WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 36 |

Анни скрыла свое расстройство, но глубоковнутри чувствовала сильную скорбь. Я спросил, хочет ли она попрощаться со своейбабушкой, и где она хотела бы это сделать. Ответ Анни был очень определенный инасыщенный точными подробностями. На сей раз она построила сцену, котораяоказалась важной. Это была кухня ее бабушки, и она получала огромноенаслаждение, расставляя соусницы, чашки, вешая занавески и выбирая подходящиецвета.

На роль любимой бабушки она выбрала мальчикасвоего возраста, прикованного к инвалидной коляске. Она безоговорочно принялахарактерное для психодрамы “правило”: нет ограничений при выборе человека дляпроигрывания роли - будь то мужчина, женщина, ребенок, с физическиминедостатками или без них. Анни поместила свою “бабушку” за кухонным столом итихо, почти шепотом, прощалась с ней и говорила о своей любви. Затем онапопросила других членов группы участвовать в церемонии похорон. Состоялсяобычный ритуальный акт, и было ясно, что для Анни он не имел большого значения.Она считала его неизбежной процедурой, необходимой для перехода к самомузначительному моменту, который состоял для нее в возложении цветов на могилу.Карандаши и бумага всегда лежали наготове, ожидая своего часа, рядом с кучейнеобходимого крепежа. На рисунках появились цветы всевозможных форм, размеров иоттенков. Даже самые спастические руки в состоянии нарисовать цветок. Могилабабушки была усыпана грудой ярких цветов.

- Что будем делать теперь - спросил я, иАнни твердо ответила:

- Мы пойдем домой пить чай и есть сэндвичи светчиной.

Она сидела, жуя воображаемые, но вместе с темочень реальные сэндвичи и долго плакала, не в силах сдерживать слезы. Быловидно, как она устала, и фактически не слушала, что говорили на шеринге, апросто тихо сидела. У нее наступил катарсис не в самый значительный моментдействия, а при звуках собственного голоса, когда прозвучало то, чтосимволизировало для нее “хорошие похороны” в понимании британских работяг, -чай и сэндвичи с ветчиной.

В чем важность таких рисунков

Каждый участник группы нарисовал цветок илиголовку цветка и затем положил рисунок на сценическую могилу бабушки. Все этопроисходило очень серьезно, с величайшим уважением к любимому человеку Анни,которого никто никогда не встречал, но который пришел живым и умер у них наглазах. Они ощущали жизнь и уход пожилого человека и доподлинно знали, чтопереживает сейчас их друг по отношению к своей бабушке. Некоторые плакали; всебез исключения были эмоционально затронуты. Рисование было другой формой“отыгрывания”, но его важность заключалась в том, что оно стало завершающейчастью действия, а не автономным уроком рисования.

Я осознал, что мой энтузиазм в отношениирисования или введения в сессию других форм выражения чувств, связанных снаукой или искусством, должен способствовать интеграции всего действия в целом.Объективное назначение каждой сессии заключалось в том, чтобы создать потокспонтанности, в котором бы слились воедино спонтанное творчество и правдажизни. Я даже решил пожертвовать несколькими уроками для совместных размышленийна тему “потока жизни”. Я предложил студентам и преподавателям поразмышлять осессиях и уроках с точки зрения продолжающихся паттернов нормальной жизни.Оплата товаров во время походов по магазинам не является отдельнойарифметической операцией. Восхищение каким-то прекрасным садом или интерес кархитектурному сооружению во время того же похода не представляет собойотдельное эстетическое переживание. Физическая активность во время прогулкивокруг магазина или вскакивание в автобус, который везет нас до места, - всеэто важные составные части одного цельного события - похода по магазинам.История, география, математика, моделирование, домашний хор и даже физикаоказываются вплетенными в сессию наряду с драмой и терапией. Я рассказал обэтой философии во всех своих группах. И студенты и сотрудники постепенностановились взаимозаменяемыми участниками группы. Даже посетителей илитехнических работников, находящихся в театре, приглашали что-то сделать вовремя той или иной сессии. В качестве примера можно привести использованиеэлектрического прожектора, о котором упоминалось раньше. Сторонних наблюдателейне приветствовали, за исключением новичков, которые испытывали смущение, или жеслишком аутичных студентов, которым требовалась постепеннаяакклиматизация.

Как воспринимались неудачи

По мере того, как продвигалась наша работа иобе группы выровнялись и стали гордиться своими успехами, само представление онеудаче стало менее важным. Чтобы достичь этой стадии, понадобились три этапапо двенадцать-тринадцать уроков в каждом. Неудача считалась не только в порядкевещей, но и рассматривалась как шаг вперед по направлению к чему-то новому.Даже слова “хороший” и “плохой” произносились значительно реже; их заменилиположительные установки новой, менее оценочной групповой культуры.

