротивление моихколлег-терапевтов существенно отличается разнообразием форм и изяществомзащитных тактик, которые возникают совершенно неожиданно и без малейшегонамерения.

Осмысливать свои наблюдения я начала сизучения собственного опыта пребывания в роли протагониста. Когда я размышлялао проведенных со мной сессиях, самое большое и гнетущее впечатление произвелимои усилия, направленные на сопротивление терапевтическому процессу. Ядоставала из своего богатейшего арсенала одну защиту за другой, и, чем ближеподбирался к болевым точкам директор, тем крепче становилась защита. Ранее яуже отдала должное методическим достоинствам психодрамы, позволяющим обойтизащитные механизмы, однако у метода существует и теневая сторона. Оназаключается в том, что оставшиеся защиты проникают еще глубже и становятсябессознательными. Я абсолютно уверена, что сознательно мне меньше всегохотелось сопротивляться директору, но все-таки я сопротивлялась.

Причину моего сопротивления было легко понять(а поняв - простить). Защиты возникают в первую очередь в местах сосредоточенияневыносимой боли, и очень часто это происходит в том возрасте, когда сознаниечеловека еще не настолько развито, чтобы он мог понять, что случилось, илинайти подходящие способы разрешения конфликтов. Разумеется, в то время у меняне хватало возможностей, чтобы как следует справиться со всеми конфликтами. Современем в похожих ситуациях эта боль периодически обострялась.

Значительно труднее было ответить на вопрос,откуда появился такой богатый арсенал защитных тактик. Мой ответ нелегкопроверить, но он меня устраивает тем, что вписывается в мой опыт и имееттеоретическое обоснование.

Большую часть времени терапевт стараетсяпомочь людям, которые не могут вести себя в соответствии с требованиямиситуации, и смысл терапевтической помощи заключается в поиске новых,неопробованных стилей поведения. Один из методов, который мы используем,называемый моделированием, взят из теории социального научения. Мы стараемсядемонстрировать только такое поведение, которого хотим добиться от нашихпациентов, и как бы предлагаем им его в качестве примера для подражания. Впроцессе таких взаимоотношений мы подвергаем себя воздействию неэффективногоповедения в разных видах и формах. Можно предположить, что, находясь под такимдавлением, мы используем эти модели, чтобы выстроить глубинные и сложныезащитные механизмы. При этом почти не задумываемся над тем, что этот процесстребует гораздо больше осознания, чем копирование ребенком поведения егородителей.

Даже отвергнув эту идею, вполне естественнопредположить, что психотерапевты составляют такую социальную группу, вниманиекоторой постоянно сосредоточено на роли человека в этом мире. Мы хорошообразованы, можем свободно выражать свои мысли, и потому наши защиты столь жехорошо артикулированы и высоко интеллектуальны.

Существует еще одна гипотеза, касающаясяпостоянного стремления к защите участвующих в группе психотерапевтов.Соглашаясь на личностную работу, пациенты обычно идут настолько глубоко,насколько им необходимо, чтобы освободить творческую энергию там, где она зашлав тупик. Что касается терапевтов, они должны быть уверены в своей способностиработать с широким спектром проблем, не смешивая их со своими, не нашедшими досих пор окончательного разрешения. Это обстоятельство косвенно отражается взапросе на более глубокую работу по сравнению с запросами их пациентов. Поэтомупроблемы, которые они предъявляют в учебной группе или группе психологическойподдержки, могут оказаться гораздо сложнее; они могут быть связаны с болееранним периодом жизни, когда функции памяти еще недостаточно развиты.

