WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 22 |

- неспособность подростка к продуктивному выходу из ситуации затрудненности удовлетворения актуальных жизненно важных потребностей;

- несформированность и неэффективность способов психологической защиты подростка, позволяющей ему хотя бы временно снять эмоциональное напряжение;

- наличие психотравмирующей ситуации, из которой подросток не находит конструктивного выхода.

Подросток оказывается беспомощным перед захлестывающими его отрицательными состояниями и прибегает к изменению своего состояния химическим путем.

К указанным в выше причинам актуализации готовности к употреблению наркотиков необходимо добавить эмоциональную доступность: считает ли подросток «правильным» принимать наркотик. Известно, что сложные жизненные обстоятельства, неправильное семейное воспитание негативно влияют на подростков, однако только некоторые из них в ситуации доступности психоактивных веществ становятся наркоманами. Имеющиеся защитные факторы еще не исследованы. Анализ зарубежных статистических данных о распространенности психоневрологических заболеваний и алкоголизма, наркомании в различных этнических группах позволяет Н.Ю. Максимовой сделать вывод о том, что люди, столкнувшись с невозможностью изменить свое отрицательное эмоциональное состояние продуктивным путем и не имеющие эффективных способов психологической защиты, оказываются перед выбором: невроз или употребление психотропных веществ [45, c.151]. Аналогичные гипотезы о механизме формирования наркомании приводятся и в других работах [19, c.157, 23, c.46, 64, c.393]. Высказанные предположения подтверждают результаты работ зарубежных исследователей. Интенсивность употребления наркотиков отрицательно коррелировала с психосоциальной компетентностью и позитивно — с наличием проблем [95, c.435-450]. Полученные в работе [84, c.873-894] данные свидетельствуют, что наличие в жизни детей проконтролированных стрессовых ситуаций увеличивает риск потребления психоактивных веществ [82, c.75-97]. Мы считаем противопоставление Н.Ю. Максимовой «невроз или употребление психотропных веществ» недостаточно обоснованным. Возможно, что именно невротические расстройства обусловливают предрасположенность к злоупотреблению психоактивными веществами. Комплексное психологическое исследование подростков и взрослых, которое выявило особенности личности при пограничных нервно-психических и психосоматических расстройствах, проведено Е.Т. Соколовой [71], Э.Г. Эйдемиллером [78] и другими учеными. Для подтверждения гипотезы о единстве психологических механизмов, лежащих в основе неврозов и наркомании, необходимы дальнейшие исследования.

В работе Budzinski проанализированы данные 14-летнего исследования молодежи (1172 человека в возрасте от 11-30 лет) по проблемам употребления наркотиков. Обнаружено, что, начав употреблять наркотики, человек, как правило, продолжает это делать в течение длительного времени. Демографические характеристики оказывают слабое влияние на начало и прекращение употребления наркотиков. Переменные, относящиеся к модели социального научения, значительно больше влияют на начало употребления наркотиков, чем на отказ от них. P. Dewc полагает [31, c.119], что субъект, употребляя наркотики, явно наносит себе вред. Но паттерн поведения наркомана не является аномальным: он попал под контроль схемы с неподходящим способом подкрепления наркотическим веществом. Наркотик помогает неуверенным и боязливым индивидам освободиться от страха и неуверенности. Это позитивное воздействие повышает потребность в наркотиках, стремление к их повторному применению, в то же время они приводят к отказу от фрустрированных, неудачных социальных действий [31, c.119]. Данный механизм поведения формируется в онтогенезе во многом в результате современной системы обучения и воспитания.

В специальной литературе обсуждается проблема наследования наркомании, однако, значение наследственной отягощенности в развитии наркомании представлено лишь единичными исследованиями [63, c.32]. Наличие психических заболеваний в семьях больных наркоманией не может служить фактором развития данной болезни, так как частота шизофрении, аффективных психозов, эпилепсии и других судорожных расстройств в семьях больных наркоманией в целом соответствует популяционным показателям [63, c.41]. В ряде работ указывается, что наследственная отягощенность психическими заболеваниями может выступать как фактор, способствующий наркомании [1, c.73]. При общей высокой частоте злоупотребления алкоголем у родственников больных наркоманией всех степеней родства по мужской линии наблюдается отчетливая тенденция к накоплению случаев злоупотребления алкоголем от третьей к первой степени родства [55, c.41]. Выявленная тенденция к накоплению эксплозивных и гедонических черт характера у родственников больных от третьей степени родства к первой, а также повышенная встречаемость этих черт у наркозависимых могут свидетельствовать о конституциональной предрасположенности к проявлению этих черт у последних, причем преимущественно по мужской линии. Возникновению и высокопрогредиентному течению наркомании так же способствует [1, c.73; 2, c.134-137; 23, c.43,46; 42, c.65]:

- пре-, пери-, постнатальная патология;

- черепно-мозговые травмы, тяжелые и длительные соматические заболевания;

- астеническая конституция; употребление токсических ингалянтов на этапе поисковой наркомании («аддитивное поведение»), начатое в детском возрасте.

