WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА




загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 37 |

Человек в состоянии подавления не видиттого, что существует; однако он вкладывает свои мысленные образы в вещи и видитвещи в свете этих мысленных образов и своей фантазии, но не в их реальности.Именно это создавание мысленных образов, искажающей завесы, создает и егострасти, и тревоги. В конце концов человек в состоянии подавления вместопереживаний вещей и людей переживает продукцию мозга. Он находится поддействием иллюзии соприкосновения с миром, тогда как на самом делесоприкасается лишь со словами. Паратаксические искажения, ложное сознание иумствование, строго говоря, не являются отдельными путями нереального; этоскорее разные, однако совпадающие аспекты одного и того же явлениянереальности, которое существует столько же, сколько универсальный человекостается отдельным от человека социального. Мы только по-разному описываем однои то же явление, говоря о том, что человек, живущий в состоянии подавления,есть человек отчужденный. Он проецирует собственные чувства и идеи на предметы,а затем не чувствует себя субъектом своих чувств и попадает под властьобъектов, заряженных его чувствами.

Противоположностью отчужденному,искаженному, паратаксическому, ложному, мозговому переживанию являетсянемедленное, непосредственное, тотальное восприятие мира, которое мы видим умладенца и маленького ребенка, пока сила воспитания не изменила эту формупереживания. Для новорожденного младенца еще нет разделения между "мной" и"не-мной". Такое разделение появляется постепенно и наконец завершается в томфакте, что ребенок может говорить "я". Но постижение ребенком мира все ещеостается относительно непосредственным и немедленным. Когда ребенок играет смячом, он действительно видит, как движется мяч, он полностью находится внутриэтого переживания; и вот почему это переживание может повторяться без конца,вызывая у него непрекращающуюся радость. Взрослый тоже уверен в том, что онвидит, как катится мяч. Это, конечно, верно, если речь идет о том, что онвидит, как объект-мяч катится по объекту-полу. Но в действительности он невидит, как катится мяч. Он думает о том, что мяч катится по поверхности пола.Когда он говорит "мяч катится", он на самом деле подтверждает:

  1. свое знание того факта, что находящийся перед ним круглый предметназывается мячом;
  2. свое знание того явления, что круглые предметы, получив толчок,катятся по гладкой поверхности.

Его глаза действуют с целью подтвердить егознание и таким образом обеспечить ему безопасное существование в этом мире.Состояние свободы от подавления – это также такое состояние, в котором мы снова обретаем то же самоенемедленное, неискаженное постижение реальности, простоту и непосредственностьребенка; однако, после того как мы прошли через процесс отчужденности, черезразвитие интеллекта, свобода от подавления оказывается возвратом к невинностина более высоком уровне; подобный возврат к невинности возможен только послетого, как мы ее утратили.

Что же происходит затем в этом процессе, гдебессознательное становится сознательным Отвечая на этот вопрос, нам лучшесформулировать его по-другому. Нет состояния "сознательности" и нет состояния"бессознательности"; есть лишь степени осознания сознательности и осознаниябессознательности. Таким образом, нам следует задать вопрос: что происходит,когда я осознаю то, чего не осознавал раньше В соответствии с тем, что былосказано раньше, общий ответ на данный вопрос гласит, что каждый шаг в этомпроцессе совершается в направлении понимания фиктивного, нереального характеранашего "нормального" сознания. Стать сознательным по отношению кбессознательному и таким образом расширить наше сознание означает войти всоприкосновение с реальностью и в этом смысле – с истиной (интеллектуально иаффективно). Расширить сознание – значит пробудиться, поднять завесу, покинуть пещеру, внести светво тьму.

Может ли такое переживание быть тем жесамым, которое дзэн-буддисты называют "просветлением", или сатори Сатори неявляется ненормальным состоянием ума; это не транс, в котором исчезаетреальность; это и не нарциссическое состояние ума, которое можно увидеть внекоторых религиозных проявлениях. "Во всяком случае, это совершенно нормальноесостояние ума..." –говорит Д.Т. Судзуки. Сатори оказывает необычное действие на пережившего егочеловека. "Все виды вашей психической деятельности отныне будут протекать вином ключе, и эта деятельность окажется более удовлетворяющим, мирным, болеенаполненным радостью переживанием, нежели все, что вы испытали когда-либораньше. Изменится весь тонус жизни. В обладании дзэн есть нечто омолаживающее.Весенний цветок покажется более прелестным, а горный ручей – более прохладным и прозрачным".

