WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |
Но временами все же возникали состония повышенной физической слабости, когда трудно было идти, все валилось из рук, тяжесть в голове. Такое состояние быстро проходило. Вечером во время отдыха на юге регулярно употребляла 2-3 стакана сухого виноградного вина, утром чувствовала себя...... Вернулась в Москву в конце августа и постепенно по словам больной все стало возвращаться “на круги своя”. В сентябре уже была постоянная непреходящая тревога, к тому же присоединилась какая-то апатия, равнодушие ко всему, безразличие. В ноябре 1996 г. тайком от родных уехала на дачу ночью в состоянии сильнейшей тревоги и подавленности и там выпила какое-то количество таблеток (по словам больной все, что были) вместе с алкоголем, около 300 г водки. Сутки была без сознания. Очнулась на полу, вспомнила, что оставила одну закрытой на ключ дочь и, качаясь от слабости, вернулась домой, где ее уже ждала встревоженная мать. После этого спала еще около двух суток. С этого времени состояние еще более ухудшается, несмотря на лечение психотропными препаратами. Практически ежедневно без внешних причин возникали состояния сильнейшей паники, с сердцебиением, одышкой, ужаса, тоски с болью в груди. Чтобы снять их, выпивала 250-300 г водки. В состоянии опьянения тянуло уйти из дома, не хотелось видеть мужа, дочь, хотелось обо всем забыть. Период от Нового года до марта 1997 г. считает самым ужасным. Произошло полное отчуждение между больной и мужем, душевное состояние заставляло ее ежедневно пить водку в тех же количествах. У мужа в это время появилась другая женщина и он 17 марта уходит. Через некоторое время оформляется официальный развод. После его ухода почувствовала полную пустоту и бессмысленность своего существования, с суицидальной целью выпила упаковку амитриптилина и реланиума, в состоянии клинической смерти была доставлена в институт Склифасофского, где провела 3 дня в реанимации и 4 дня в отделении. Затем была выписана домой. Первым чувтсвом, после того, как вернулось сознание, было разочарование, а первой мыслью: “Зачем я снова здесь, а не там, если бы я ушла, так было бы лучше для всех и честнее”. После этого эпизода мысли о нежелании жить практически не покидали больную. Хотелось вернуть мужа, но понимала, что это невозможно, от чего впадала в еще большее отчаяние. В декабре 1997 г. устроилась на работу в конструкторское бюро Яковлева на должность секретаря, работа не нравилась, но в какой-то степени дисциплинировала больную. Алкоголь употреблять стала реже, но приблизительно три раза в неделю по ее словам не выдерживала и по пути с работы вечером покупала 3 банки джина с тоником и выпивала их, так как дома в трезвом состоянии был невыносимо. Все в квартире напоминало мужа, причиняло душевную боль, кроме того приходилось как-то заниматься с дочерью, проверять уроки, что было особенно тягостно, так как ребенок раздражал, не испытывала к ней материнских чувств, а только чувство долга. Мысли об ушедшем муже стали постоянными, преследовали ее всегда, кроме того времени, когда напиваясь, забывала обо всем. Хотела избавиться от них, понимала их бесполезность, ненужность, но не могла, воспоминания о нем приняли навязчивый характер. Во всем винила себя, чувствовала свою неприспособленность к жизни, неполноценность. Не могла ни с кем познакомиться, при попытках познакомиться с ней и проявлении внимания со стороны мужчин сразу замыкалась и уходила в себя. Вместе с алкоголем употребляла транквилизаторы, это помогало как-то забыться, уйти от душевной боли. Наряду с постоянной тревогой нарастала апатия, полное равнодушие к жизни, не интересовали домашние дела, книги, фильмы и то, что когда-то давно так увлекало: фотография, театр, живопись. Хотелось просто тупо сидеть, отключившись от всего, каждое движение раздражало. 7 сентября 1998 г. впервые поступила на лечение в 6-е санаторное отделение 3-й психиатрической больницы им. Гиляровского.

При поступлении жаловалась на тревогу, подавленное настроение, бессонницу, потерю аппетита, суицидальные мысли.