Под «аддитивным поведением» понимают случаи раннего злоупотребления психоактивными веществами, протекающие с измененным состоянием сознания без признаков физической зависимости, сопровождающиеся психической зависимостью, ухудшением в социальном функционировании подростка [78, c.74; 42, c.23].

Указанные выше факторы обусловливают в большей мере прогредиентность наркомании, чем ее возникновение. И.Н. Пятницкая считает, что знания в этой области описательны и суждения поверхностны [61, c.407].

Существенное значение для начала наркотизации отводится мотивационно-потребностной сфере личности.

Зарубежные исследователи в качестве мотивов употребления подростками и молодежью психоактивных веществ приводят: «влияние приятеля», «потребность в изменении своего состояния», «желание уйти с помощью наркотиков от решения жизненных проблем, снять эмоциональный дискомфорт» [11, c.87-88; 42, c.55; 84, c.873-894; 89, c.293-314]. Э. Фромм рассматривает употребление наркотиков как частный случай культа потребительства среди молодежи, следовательно, мотивом приобщения к наркотикам служит стремление «потреблять счастье» как товар. Среди мотивов, противодействующих употреблению наркотиков, отметим «отсутствие к ним интереса», «влияние друзей и родителей», кроме того, для девушек большое значение имеет выраженность религиозных чувств, а для юношей — успехи в школе.

В работах отечественных ученых [11, c.90; 16, c.90, 91; 42, c.52-56; 56, c.396, 400], посвященных изучению мотивов употребления наркотиков, упоминается о внутригрупповой конформности — желании «не отстать» от сверстников, о поиске необычных ощущений и переживаний, о «скуке». Мнение авторов о роли указанных мотивов расходятся. А.Е. Личко и В.С. Битенский использовали классификацию мотивов, которую В.Ю. Завьялов разработал для алкоголиков, [42, c.55], выделяя вслед за ним следующие группы мотивов.

1. Социально-психологические мотивы:

- мотивы, обусловленные традициями и культурой;

- субмиссивные мотивы, отражающие подчинение давлению других людей или референтной группы;

- псевдокультурный тип мотивов, свидетельствующих о стремлении подростка приспособиться к «наркотическим ценностям» подростковой группы.

В.С. Битенский считает, что эти мотивы характерны для начального этапа наркотизации. Подростки часто объясняли употребление наркотиков тем, что они подчинялись давлению сверстников.

2. Потребность в изменении собственного состояния:

- гедонистические мотивы;

- атарактические мотивы;

- мотивы гиперактивации поведения.

В.С. Битенский обнаружил, что эти мотивы играют большую роль на начальных стадиях наркотизации и легко признаются подростками в беседах [11, c.75].

3. Патологическая мотивация, связанная с наличием абстинентного синдрома и патологического влечения к наркотику.

В.С. Битенский считает, что подросток, как правило, руководствуется комплексом мотивов. Характер ведущего мотива определяется стадией наркомании, особенностями характера и личности подростка, юноши [42, c.52-55].

Большинство заключений о мотивах употребления подростками психоактивных веществ сделаны на основании их анкетирования или использования метода интервью. Строго говоря, эти методы выявляют не мотивацию, а мотивировку, т.е. «объяснения субъектом причин действия путем указания на социально-приемлемые для него и его референтной группы обстоятельств». Мотивы, как известно, могут не осознаваться субъектом. Кроме того, возможны значительные искажения в их вербализации. В связи с этим заслуживают внимания работы В.В.Гульдана, в которых используются проективный и психосемантический методы [28, c.23]. Они обеспечивают получение более объективных результатов по сравнению с опросниками. Изучение эмоционального отношения и структуры представлений о наркомании московских школьников 10-17 лет, проведенное В.В. Гульданом в 1989 году, показало, что поведенческие особенности тесно связаны с характером ситуации, полом, возрастом. Наиболее неблагоприятными тенденциями являются:

- отсутствие внутренних запретов на токсикоманические средства в отличие от наркотиков, так как у подростков 14-17 лет существует мнение о том, что наркомания чревата большими последствиями, чем токсикомания;

- в возрасте 12-13 лет - зависимость поведения от ситуации;

- в 14-15 лет - склонность к риску и повышенная активность;

- в 16-17 лет - отсутствие включенности в ситуацию друзей, семьи.

