WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 37 |

Точно так же понятие психотерапевтическогоматериализма применимо и к самому психотерапевту. Как я думаю, истиннаяпсихотерапия имеет место тогда, когда психотерапевт пуст, когда все егоприсутствие и осознание находятся вместе с пациентом, так что при этомоказывается налицо та интимная связь подлинного понимания, которая бывает стольредкой и столь питательной. Только тогда психотерапевт на мгновенье становитсяопустошенным от своих потребностей, в особенности от потребности быть хорошимпсихотерапевтом или человеком высшего порядка, – только тогда он или она способнына полное соприкосновение с пациентом, с данными психотерапии – с чувствами, мыслями и образами,пробужденными у психотерапевта его клиентом.

Во время такого тотального контакта я толькоретроспективно узнаю, что находился вместе с клиентом, вижу это лишь косвенно.Иначе говоря, мне приходится заново создавать и переделывать свое переживание,чтобы привести его в соответствие с дуалистической необходимостьюсубъективно-предикативной вербализации. В такие моменты нет сознавания "я",отличного от другого человека. Человек и мгновенье – вот все, что существует для меняв этот редкий момент полного контакта. Я ничего не делаю. Кажется, появляютсякакие-то слова; они как будто текут сквозь меня. Клиент тронут; он можетзаплакать; вспышка прозрения, значительное облегчение, интеграция. Или жеклиенту вообще нет нужды отвечать как-то по-особому; все же я знаю, что "это"произошло. Я радостно хватаюсь за этот случай: я достиг того, чего постояннодобивался. Я "почувствовал" то единство со своим клиентом, которое, как яубежден, представляет собой сущность хорошей психотерапии.

В то же мгновенье, когда я более не нахожусьв состоянии единения, когда я более не пребываю в полной связи с клиентом,когда я выношу суждение о том, что произошло, терапевтические взаимоотношениязакончились. Они пришли к концу в силу моей потребности видеть в себе "хорошегопсихотерапевта", в силу потребности прибавить этот случай к моему собраниюдоказательств того, что я – такая достойная, целостная личность, а другие люди растутблагодаря контакту со мной.

И вот как раз этот внутренний,противоречивый процесс, в котором "я" приписывает себе то, что являетсярезультатом только полного присутствия в данном моменте – и потому оказывается на мгновеньелишенным "я", – яназываю "психотерапевтическим материализмом". Это тонкая форма невроза.

Стремление к росту

Здесь на пути к цели, которую я наметил длясебя, возникает кажущееся непреодолимым препятствие. Как смогу я когда-нибудьстать просветленным, или вполне целостным человеком, или пустым, если все моиусилия представляют собой всего лишь другой, более тонкий способ утверждениясуществования и подлинности моего "я" т.е. как раз того аспекта, который ястараюсь преодолеть

Гуманисты долго твердили нам, что природнаясклонность человека направлена к росту. Однако психотерапевтический материализм– это одно изподтверждений "я", которое стоит прямо на пути роста. Все такие суждения истремления имеют двойственный характер: пока я сужу о своих чувствах или осостояниях своего сознания, я нахожусь вне роста, я не могу быть целикомзахваченным ростом. Отсюда видно, что такие суждения и стремления сутьантитезис достижения его цели антитезис единства.

Мне приходит на ум образ. Передо мной берегокеана; цепь скал выступает над водой и скрывается под ней; этот подводныйутес, узкий и мощный, как бы рассекает воду на два отдельных видимых тела. Накаждой стороне плещут волны; их движения представляются двумя потоками,устремленными друг к другу; с каждым порывом они стремятся преодолеть этотутес, который мешает им соединиться в едином порыве. И вот когда я вдостаточной мере суживаю свое поле зрения, оно напоминает мне этот подводныйутес. Но вот, просто отступив назад и расширив поле зрения до всеохватывающейперспективы, расширив сознание, я вижу, что это разделение волн утесом естьвсего лишь иллюзия; ибо обе волны – часть одного океана и всегда были едины, хотя кажутся раздельнымитолько вследствие моего отбора восприятий и представления о стараниях,направленных на то, чтобы стать единым.

Мне ясно, что это – подходящая метафора. Теперь дляменя этот утес – то,что я диагностировал как свой "психотерапевтический материализм", непреодолимоепрепятствие на пути к психологической интеграции. Однако, когда я по-настоящему"вижу", я вижу себя уже целостным, вижу, что мне нечего преодолевать.

В такие мгновенья пустоты, освобожденности,полного контакта с другим человеком, я знаю, что я – все, чем могу быть. Ценность этихмгновений "неделанья" заключается не в том, как далеко они уводят меня понаправлению к моему идеалу совершенного психотерапевта (или совершенногочеловека); такие мгновенья суть не более и не менее, чем полное бытие. И они неимеют цены.