В психическом статусе преобладала заторможенность двигательно-идеаторная, безразличие к своей судьбе. К госпитализации относилась негативно. Согласилась только на режим дневного пребывания. Получала лечение анафранилом 50 мг в/в кап. утром, 50 мг.... днем, 50 мг амитриптилина на ночь, эглонилом 300 мг в сутки, транквилизаторами. Кроме того проводилось психотерапевтическое лечение: гипнотерапия в группе коллективного гипноза, общеукрепляюще-расслабляющие сеансы. На первых двух сеансах не могла расслабиться, контролировала происходящее, во время сеанса были навязчивые мысли о муже. Начиная с 4-го сеанса стала более глубоко погружаться в гипнотический транс, степень глубины соответствовала 2 степени, среднему гипнозу с частичной анамнезией после дегипнотизации. Во время гипноза чувствоала “какую-то необычайную легкость души и тела”, часто возникала яркие образные воспоминания позитивного свойства, не хотела возвращаться в реальность. Кроме того проводилась индивидуальная психотерапевтическая работа, направленная на повышение самооценки, достижение большей личностной зрелости. Был установлен личный эмоциональный контакт, тянулась в психотерапии. Применялись трансовые техники в индивидуальной работе, элементы НЛП, символо.... после психотерапевтических сессий чувствовала себя лучше. По заданию психотерапевта начала вести дневник, что помогало немного разобраться в себе. В элементах использовалась ТТЕ. Алкоголь во время лечения не употребляла. По инициативе больной выписалась на работу с улучшением (когда). Вышла на работу, где была понижена в должности, переведена в другой отдел, что очень переживалось больной. Вновь нарушился сон, возникла тревога, мысли о своей несостоятельности, стала для облегчения состояния принимать алкоголь в прежних количествах. 17 ноября повторно поступила на лечение в 6-е санаторное отделение больницы, где и находится в настоящее время. При поступлении предъявляла те же жалобы, что и в предыдущей госпитализации, но присоединился высокий уровень тревоги, навязчивые мысли об ушедшем муже, чувство внутренней дрожи, приступы страха с сердцебиениями, чувство нехватки воздуха.

В психическом статусе: сидит, ссутулившись, со скрещенными на коленях руками, опущенной головой. Плаксива, подавлена, внешне адинамична, вяла, внутренне напряжена. Выражение лица застывше-страдальческое, мимика бедная. Тихим монотонным глосом рассказывает о том, как ей плохо, тяжело, тревожно, о том, что не может работать, так как окружающие люди раздражают, что вынуждена сдерживаться, хотя хочется скрыться ото всех. Не отрицает, что вновь появилось влечение к спиртному, так как на фоне алкогольного опьянения снижается чувство внутреннего напряжения, чувствует себя “такой как все нормальные люди, живой среди живых”. Испытывает чувство вины за это пристрастие. Рассказывает о мучительных навязчивых воспоминаниях о муже, о том, что ребенок вызывает раздражение, за то, что явилась причиной распада семьи. Постоянно повторяет: “Я здесь лишняя, ни к чему не приспособленная, никчемная”. Понимает необходимость лечения в психиатрической больнице.

Неврологический статус. Ч-м инервация не нарушена, сухожильные и..... рефлексы D=S. Патологических расстройств не выявлено. Координационные пробы выполняет правильно. Микроорганической симптоматики не выявлено.

На ЭЭГ изменений биопотенциалов органического характера не выявлено.

М-эхо в норме.

Соматический статус в норме. АД 120/80. Со стороны внутренних органов патологии не выявлено.

Заключение психолога. Т.Л.Готлиб

Больная была обследована к конце сентября в предыдущую госпитализацию Во время обследования вяла, подавлена, задания выполняет в хорошем темпе без особого труда старательно, однако несколько раз нарушает инструкцию, объясняя это невнимательностью. Было ощущение, что это Скорее это был некоторый негативизм, проявление внутреннего сопротивления. Внимание неустойчиво, память ослаблена. Но не очень сильно. Особенности графики указывают на наличие вегето-сосудистых расстройств, эмоциональную лабильность, легкость возникновения внутренней напряженности, тревожных реакций на фоне астенизации. В пиктограмме настораживает отсутствие человеческих изображений, фрагментарность, что может указывать на проблемы в сфере контактов, черты отгороженности. Ассоциации в целом адекватные, обычные, однако встречаются своеобразные, например, на смелый поступок больная рисует разорванную банкноту и говорит: “Разорванный доллар - презреть деньги”, а она как раз была озабочена материальными разборками с бывшим мужем. Порой рисунки несколько схематичны, то есть в целом пиктограмма производит впечатление несколько шизоидной. Проективные тесты. Преобладание страдательной позиции. На неприятную ситуацию реакция не преодоления, а переживания: слезы, уход. Возможна некоторая мнительность, недоверие к мотивам окружающих, осторожность, настороженность. Больная склонна видеть себя жертвой и винить окружающих и обстоятельства в своих неудачах. Обнаруживается потребность в высокой самооценке, одобрении и признании со стороны окружающих, желание быть ценной и любимой в сочетании с незрелостью, инфантилизмом, внутренней пассивностью и неготовностью делать какие-то усилия чтобы добиться всего этого. Постоянно испытывает ощущение неудачи, неуспеха, разочарования, поскольку уровень притязаний значительно выше уровня достижений. Актуальное состояние - разочарование, ощущение, что определять какие-то новые цели бессмысленно, склонна бежать от реальности в романтические фантазии, алкоголь, болезнь. Была обнаружена склонность к соматизации и возникновению ипохондрических фиксаций. В личности дисгармонично сочетаются проблемы в сфере контактов, отгороженность, некоторая тенденция к символике, которую можно назвать шизоидными особенностями, и выраженные истероидные тенденции - демонстративность, склонность к драматизации, раздуванию своих чувств. Характерна склонность к идеализированному восприятию мира с уходом от реальности. Уровень обобщений достаточно высокий. В ходе категоризации нарушений мышления специфического характера не было выявлено, хотя немножко настораживал оттенок резонерства в рассуждениях. Выступает снижение настроения, тревога на фоне астенизации у незрелой дисгармоничной личности, склонной к бегству от реальности в фантазии, алкоголь, болезнь. Настораживает своеобразие ассоциаций и некоторая склонность к резонерству.

