WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 37 |

Располагая таким повышенным осознанием вкачестве инструмента исследования, я затем оказался способен более глубоко, чемкогда-либо раньше, изучать свои переживания, ум, убеждения и взаимоотношения.То, что я находил, часто было совершенно неожиданным, противоречило моимсобственным предпосылкам и предпосылкам традиционной культуры. Перечислю хотябы немногие из этих открытий. Я почувствовал – по крайней мере в пределах своейразличающей способности, – что преднамеренно создаю собственные переживания. Раньше я думал осебе как о беспомощной жертве неблагоприятных эмоций, симптомов и приемовзащиты; а теперь я мог наблюдать тот процесс, при помощи которого все этоактивно подбиралось и создавалось. Таким образом, мне пришлось признать наличиеуровня ответственности, гораздо более высокого, нежели тот, который я ранеепредполагал возможным.

Система моих убеждений уже до этогоподвергалась серьезным ударам. И чем дальше я шел в проверке этих убеждений,тем более приходил в ужас от их способности действовать в качествесамоосуществляющихся предсказаний. Даже такие, по-видимому, физиологическипредопределенные явления, как потребность сна, оказались на поверку функциямимоего психологического состояния. В то время как раньше я был уверен, что мнеабсолютно необходимы восемь часов сна, для того чтобы на следующий день яоказался близок к нормальному функциональному уровню, теперь я начал пониматьте способы, при помощи которых я сам создавал усталость, чтобы избежатьпереживаний и буквально привести себя в бессознательное состояние сна. И с тогосамого дня, когда я впервые увидел, как создаю усталость, чтобы уйти отсознательных переживаний, я обнаружил, что ночью мне требуется меньше сна, чемраньше.

Короче говоря, я начал понимать, что моипрежние представления о себе, о природе ума, о сознании, о верованиях, оразмерах наших потенциальных возможностей, а также отдельные части системыкультуральных убеждений были в значительной мере ошибочными, что я серьезнонедооценивал наши способности и способность ума создавать наш взгляд на мир,наше чувство "я". Этим я не хочу сказать, что весь процесс был свободен оттревоги и заблуждений, от неуверенности. Но теперь мне стало ясно, что я имногие другие сильно заблуждались в вопросе о том, кто мы такие и чем можемстать; и я твердо решил посвятить себя исследованию и попыткам понять этипотенциальные возможности, о которых ранее не подозревал.

Некоторым людям я вполне мог показатьсяпохожим на стереотипного искателя, поглощенного своими нарциссическимиисканиями; этот тип так справедливо и сурово заклеймили среди других писателейПитер Мэрайн и Кристофер Лэш. Все же этот процесс каким-то образом не казалсянарциссическим, по крайней мере был таковым не в большей степени, чем болеетрадиционные достижения в сфере образования, на которые я потратил так многолет. Правда, в мотивации содержался значительный элемент собственной пользы, ноналичествовало также и принуждающее чувство важности исследования, и эта еговажность не ограничивалась только мной одним.

Вскоре выявился один общий принцип: защитныесредства, уловки и недостаток опыта ограничивали мою способность оцениватьинформацию или людей, обладающих мудростью, более глубокой, чем та, которойобладал я сам. Кроме того, оказалось, что я не только не способен пассивновыслушивать эту мудрость, но также временами активно защищаюсь от нее.

Опишу один такой случай. Как-то я отправилсяна публичную лекцию Рам Дасса в городском лектории Сан-Франциско. Нас собралосьприблизительно три тысячи человек. В течение вечера Рам Дасс начал излагать вобщем виде модель многих уровней сознания и описывать все слагающие егосостояния в восходящем порядке – от ординарного уровня к более трансцендентному. Моя реакция иреакция аудитории дали возможность неожиданно пережить прозрение в природунашего обычного состояния сознания, а также его взаимоотношений с кажущимисяболее развитыми состояниями. Когда он сделал обзор первых двух состояний, онипоказались весьма разумными и вполне понятными; третье состояние оказалосьменее обычным, а описание четвертого немедленно вызвало особое переживание: ясовершенно ясно услышал его слова, был поражен их смыслом – и мгновенье спустя не был всостоянии вспомнить ни единого сказанного им слова. Следующее воспоминание обэтой лекции отмечает, что мое внимание привлек храп сидевшего возле менячеловека. Оглядев зал, я увидел, что приблизительно четверть аудитории внезапнопогрузилась в сон.