Все идеи, которые перечислены выше, могутчто-то добавить к попыткам объяснить свое собственное сопротивление в ролипротагониста и сопротивление моих коллег, которое мне довелось наблюдать. Как идля первой проблемы, здесь у меня нет готового волшебного решения, но мнеслучалось ощущать чудесную силу, находясь и в роли директора, и в ролипротагониста, и будучи просто участницей группы. Поработав директором, яузнала, что легче всего преодолеть сопротивление протагониста, расширяядиапазон распределения внимания. В таком случае я быстро улавливаю момент,когда протагонист начинает закрываться, и стараюсь улучить возможность исделать следующий шаг, применяя определенный технический элемент,способствующий развитию драмы в целом. При этом я делаю все, чтобы подключитьвсе свои творческие возможности, но всегда чувствую огромную радость, есливспомогательные лица и другие участники группы активно участвуют в творческомпроцессе. Психодрама - групповой метод, и время от времени (как, например, вданном случае) об этом не грех вспомнить. Я вовсе не исключаю возможностипоиска решения вместе с протагонистом, но при этом очень хорошо себепредставляю, как он борется с накатами волн внутреннего бессознательногосопротивления и почему в такие моменты ему просто не хватает творческойэнергии.

И тогда я вспоминаю о том, что верю вметод!

Заключение

В этой главе я хотела показать, насколькопсихотерапевты нуждаются в организации групп поддержки, составляющих часть ихпрофессиональной деятельности, и что они имеют полное право пользоваться ихпомощью. Кроме того, мне было важно объяснить читателю, почему я сама такубеждена, что для этих целей лучше всего подходит психодраматический метод.Когда я писала эту главу и размышляла над ней, мне вспоминалось все больше ибольше сессий, вплетающихся в мою профессиональную биографию. Так я вспомнила опсихологической поддержке социальных работников, занятых в специальныхотделениях для детей с нарушениями психического развития, и психодраматическихсессиях для персонала этих отделений. Именно эти сессии оказали в то времяогромное влияние на мой профессиональный рост. Я вспоминаю о социодраме вгруппе персонала подросткового центра, которая привела к осознанию многихпрофессиональных проблем.

Кроме них, в памяти всплывают и другиесобытия, и когда я пытаюсь из множества фрагментов составить общую картину,больше всего меня согревает то, что именно они являются самым богатым и ценнымопытом, который я приобрела будучи терапевтом, ведущим группы и директоромпсиходрамы. У всех профессиональных психотерапевтов, не исключаяпсиходраматистов, существует выбор, куда приложить свои силы. Я страстно верю вважность такой работы, и сила этой страсти удивительна даже для меня. И еслипосле прочтения этой главы увеличится количество терапевтов, получающихнаслаждение от психодрамы, значит, мои усилия не пропали зря!

Литература

Blatner H.E. (1973) Acting In: Practical Applications of PsychodramaticalMethods, New York: Springer Publishing.

Falicov C.J. (ed.) (1988) Family Transitions: Continuiti and Change over the Family LifeCycle, New York: Guildford.

Guy, J.D. (1987) ThePersonal Life of the Psychotherapist, New York: JohnWiley and Sons.

Herbert, M. (1987) Behavioural Treatment of Children with Problems, London: Academic Press.

Rippere,V. and Williams,R. (eds) (1985)Wounded Healers: Mental Health Workers’ Experience of Depression,Chichester: John Wiley and Sons.

СОДЕРЖАНИЕ

«О, муза плача...» Предисловие Е.Л.Михайловой.

Предисловие Марши Карп. Перевод В.К.Мершавки

Пол Холмс, Марша Карп. ВДОХНОВЕНИЕ ИТЕХНИКА. Перевод В.К.Мершавки

Пол Холмс. КЛАССИЧЕСКАЯ ПСИХОДРАМА.Обзор. Перевод В.К.Мершавки

Питер Питцеле. ПОДРОСТКИ ИЗНУТРИ.Интрапсихическая психодрама. ПереводВ.К.Мершавки

Кен Спраг. В КАЖДОМ ИЗ НАС ЕСТЬ КТО-ТО ЕЩЕ.Применение методов, основанных на действии, для работы с людьми, имеющимисерьезные затруднения в обучении. ПереводВ.К.Мершавки

Зерка Т. Морено. ВРЕМЯ, ПРОСТРАНСТВО, РЕАЛЬНОСТЬ ИСЕМЬЯ. Психодрама с вновь сложившейся семьей. ПереводГ.М.Ченцовой..

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.