Глава8

ДжонУэлвуд

ДРУЖБА СЭМОЦИЯМИ

Эмоции представляют собой наиболее обычныепереживания, при которых нами движут силы, кажущиеся уже неподвластными нашейволе. Как таковые, они считаются одними из наиболее смущающих и пугающихявлений повседневной жизни. Люди часто относятся к ним как к чему-то вредномуили угрожающему; однако неспособность прямо и непосредственно переживать эмоцииподрывает душевное здоровье и благополучие.

Как могли бы мы подойти к эмоциям с большейпрямотой и бесстрашием Способны ли мы когда-нибудь подружиться со своимиэмоциями и принять их как часть нас самих Почему в нашей культуре так трудноприйти к согласию с эмоциями В чем заключается различие между бесполезнымблужданием в эмоциональных кругах и работой с эмоциями в более здоровомподходе Возможно ли углубиться в эмоции, пойти им навстречу, взглянуть на нихпрямо, увидеть их такими, каковы они есть, так, чтобы позволить им расширитьнаши ощущения при помощи своей энергии Можно ли нам благодаря эмоциям глубжепочувствовать то, что мы такое Если мы сумеем разрешить себе чувствоватьпросто то, что мы действительно чувствуем, вместо того чтобы реагировать противэтого переживания, осуждать его, пытаться манипулировать им, подавлять его, мы,может быть, выработаем в себе большую уверенность при встречах с трудностями иударами жизни.

Эмоции в западной психологии

Предмет эмоций оказывается одной из самыхзапутанных глав современной психологии. Любой желающий изучить эмоции по трудамзападной психологии обнаруживает в теориях эмоций, их возникновения и значениятакое обилие противоречий, что приходит в полное замешательство. Джеймс Хилмэнв конце своего кропотливого исследования этих теорий смог прийти только ктакому заключению: "Проблема эмоций, до каких бы пределов она ни расширялась,остается вечной и невыразимой в словах".

В истории западной культуры существовалпериод, когда к эмоциям относились с недоверием и презрением, считая их чем-точуждым, "другим", отдельным от нас. Начиная с Платона, "страсти" обычнорассматривались как наша "низшая природа". Точка зрения на источник страстей,высказанная Фрейдом, где этим источником названо "оно", или первобытный хаос,котел, в котором бурлит возбуждение, еще более затрудняет дружественный подходк эмоциям и приятие их в качестве части нас самих. Взгляд на эмоции как нанечто примитивное и чуждое представляется классической точкой зрения Запада; онвносит разделение между нами и эмоциями и являет собой резкую противоположностьмедитативному подходу, который считает, что как раз наша отчужденность отэмоций делает их столь неконтролируемыми и самовластными.

Дуалистическое отношение к эмоциям, видящеев них нечто "чуждое", может привести к стараниям избавиться от них при помощиимпульсивного их выключения или подавления. Однако ни один из этихстратегических приемов не позволяет нам переживать свои эмоции такими, каковыони есть, встречать их лицом к лицу. Уклонение от эмоций и их подавление частолишь удерживают нас в состоянии отдельности от них.

Прежде чем исследовать вопрос о том, какработать с эмоциями по-иному, важно понять, что такое эмоции и как они обычновозникают.

Спектр глубинной энергии

Жизнь наших чувств обладает целым спектромвыражений – отглобального и диффузного до острого и напряженного. Этот спектр энергии чувствможно изобразить графически в форме конуса с широким и глубоким основанием; помере того как мы приближаемся к вершине, очертание конуса становится болееузким и напряженным.

эмоции
чувства
глубинное самочувствие
глубинная жизненность

Все наши чувства и эмоции произрастают изглубинного жизненного потока, текущего сквозь нас. Биолог Рене Дюбо описываетэту глубинную жизненность как некое животворное чувство, сохраняющееся подповерхностью всех подъемов и падений внешних обстоятельств:

Большинство людей находится под властьюиллюзии относительно переживания жизни: они полагают, что могут быть счастливытолько в том случае, если происходит что-то особенно приятное. Как ни странно,существует лишь одна известная мне фраза для выражения того факта, что жизньсама по себе хороша, что хорошо уже просто быть живым... Это французскоевыражение "радость жизни". Фраза "радость жизни" означает только то, что простобыть живым необыкновенное переживание. Каждый может увидеть качество этогопереживания, наблюдая за маленьким ребенком или за молодым животным во времяего игры весной. Вам совершенно неважно все, что происходит, кроме того факта,что вы живете. Это не значит, что вы очень счастливы тем, как живете; вы можетедаже страдать; но просто быть живым – это само по себе особоекачество.

Наша глубинная жизненность есть такжеисточник нашей восприимчивости и нежности. Поскольку мы фундаментально открытыи восприимчивы к жизни, мы оказываемся уязвимыми. Наша мягкая кожа, тонкаядеятельность органов чувств, мозга и нервной системы – все это рассчитано на то, чтобыоткрыть доступ миру. Чувство и эмоция – то, что возникает в ответ на этотвход мира.