Вполне ясно, что сатори, описанное вцитированном выше отрывке Д.Т. Судзуки, есть истинное осуществление состоянияблагополучия. Если бы мы попытались выразить просветление в психологическихтерминах, я сказал бы, что это такое состояние, в котором человек полностьюнастроен на реальность вне и внутри него, состояние, в котором он целикомосознает реальность и полностью ее воспринимает. Он осознает это – иначе говоря, осознает не егомозг, не какая-то другая часть его организма, а он, человек в его целостности.Он осознает это, т.е. осознает реальность, не какой-то внешний объект, которыйвоспринимает при помощи своей мысли, а это – цветок, собаку, человека в ихполной реальности. Он тот, кто пробудился, кто открыт и восприимчив поотношению к миру; он способен быть таким открытым и восприимчивым, потому чтоперестал держаться за самого себя, как за предмет, и таким образом стал пустым,готовым принимать. Быть просветленным означает быть "тотальной личностью,полностью пробужденной к реальности".

Эта цель полного пробуждения сферыбессознательного при помощи осознания вполне очевидно является болеерадикальной, чем общая цель психоанализа. Легко увидеть и причины: достижениеподобной тотальной цели требует усилия, далеко превышающего те усилия, которыелюди Запада в большинстве своем пожелают совершить. Но даже целиком оставляя встороне вопрос об усилии, мы должны иметь в виду, что только отчетливоепредставление такой цели возможно лишь при некоторых условиях. Прежде всего,эту радикальную цель можно ясно увидеть только с точки зрения определеннойфилософской позиции. Нет необходимости детально описывать эту позицию.Достаточно сказать, что она направлена не на отрицательную цель, не наотсутствие болезни, а на положительную цель, на наличие благополучия; этоблагополучие понимается в смысле полного единения, непосредственного инезамутненного постижения мира.

Но было бы ошибкой полагать, что радикальнаяцель устранение состояния подавления – не имеет никакой связи с целямипсихотерапии. Точно так же, как мы признали, что излечение какого-нибудьсимптома и предупреждение формирования будущего симптома невозможно без анализаи перемены характера, мы должны признать, что и изменение той или иной чертыневротического характера невозможно, если мы не преследуем более радикальнуюцель – цель полногопреображения человека.

Что же происходит в процессе психоанализаЧеловек впервые ощущает, что он тщеславен, испуган, полон ненависти, тогда каксознательно был уверен в том, что является скромным, храбрым, любящим. Этоновое прозрение может потрясти его; однако оно открывает ему двери прозрения идает возможность прекратить проецирование на других подавляемых в самом себекачеств. Он продолжает анализ; он переживает внутри себя младенца, ребенка,подростка, преступника, безумца, святого, художника, мужчину и женщину; онприходит к более глубокому соприкосновению с человечеством, с универсальнымчеловеком; он подавляет меньше; он становится более свободным, менее нуждаетсяв проецировании, в действиях мозга; затем он впервые становится способенпочувствовать, что видит цвета, видит покатившийся мяч; его уши внезапнооткрываются для музыки, тогда как до настоящего времени он только слушал ее;ощущая свое единство с другими, он может впервые уловить проблеск иллюзии,говорящей ему, что его отдельное индивидуальное "я" есть нечто, что за негоможно держаться, можно его культивировать, спасти; он почувствует бесплодностьпоисков ответа на вопросы жизни при помощи обладания собой, а не при помощибытия и становления самим собой. Все эти переживания оказываются внезапными инепредвиденными, лишенными интеллектуального содержания; однако после нихчеловек чувствует себя более свободным, более сильным, менее озабоченным, чемон был когда-либо раньше. Подлинное психоаналитическое прозрение приходит, небудучи вынужденным, даже не будучи предусмотренным. Оно начинается не в мозгу,а, пользуясь японским образом, в животе. Его нельзя адекватно сформулировать всловах; а если кто-то пытается это сделать, оно ускользает; и все-таки онореально и сознательно и оставляет пережившего его человека изменившимся.

Я предположил, что метод раскрытиябессознательного, если его довести до крайних следствий, может оказаться шагомк просветлению – приусловии, что он применяется внутри философского контекста, наиболее радикальнои реалистически выраженного в дзэн. Но только многочисленные дальнейшие опытыприменения этого метода показывают, как далеко он может нас повести. Выраженнаяздесь точка зрения подразумевает только возможность и, таким образом, имеетхарактер подлежащей проверке гипотезы.