Прошло не менее двух недель, прежде чем яначал понимать смысл своего переживания. Это произошло во время дискуссии содним психоаналитиком, моим другом. Мне стало ясно, что я подвергся массивномуподавлению или отрицанию, результатом которого оказалась буквальная ичрезвычайно быстрая потеря сознания; вероятно, то же самое произошло и сдругими слушателями, значительное число которых заснуло в то же время, что и я.Для того чтобы подавлять нечто, мы должны, по крайней мере частично, узнатьнечто и счесть его опасным. Однако, если в данном случае описания более высокихсостояний сознания были узнаны и подавлены, это могло означать лишь то, что ониуже были известны, что это знание оказалось отрицанием осознания при помощиактивной защиты.

Это переживание и некоторые родственные емупривели меня к тотальной переоценке взаимоотношений между ординарным и более"высокими" состояниями. До того я полагал, что более высокая мудростьдостигается при помощи приобретения нового знания и понимания. Однако теперьмне пришлось считаться с другой возможностью – с тем, что мы уже обладаемнеобходимым знанием, что наше обычное сознание являет собой активно, в целяхзащиты, суженное состояние ума, что более высокие состояния достижимы не припомощи приобретения чего-то нового, а благодаря освобождению от нынешних системзащиты, а результате которого проявляются уже существующие способности.

Нет нужды говорить о том, что многие из этихпереживаний противоречили моей прошлой профессиональной подготовке. И вот япринялся изучать литературу по экзистенциальной и гуманистической психологии,поскольку мои традиционные психоаналитические и психиатрические пособия почтине содержали информации относительно появившихся у меня переживаний или жепредполагали, что эти переживания являются патологическими. Однако вскоре дажев гуманистической и экзистенциальной литературе я стал обнаруживать пробелы,когда начинались перечисления состояний сознания, заключенных внутри диапазонаизвестных переживаний; короче говоря, я начал сознавать, что или я становлюсь ввозросшей степени встревоженным – а это, конечно, было не так, судя по тому, что написано вразличных трудах о дисциплине сознания, – или некоторые из нашихтрадиционных психиатрических моделей и положений склонны неправильноистолковывать и патологизировать определенные непатологические состояния ипереживания, возникающие при повышении чувствительности восприятия.Действительно, я начал подозревать, что значительное число традиционныхценностей нашей культуры, а также положений относительно природы психики вужасающей степени неверны, иллюзорны и создают ненужные страдания. Этиподозрения в дальнейшем углубились, когда я приступил к практике медитации.

Медитация

Когда я впервые подвергся воздействиюразличных практических методов медитации, я нашел, что они не особеннопривлекательны и не очень полезны. Сидеть неподвижно и стараться контролироватьум оказалось неудобным как физически, так и психологически. Спорадическиепериоды сидения по десять-двадцать минут в день не приносили ощутимой пользы; иэто продолжалось до тех пор, пока почти через два года я не начал ежедневнопрактиковать сидение от получаса до часа в день. Тогда я смог обнаружитькое-какую реальную пользу, но даже она казалась совсем небольшой. Если бы неподдержка со стороны друзей, которые в своей практике ушли дальше меня, я,конечно, не стал бы ее продолжать.

Что в конце концов соблазнило меня, так этоутверждение Стивена Ливайна, учителя медитации и автора книги "Постепенноепробуждение": он считает медитацию випассана, или прозрения, совершенныминструментом для наблюдения за работой ума. Моя любознательность быланемедленно возбуждена; и вот, полный наивной невинности, я сейчас же записалсяв приют для десятидневного курса упражнений. Я и не подозревал, куда разрешаюсебе войти! В этих приютах ежедневные занятия представляют собой околовосемнадцати часов продолжительного сидения и медитации при ходьбе; все этовыполняется в полном безмолвии и в полном одиночестве; нельзя ни читать, ниписать. Практика заключается в попытках поддерживать непрерывное осознание всехпереживаний, как внутренних, так и внешних, которые вторгаются в сознание.Разрешено фокусировать внимание на том стимуле, который в данное время являетсяпреобладающим. Интенсивность возникших в результате практики переживанийоказалась совершенно изумительной.

"Когда мы сидим с закрытыми глазами, чтобыпривести ум к безмолвию, – пишет Сатпрем, – нас сперва захлестывает поток мыслей; они внезапно появляютсяповсюду, подобно испуганным и агрессивным крысам". Чем более повышаласьчувствительность моей медитации, тем больше мне приходилось признавать, что тотфеномен, который я раньше считал своим рассудочным умом, занятым познанием,планированием и решением задач, в действительности состоит из яростного потокаэнергичных, требовательных, громких, часто бессвязных мыслей и фантазий,заполняющих сознание в невероятных пропорциях даже во время целенаправленногоповедения. Та часть сознания, которую занимал этот мир фантазии, мое бессилиеустранить его более, чем на несколько секунд, мое прежнее состояниеневнимательности все это глубоко поразило меня. Эта "невнимательность"оказалась гораздо более интенсивной и трудной для воздействия, нежели впсихотерапии, где глубина и чувствительность внутреннего осознанияпредставляются меньшими, где психотерапевт, создавший фокус восприятия,оставался здесь же, около меня, чтобы вытащить меня из моих фантазий, если яначинал в них теряться.