Наша жизненность – не только источник чувств; онавместе с тем содержится внутри них, как вода, будучи колыбелью жизни,одновременно является универсальным элементом всех живых тканей. Подобно земле,наше ощущение жизненности окутывает и питает нас особыми чувствами, растущимииз его почвы. Подобно вдыхаемому воздуху, оживляющему все тело свежимисточником энергии, наша жизненность обеспечивает открытым пространством ядрочувств, и это всегда предохраняет эти чувства от тотальной неподвижности илиплотности. И подобно огню, наше чувство жизненности обладает всеобъемлющимтеплом. Установить связь с этой жизненностью, в которой заложено наше глубинноездоровье и благополучие, – значит открыть нашу наиболее глубокую чувствительность, из которойвозникают все чувства и эмоции.

Глубинное самочувствие

Между чистой жизненностью и специфическимичувствами и эмоциями, которые нам более всего знакомы, мы обладаем ещеглобальными "самочувствиями", связанными с жизненными ситуациями, в которых мынаходимся. Например, я могу испытывать гнев по отношению к какому-то человеку;но этот гнев никогда не охватывает всех моих чувств к нему. Мой гнев– только верхушкаайсберга гораздо более широкого чувства моего общего отношения, тревоги вовзаимоотношениях с ним, а также многих других ощущений, отражающих еговоздействие на меня, а также мое отношение к сходным людям и ситуациям впрошлом. Этот более обширный "айсберг" гораздо шире и глубже моего гнева;по-настоящему все эти ощущения можно пережить как глобальное самочувствие тела.Мы можем проникнуть в глубину такого самочувствия, задавая себе вопрос: "Какэтот человек чувствует меня в целом" или "Какой чувствуется для меня этаситуация в целом"

Поскольку самочувствие включает в себямногие различные аспекты нашего отношения к ситуации, оно сперва можетпоказаться нам неясным или неотчетливым, проявляясь, например, в виде стесненияв груди или тяжести в желудке. И все же мы способны начать раскрытие егозначений, предлагая ему вопросы и давая возможность говорить с нами. К примеру,у клиента, описанного в главе 4, чувство тяжести в желудке, как оказалось,содержало в себе разочарованность, неудовлетворенность, сдержанность, желаниеболее глубокого общения и заботы. Развертывание самочувствия способно помочьраскрыть находящуюся под ним глубинную жизненность и снова связать человека сположительным направлением жизни, которое могло оказаться подавленнымзатруднительной ситуацией.

Чувства и эмоции

В противоположность самочувствию, котороечасто сначала бывает неясным, чувства, такие, как печаль, радость или гнев,бывают сравнительно знакомыми и узнаваемыми. Эмоции представляют собой болееинтенсивные формы чувств; чувство печали, например, может перерасти в горе,чувство раздражения способно превратиться в дикую ярость. Отличительной чертойэмоции является то обстоятельство, что она господствует над нашим вниманием,так что ее невозможно игнорировать, тогда как чувство может таиться подпокровом осознания.

Рождение эмоциональнойстесненности

Я предположил, что чувства и эмоции сами посебе не должны были бы превращаться в проблему, если бы мы могли относиться кним непосредственно. Как же тогда получается, что они становятся такойпроблемой, делаются плотными, клаустрофобными или взрывчатыми Предположим, япробудил в себе чувство печали. Вместо того чтобы дать этой печали возможностьзатронуть меня, привести в соприкосновение с тем, что происходит в моей жизни,я могу сосредоточиться на том, как она рассекает мой образ самого себя– образ целостной иудачливой личности. Поскольку мне кажется, что она подрывает этот образ,который мне хотелось бы сохранить, я отхожу от нее и выношу суждение о том, чтоона плоха. А когда я выношу о печали отрицательное суждение, я отсекаю себя отнее, и она становится замороженной, теряет свое качество нежности, связывающееменя с жизнью. Я захвачен печальными "сюжетами", печальными мыслями ифантазиями, которые проецирую в прошлое и будущее (например: "Что это сомной", "Никак не разберусь!" и т.п.). Чем больше я копаюсь в этих сюжетах, темсильнее в них замыкаюсь; чем больше расширяются сюжеты, тем печальнее ястановлюсь –образуется некоторый порочный круг, который в конце концов перестраивается вболее интенсивные эмоции подавленности и отчаянья. По мере того как из простойпечали по поводу какого-то отдельного случая вырастает более тяжелая депрессия,я могу начать видеть в этом свете целый мир, историю всей своей жизни, а такжебудущие перспективы. Мои подавленные мысленные импульсы излучаются по всемнаправлениям и все сильнее замыкают меня в состоянии депрессии. Таким образом,моя печаль стала плотной, прочной, тяжелой.

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.