Больная находится в стационаре уже в течение четырех месяцев. Ей проводилось интенсивное лечение трициклическими антидепрессантами, анафранилом, лудиомилом, проводилось наращивание доз амитриптилина до 300 мг в сутки с троекратным обрывом, в сочетании с нейролептиками: тизерцин до 150 мг в сутки, с хлорпратексеном. На фоне проводимой терапии отмечались кратковременные улучшения на обрыве и смене, но в статусе продолжает сохраняться высокий уровень тревоги, более выраженной в первую половину дня с внутренней дрожью, страх перед внешним миром. Панически боится выписки. Остается крайняя неуверенность в том, что она до конца здорова и может справиться с работой, домашними обязанностями, удержаться от приема больших доз спиртного. Проводились специфические противоалкогольные гипнотически сеансы и она в течение 3 месяцев совершенно не употребляла спиртное, хотя порой на выходные уходила домой. Стала высказывать мысли об инвалидности, так как считает, что это единственный выход из ее ситуации. Кроме того, в период пребывания в стационаре эпизодически возникало чувство, что ее личность и внутреннее “я” раздвоены, одна половина хорошая, порядочная, а другая - пьяница отвратительная, грязная и порочная. Возникали деперсонализационные расстройства невротического регистра, когда она чувствовала свою эмоциональную измененность, какую-то неестественность своих чувст. Особенно в той обстановке. Когда нужно было проявлять эти чувства. Горе, радость - она говорила, что ей очень трудно проявить эти чувства, какая-то такая мимика-маска, субъективные ощущения, не доходящая до болезненной психически. В начале марте ее консультировал на кафедре психотерапии проф.М.Е.Бурно и было предложено амбулаторное лечение в 1-ом наркологическом диспансере, где ей кроме индивидуальной психотерапии и гипнотического лечения начали проводить занятия в группе творческого самовыражения. Анамнез со слов больной и со слов матери.

  • Беседа с больной не записана.

 

Врач-докладчик: мне хотелось бы сказать несколько слов о дифференциальном диагнозе, как мы это представляем в отделении. В дифференциальный ряд на первый взгляд можно было бы поставить психопатию психастенического круга в стадии декомпенсации. Так как налицо повышенная тревожность, неуверенность в себе, с самого детства воспитание в обстановке противоречивости, с одной стороны вседозволенность, с другой - предъявление повышенных требований к девочке, гиперопека. Нельзя не отметить также наличие психической травмы в возрасте 11-12 лет, когда распалась семья больной, так как эта травма как раз соответствовала интеллектуальному этапу формирования личности, что впоследствии как и характерно для психастеников приводит к преобладанию мыслительной сферы над эмоциональной, что находит свое отражение в тревожных сомнениях, о которых она сама здесь рассказывала и которые я упоминала в истории болезни. Сюда же относятся такие мягкие деперсонализационные расстройства, эпизодически возникающие. Когда она не чувствует себя по своему, когда возникает чувство неестественности своих эмоций, отчужденности от них. Наличие впоследствии навязчивых мыслей о муже также можно включить в структуру декомпансации данной психопатии. Также свойственное людям с психастеническим радикалом повышенная требовательность к себе, обязательность, чувство долга, боязливость, тревога перед экзаменами. Если провести более глубокий анализ, то мы увидим, что в личности больной нет четко выраженного основного радикала, ядра. Здесь есть и аутистичность, что проявлялось еще в детстве замкнутостью, отгороженностью от сверстников, склонностью к фантазированию, трудности в общении с людьми в более взрослом возрасте, некоторый символизм мышления, как отмечал психолог и символизм ассоциаций. Например, она рисовала мне образ болезни в виде маленького островка, чтобы что-то зеленое, было окруженное пламенем и черные стрелки, ведущие куда-то вниз. Она объяснила, что ее болезнь - это водоворот. Кругом океан и этот водоворот затягивает ее постепенно. А вот маленький участок здоровья, на котором практически невозможно находиться, окружен пламенем, ей можно только прыгнуть в воду, а там водоворот. То есть практически никакого выхода нет. Кроме всего присутствуют также демонстративные тенденции с попытками любыми способами привлечь к себе внимание. Демонстративными суицидами добиться поддержки, сочувствия. Некоторая демонстративность в общении, повышенный уровень притязаний личности, что свидетельствует также об инфантильности, свойственным людям с истерическим радикалом.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.