Когда мы пребываем в этом мире ума, понятьвсю тонкость, сложность и захватывающую силу фантазий, создаваемых умом,кажется невозможным; они неотличимы от реальности. Еще труднее описать все этотому, кто сам не пережил подобных явлений. В любом пункте, на которыйнаправлялось мое внимание, передо мной слой за слоем открывались воображаемыеобразы и квазилогика. Действительно, постепенно мне стало очевидным тообстоятельство, что возможность моего выхода из этой всеобъемлющей фантазииисследованию при помощи рассудка не подлежит, поскольку сам процессисследования, мышления и поисков только создает дальнейшие фантазии.

Сила и навязчивость этих внутренних диалогови фантазий поразили меня; я не мог понять, как это мы остаемся в такомневеденье о них во время нормального состояния бодрствования; здесь мневспомнилось восточное понятие о майе, всепожирающей иллюзии.

Привязанности и потребности

Скоро мне стало ясно, что главным видомматериала, насильственно вторгавшегося в осознание и нарушавшегососредоточенность, чаще всего оказывались фантазии и мысли, к которым я былпривязан и вокруг которых накапливались значительные аффективные заряды.Парадоксальным образом оказалось, что потребность освободиться от некоторогопереживания или состояния, желание уничтожить его, может, наоборот, укрепитьего устойчивость. Самым ярким примером тому явилась озабоченность. В какой-томомент я внезапно начал чувствовать приступы некоторой озабоченностинеизвестного происхождения. В эти минуты я применял все свои разнообразныеспособы психологической гимнастики, чтобы искоренить эту озабоченность, потомучто при ее появлении мне становилось явно не по себе. Однако подобные эпизодыповторялись около пяти месяцев несмотря на мое противодействие – а на деле оказалось, что именноблагодаря ему. В течение всего этого времени моя практика сделалась болееглубокой, и я приобрел способность все лучше и лучше рассматривать процесс,протекающий во время медитации. Я нашел, что испытываю значительную боязньстраха, а поэтому мой ум наподобие радара обозревает все внутренние и внешниестимулы, чтобы открыть в них потенциал, вызывающий страх. Таким образом,существовал постоянный процесс умственного радарного сканирования, чрезвычайночувствительным образом выявлявший наличие всего, что напоминало страх.Вследствие этого возникало значительное число ложных позитивов, т.е. невызывающих страх стимулов и реакций, которые интерпретировались как вызывающиестрах или потенциально его провоцирующие. Поскольку реакции на сами эти ложныепозитивы включали в себя страх и его компоненты, конечно, возникала немедленнаяцепная реакция, где одна реакция страха действовала в качестве стимула длядругой. Так мне стало совершенно ясно, что моя боязнь страха и противодействиеему явились как раз тем средством, которое укрепляло страх.

Однако причины подобных явлений стали мнеясны не ранее середины следующего периода уединенной медитации. После первыхнескольких дней боли и возбуждения я начал чувствовать себя все болееумиротворенно; наступило время, когда в течение одного сидения я смогпочувствовать, что моя медитация явственно углубляется, а тревожное умственноесканирование все более замедляется. Затем, по мере того как процесс углублялсяи замедлялся, меня буквально потрясла вспышка возбуждения и озабоченности,сопровождавшаяся мыслью: "А что же мне теперь делать, если передо мной неокажется озабоченности, за которой нужно следить" Было очевидно, что если ябуду продолжать успокаиваться, не останется ни озабоченности, которую нужносканировать, ни самого процесса сканирования; и моя потребность избавиться отозабоченности заставляла меня сохранять постоянный сканирующий механизм; аналичие этого механизма, в свою очередь, создавало присутствие озабоченности.Мой страх, выраженный мыслью: "Что же мне теперь делать", очень эффективноустранял возможность растворения обоих компонентов. И вот парадоксальнымобразом оказалось, что во внутренней жизни ума, желая избавиться от некоторыхпереживаний, вы не только должны охотно переживать множество ложных позитивов,но, пожалуй, даже нуждаетесь в их постоянном присутствии вокруг вас, чтобыиметь возможность непрерывно избавляться от них. Итак, внутри сферы ума выполучаете то, чему противодействуете.

Восприятие

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.