Поскольку преподаватели и добровольныепомощники стали более опытными и менее закрытыми, установки и фразы типа “этонельзя” постепенно ушли в прошлое. Теперь они считались излишними.Преподаватели, технический персонал и добровольцы по-прежнему нуждаются вспециальной подготовке, что должно стать нашим следующим шагом.

Вклад каждого студента был очень ценным,несмотря на то, что иногда мог показаться странным и неуместным.

Аутичный Фрэнк, который к тому же былинвалидом, мастурбировал, наблюдая за девушками, которые учились в близлежащейшколе парикмахеров. Для моралистов здесь открывалось широкое поле деятельности.Мы провели сессию, посвященную сексуальному поведению, включавшую в себя урокна тему истории нравов. Моей целью было объяснить, что вся шумиха о морали напротяжении миллиона лет, в течение которого развивалось человеческое стремлениек сексуальному удовлетворению, оказалась пустой тратой времени. При этом я необошел стороной суровую правду, что инвалиды могут быть не стольпривлекательными для лиц противоположного пола. Действие и обсуждение сменялидруг друга: разумеется, было много юмора. Фрэнк не оставался в стороне: онпринимал участие наравне со всеми остальными, как полноправный членгруппы.

Вторая, психодраматическая по форме сессия,в которой Фрэнк был протагонистом, продолжалась четыре часа; в силузаключенного контракта мы находились на уроке географии, изучая соответствиетой или иной местности человеческой деятельности. Гуляя вместе со всей группойпо городу, построенному на сцене, Фрэнк и все остальные учились тому, что естьместа, существующие для того, чтобы делать определенные вещи, и есть места, гдеих делать не следует. Во время любовных свиданий в уединенных спальнях или дажев туалетах мастурбировать вполне уместно. В публичных местах - на глазахпарикмахеров - этого делать не следует.

Мы не стали избегать той грусти и тогоодиночества, которые в данном случае олицетворяет одинокая спальня, а обошлисьс этой темой прямо и просто. На шеринге это привело к глубокому сочувствию иинтимным откровениям. В этих двух группах мне редко доводилось видеть такуюэмпатию. Участники видели самих себя. Содержание “сообщения” для Фрэнка игруппы было ясным и выраженным с сочувствием и юмором. Проблема больше невозникала.

С чем приходилось бороться

Отстраненность Роберта была совершенно иной.Он ходил кругами, говорил длинными предложениями, которые было трудно понять,или же громко пел. Обычно на его лице без всякой видимой причины блуждалаухмылка, и он снова и снова напевал одну и ту же вариацию гимна. От его пения улюдей мороз продирал по коже, и поэтому ему частенько говорили: “Заткнись!”

Он постоянно хотел быть протагонистом и сдостоинством заявлял: “Сейчас моя очередь”. Его сессии были непонятныбольшинству, но ему самому они доставляли огромное удовольствие, посколькусостояли главным образом из его сольных вокальных выступлений. Их следовалоделать как можно короче, иначе вся группа теряла интерес и фактическираспадалась.

Разрядка наступила совсем неожиданно.Однажды зимним утром, покидая автомобильную стоянку и помогая мне нести коробкис крепежом, Роберт объявил: “Я выпал из автобуса”. На сцене из стульев и столовбыстро соорудили автобус, и студенты приняли на себя роли пассажиров икондуктора. Трое молодых людей затеяли драку за место водителя. Было совершенноясно, что победа останется за взрослым Питером, поэтому я сделал маленькогоТома инспектором, который должен следить за тем, как Питер ведет автобус.Третьему - раздраженному молодому человеку по имени Джо - предложили рольвладельца автобусной компании. Таким образом все трое были удовлетворены иготовы помогать Роберту. Сам он в это время ходил кругами, наслаждаясь “своейсценой”, но при этом не принимал никакого участия, а только заинтересованнонаблюдал.

Речь зашла об оплате за проезд и продажебилетов, о денежных расчетах и ценах. Несколько “пассажиров” ехали “зайцами”,кое-кто возмутился и потребовал, чтобы они покинули автобус. К тому, чтопроисходило, все относились серьезно, за исключением самого Роберта, которыйпродолжал ходить кругами по комнате, с удовольствием разглядывая “своюсцену”.

С огромным трудом удалось настоять, чтобы он“упал” с платформы, и еще больше усилий потребовалось, чтобы заставить еголежать в соответствующей позе на улице. Кто-то вызвал скорую помощь, и студентыстали по очереди говорить по телефону, стараясь найти ту единственную короткуюи четкую фразу, чтобы все объяснить диспетчеру. Приехали врачи и оказалиРоберту необходимую помощь; при этом все студенты получили богатый опыт,побывав в роли докторов.