Но что можно сказать с большейопределенностью – такэто то, что знание дзэн и его практика могут оказать чрезвычайно плодотворноевлияние на теорию и технику психоанализа и многое в них прояснить. Дзэн, стольотличный в своих методах от психоанализа, может заострить фокус, бросить светна природу прозрения, повысить ощущение виденья, творчества, преодолетьаффективную запятнанность и ложную интеллектуализацию, которые являютсянеизбежными результатами опыта, основанного на противопоставлении субъектаобъекту. В самом своем радикализме по отношению к интеллектуализации,авторитету и заблуждениям "я", в своем подчеркивании цели благополучия мысльдзэн углубит и расширит горизонт психоаналитика и поможет ему прийти к болеерадикальному пониманию постижения реальности как последней цели подлинного,полного и сознательного осознания.

Если позволить себе дальнейшие спекуляцииотносительно связи между психоанализом и дзэн, можно думать, что существуетвозможность значимости психоанализа для изучающих дзэн. Я могу представить этузначимость в виде помощи, позволяющей избежать опасности ложного просветления(которое, конечно, не является просветлением), чисто субъективного состояния,основанного на психотических или истерических явлениях, а также насамонаведенном состоянии транса. Аналитическое прояснение может помочьизучающему дзэн избавиться от иллюзий, отсутствие которых и есть самое важноеусловие просветления.

Какое бы применение ни нашел дзэн впсихоанализе с точки зрения западного психоаналитика, я выражаю своюблагодарность за этот драгоценный дар Востока. Подобное понимание не было бывозможным, если бы не тот факт, что "природа Будды заключена внутри всех нас",что человек и существование суть универсальные категории, что непосредственноепостижение реальности, пробуждение и просветление являются универсальнымипереживаниями.

Глава6

Роси ДзесюСосаки

ГДЕ НАХОДИТСЯ"Я"

Роси Дзесю Сасаки – настоятель центра дзэн вСимарроне и центра дзэн в Маунт Болди. Учил системе риндзай-дзэн в СоединенныхШтатах и Канаде; автор книги "Будда – центр тяжести".

Как человеческие существа мы состоим из двухвидов деятельности. Первый вид называется абсолютным Я, в котором вы забываетеили не узнаете себя, как это случается в момент, когда по-настоящему обнимаетесвоего возлюбленного или свою возлюбленную. Когда мужчина и женщина обнимаютдруг друга, разве женщина думает о том, что она женщина, разве мужчина думает отом, что он мужчина Проверьте это. Ваша возлюбленная, вероятно, оттолкнула бывас, если бы вы во время объятий думали о чем-то другом. Лишь после объятий иразъединения мужчина говорит женщине: "Ты – самая прелестная женщина вмире!", а женщина говорит мужчине: "Ты силен, как Геркулес!" Второй виддеятельности – этодеятельность индивидуального "я", которая объективизирует мир и самого себя,которая занята этими проблемами. В жизни необходимы оба фактора.

Если бы, например, вам пришлось все времяоставаться в объятиях своей возлюбленной, вы никогда не смогли бы веститворческую индивидуальную жизнь. Мужчина и женщина должны разъединяться, чтобывыполнять свою работу в этом мире. Если двое любовников проводят все время впостели, через три или четыре дня простыни начнут неприятно пахнуть. Вампридется встать, попросить возлюбленную выйти на воздух, проветрить комнату,заняться работой, игрой, а затем можно будет возвратиться в кровать. Каждый изнас живет, проявляя себя двояко – как абсолютное Я и как индивидуальное "я". Человеческая жизнь воснове своей является бесконечным циклом повторений забвения "я" и егоутверждения.

Когда "я", утраченное в объятиях, вновьвозвращается к жизни и двое любовников отделяются друг от друга,обнаруживается, что друг на друга смотрят два пупка. И в этом разделении выутверждаете свое "я", а затем возникает конфликт: один хвалит чужой пупок, адругой критикует. Когда вы утверждаете себя как "я", "меня", "мое", выукрепляете свой центр тяжести. Каждый человек обладает тем, что я называюцентром тяжести; им обладают также этот стол, эта чашка. Когда вы утверждаетесебя как "я", в то же самое время утверждает себя птица, а также сосна, москит,скала. Каждое существо утверждает себя; у каждого есть собственный пупок.

Любая реальность в мире имеет свойсобственный центр тяжести. Но центр тяжести – это не такой объект, на которыйвы можете указать. Это интегративная сила, функция, объединяющая вас, какименно вас самих.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 37 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»