Вне зависимости от пола и возраста главными мотивами «экспериментирования» с наркотическими и токсикоманическими веществами оказались мотивы, вызываемые особенностями общения подростков в группе. Главным мотивом отказа от пробы для мальчиков 12-15 лет явилось не опасение за здоровье, как у всех остальных испытуемых, а отсутствие возможностей достать наркотики.

Анализ возрастных изменений источников информации и структуры соответствующих представлений выявил, что различные способы преподнесения недифференцированных по своему содержанию сведений ведут к мозаичности, разорванности, противоречивости представлений о наркомании и токсикомании подростков. Резко отрицательное эмоциональное отношение к стереотипу «наркоман» и «токсикоман» зачастую совпадает с интересом к «экспериментированию». Обнаружены расхождения мотивировок и мотивов, которые являются результатом несовпадения формально известных для подростка правил, норм, запретов и реалий молодежной субкультуры, которые отражают когнитивный диссонанс представлений школьников о проблеме наркомании и токсикомании.

В 1991 году В.В. Гульданом проведен сравнительный психосемантический анализ мотивов приема и отказа от наркотиков у подростков асоциального и аддитивного поведения (30 человек) и учащихся одной из московских школ (контрольная группа из 30 человек). При сравнении иерархии мотивов приема наркотических веществ в экспериментальной и контрольной группах отмечено, что интерес, любопытство к наркотикам присущи обеим из них. Вместе с тем, авторы не исключают того, что любой новый и эмоционально окрашенный объект вызывает интерес и любопытство у подростков. Поэтому вопрос о специфичности «любопытства» как мотива употребления наркотических веществ требует дальнейшего изучения. Все испытуемые с помощью наркотиков предполагают «избавиться от неприятностей» (3-е место — контрольная группа, 1-е место — асоциальные подростки). Для всех испытуемых противопоставление себя группе сверстников не является актуальной (значимой) возможной причиной приема наркотических веществ. Для контрольной группы испытуемых в ситуации возможного приема наркотиков несущественным является влияние сверстников, для них более заманчивым оказались изменения сознания с помощью наркотика, возможность пережить приятные ощущения (2-е место в иерархии мотивов). Этот вывод не согласуется с данными предыдущей работы В.В.Гульдана. Асоциальные подростки более подвержены влиянию группы сверстников при выборе поведения в пользу приема психоактивных веществ (2-е место — «влияние старшего приятеля», 4-е место — «желание не отстать от своей компании»).

Все испытуемые в качестве ведущих мотивов отказа от приема наркотиков указали опасения за здоровье («разрушение организма», «привычка», «боязнь стать психически неполноценными»). Наказание со стороны родителей, как и исключение из учебного заведения, единодушно всеми испытуемыми признано несущественным в решении вопроса об отказе от наркотиков. Страх смерти одинаково нейтрален для всех испытуемых этого возраста. В группе подростков с отклоняющимся от нормы поведением установлена большая подверженность давлению группы в отношении приема наркотиков, более формальный подход к выбору мотивов отказа. Эксперимент показал высокую внутригрупповую согласованность испытуемых, что позволило рассматривать результаты среднегрупповых матриц как репрезентацию каждой группы в целом. Таким образом, В.В. Гульданом было выявлено, что на характер мотивов не влияют особенности характера подростков.

В работах японских ученых подчеркнута необходимость изучения культурных факторов, мотивирующих детей и подростков к употреблению ингалянтов, наркотиков [88, c.1015-1032]. Отмечено, что представления взрослых людей об алкоголе оказывают существенное влияние на поведение детей, в частности, на употребление ими ингалянтов. Обнаружены связи между вдыханием школьниками летучих веществ, употреблением алкоголя и курением [94, c. 89-100].

Отвечая на вопрос об основной причине, побудившей к первому употреблению алкоголя, 30,5% старшеклассников ответили, что они стали пить из любопытства, 20,1% - потому, что взрослые пьют, 15,8% - чтобы почувствовать себя взрослым, 10,4% – чтобы утвердиться в группе сверстников, 9% – так как скучно, 5,8% – чтобы легче общаться с другими людьми, 3,6% – для смелости, 2,5% – чтобы устранить страх, 2,2% – чтобы снять напряжение. Выявленные мотивы можно объединить в четыре группы: а) познавательные; б) самоутверждения; в) символического участия; г) снятия психодинамического напряжения [36].

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 22 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.