Роберт, по-прежнему оставался в ролинаблюдателя, с неохотой лежа то на полу, то на больничной кровати. Я попросилучастников группы навестить своего друга в больнице. Они пришли, захватив ссобой изумительные подарки, соревнуясь друг с другом в изобретательности.Глубоко тронутый их посещением, Роберт заплакал; вместе с ним плакали некоторыеиз посетителей, и это сочувствие помогло ему выйти из изолированной ролиодинокого наблюдателя. Образовался круг, в центре которого был Роберт: япопросил группу сохранить такое положение, в котором окруженный со всех сторонРоберт оказался как бы в заключении. Было очень важно, чтобы сосредоточенная внем энергия нашла выход. Он стал энергично бороться, чтобы освободиться, ипонял, что может этого добиться, пощекотав кого-то из своих “тюремщиков”. Этобыл взрыв и прорыв одновременно. Затем Роберт быстро вернулся к своей ролинаблюдателя, но теперь он и вся группа знали, что он может выйти из этой роли,когда захочет. В последующие месяцы он делал это все чаще и чаще.

Является ли этот методдемократичным

Вжиться в психодраматический исоциодраматический метод - значит прикоснуться к значительному потенциалунастоящей демократии. Может ли этот потенциал быть реализован в жизни Я верю,что может, однако на практике достичь этого довольно сложно. Для этогонеобходимо несколько составляющих.

Первой является высокая степень активностисо стороны группы, когда проявляются лучшие способности участников. С этимвсегда бывают затруднения, так как в системе образования очень укорененыавторитарные методы, которые до сих пор одобряются и потому служат в качествемодели. Эти методы находят поддержку всего общества, в котором деньги даютвласть, а власть не приветствует демократию. Такая ситуация порождаетконформизм и заставляет отказываться от личной ответственности и перекладыватьее на учителей, администраторов, чиновников и политическихдеятелей.

Дополнительная трудность заключается в том,что активное участие означает тяжелую работу, и поэтому гораздо проще указатьпальцем на того, кто хочет работать, или говорит, что хочет. Работая с людьми,обладающими низкой самооценкой из-за своей инвалидности, следует иметь в виду,что человек, проявляющий инициативу, провозглашающий себя благодетелем ихаризматическим лидер группы может оказаться опасным. Харизматические личностинуждаются в контроле. Наше столетие дало нам много примеров, подтверждающих этуистину. Методы доктора Морено при их соответствующем применении предоставляютвозможности для установления необходимого контроля. Первая возможностьзаключается в том, что его метод экспериментального группового действияпозволяет высвободить коллективную спонтанность, творчество и ответственность.Вторая состоит в идее обмена ролями и ее постоянном практическомприменении.

Совместная групповая работа, при условии,что она осуществляется тщательно, может оказаться в высшей степени творческой,тогда как давление на группу для некоторых ее членов может стать невыносимым.Несогласие и различия следует не просто терпеть - такая “терпимость” может самапо себе говорить о крайнем высокомерии, - культивировать как необходимые дляздоровья группы.

Таковы некоторые из самых серьезныхпрепятствий, стоящих на пути групповой демократии, которую, принимая вовнимание возможность красноречивых оправданий, нельзя установить лишь потому,что директор или члены группы скажут, что она отвечает их желанию. Демократиядолжна быть встроена в систему самими участниками. Здесь огромнаяответственность лежит на учителях, групповых лидерах и директорах, проводящихсессии.

Все мы присутствовали на лекциях, которыеначинались словами: “Пожалуйста, прервите меня, если у вас возникнет вопрос илиесли вы будете с чем-то не согласны”. В действительности лишь очень немногиелюди рискуют прерывать докладчика, несмотря на прозвучавшее разрешение,поскольку “идея” вмешательства в лекцию не была встроена в ситуацию. Слушателине принимали участие в предложении и принятии этой идеи, и потому она ненаходит у них отклика. Встраивание такого принятия и активного участия в двухобсуждаемых группах заняло три семестра совместной работы, а при появленииновичков часто приходилось возвращаться назад. Даже сейчас, по истечениичетырех лет, потребуются дополнительное время и усилия, чтобы приблизитьгрупповой договор к демократическому процессу. Однако результаты, если иметь ввиду гордость за свою принадлежность к группе и личностный рост, оправдываютзатраченные время и усилия.

Существуют ли основные принципы

Я очень осторожен в определении правил истараюсь не давать категоричных ответов. Разные критерии приводят к разнымрезультатам. Что уместно сегодня, завтра становится невозможным. Приведенныениже шесть пунктов были полезны при создании двух сплоченных демократическихгрупп, о которых шла речь в этой главе:

1. Каждый божий день жизнь напоминала людям,имеющим инвалидность, о том, что они немогут делать. Таким образом очень важно поощрять иукреплять убеждение и гордость тем, что они могут делать. Похоже, что Эйнштейнобращался прямо к ним, молодым людям, имеющим затруднения в обучении, когдаговорил: “Воображение важнее, чем знание”.

2. Для продолжительного процесса обучениятребуется соответственно обученный директор.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 36 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.