WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 37 |

Но какую помощь может предложить психоанализтем, кто страдает от этой "болезни века" Такая помощь отличается и должнаотличаться – от"излечения", состоящего из устранения симптомов, предлагаемого лицам,неспособным функционировать в социальной сфере. Для тех, кто страдает ототчуждения, излечение состоит не в отсутствии болезни, а в наличииблагополучия.

Однако, если нам потребуется датьопределение благополучия, мы встретимся со значительными трудностями. Оставаясьв пределах системы Фрейда, мы должны будем определять благополучие в терминахтеории либидо как способность полноты функционирования в половой сфере; или же,рассматривая явления под другим углом, мы определим благополучие как осознаниескрытой эдиповой ситуации. Но, по моему мнению, эти определения остаются лишькасательными по отношению к реальной проблеме человеческого существования идостижения благополучия, необходимого человеку в его тотальности. Любая попыткадать приблизительный ответ на проблему благополучия должна выйти за пределысистемы координат Фрейда и привести к дискуссии, хотя и неполной, об основномпонятии человеческого существования, которое лежит в основе гуманистическогопсихоанализа. Только таким образом сможем мы заложить основу для сравнениямежду психоанализом и дзэн-буддизмом.

В первом приближении можно дать следующееопределение благополучия: благополучие есть пребывание в согласии с природойчеловека. Если мы пойдем далее этого формального утверждения, возникнет вопрос:что это значит пребывать в согласии с условиями человеческого существованияКаковы эти условия

Само человеческое существование – это постановка вопроса. Человекабросают в этот мир без его желания и забирают из него опять-таки против еговоли. В противоположность животному, которое в своих инстинктах обладает"встроенным" механизмом приспособляемости к своему окружению и живет полностьювнутри природы, человек лишен этого инстинктивного механизма. Он должен прожитьсвою жизнь, а не жизнь живет внутри него. Он находится внутри природы, однаковыходит за ее пределы; он обладает самосознанием, и это осознание себя, какотдельного существа, заставляет его чувствовать невыносимое одиночество,покинутость, бессилие. Сам тот факт, что он рожден, является проблемой. Вмомент рождения жизнь предлагает человеку вопрос, и на этот вопрос он должендать ответ, причем ответ необходимо давать в любой момент; и этот ответ дает неего тело, не ум, а он сам, личность, которая думает и мечтает, которая ест,пьет, спит, плачет и смеется, – на поставленный жизнью вопрос должен отвечать человек в целом. Чтоже это за вопрос Вот он: как нам преодолеть страдания, скованность, стыд,создаваемые переживанием этой нашей отдельности как нам обрести союз с самимисобою, с нашими собратьями-людьми, с природой Человеку необходимо каким-тообразом ответить на этот вопрос; и ответ дается даже в состоянии безумиячеловек выбивает из себя реальность и живет, полностью замкнувшись в скорлупусвоего "я", преодолевая таким образом ужас отдельности.

Вопрос всегда остается одним и тем же.Однако на него есть несколько ответов. А если смотреть в самый корень, то этихответов оказывается только два. Один из них заключается в том, чтобы преодолетьотдельность и найти единство при помощи регрессии, возвращения к состояниюединства, существовавшему до того, как возникло осознание, до того, как родилсячеловек. Другой ответ заключается в том, чтобы вполне родиться, развить своиосознание, разум, способность любить – и все это до такой степени, чтобыпреступить пределы собственной эгоцентрической вовлеченности и прийти к новойгармонии, к новому единству с миром.

Говоря о рождении, мы обычно имеем в видуакт физиологического рождения, который происходит у человеческого младенцаприблизительно через девять месяцев после зачатия. Но значение этого рожденияво многих отношениях переоценивается. В своих наиболее важных аспектах жизньмладенца в течение недели после рождения более напоминает внутриутробноесуществование, а не существование взрослого человека. Однако имеется одинуникальный аспект рождения: при нем перерезается пуповина, и ребенок начинаетсвою первую деятельность – дыхание. С этого момента всякое разрушение первоначальных связейстановится возможным только в той степени, в какой это разрушение будетсопровождаться подлинной деятельностью.

Рождение – не единый акт; рождение– это процесс. Цельжизни заключается в том, чтобы вполне родиться, хотя в силу особоготрагического ее элемента большинство из нас умирает еще до того, как успеваеттаким образом родиться. Жить значит ежеминутно рождаться. Когда прекращаетсярождение, наступает смерть. Физиологически наша клеточная система пребывает впроцессе постоянного рождения; но психологически большинство из нас вопределенном пункте перестает рождаться. Некоторые люди появляются на светсовершенно мертворожденными; они продолжают жить лишь физиологически, тогда какпсихологически в глубине их существа скрывается желание вернуться в матку, вземлю, во тьму, в смерть; они безумны или почти безумны. Многие другиепродолжают двигаться по пути жизни, однако они неспособны полностью как быперерезать пуповину и остаются в состоянии симбиотической привязанности кматери, к отцу, к семье, к расе, к государству, к своему положению, к деньгам,к божествам и т.п., они никогда не проявляются полностью в виде самих себя– и, таким образом,никогда не рождаются полностью.

Регрессивная попытка дать ответ на проблемусуществования может принимать различные формы; но у всех у них есть одно общеесвойство – ониобязательно кончаются неудачей и ведут к страданию. После того как человекоказывается вырван из дочеловеческого райского единения с природой, он никогдане может возвратиться туда, откуда пришел; его возвращению препятствуют дваангела с огненными мечами. Возвращение может осуществиться только в смерти илив безумии, но не в жизни, не в душевном здоровье.

Выход индивида из регрессивного единствасопровождается постепенным преодолением нарциссизма. В первое время послерождения у ребенка нет даже осознания реальности, существующей вне его, всмысле чувственного восприятия; он все еще един с материнской грудью, с еесоском; он пребывает в состоянии, предшествующем какой-либо дифференциациисубъекта и объекта. Некоторое время спустя в каждом ребенке развиваетсяспособность дифференцирования субъекта и объекта; но эта способностьпроявляется лишь в смысле осознания очевидной разницы между "мной" и "не-мной".Однако в аффективном смысле для преодоления нарциссического отношения всезнанияи всемогущества требуется развитие до полной зрелости – если такая ступень вообщеоказывается когда-то достигнутой. Мы явственно наблюдаем это нарциссическоеотношение к действительности в поведении детей и невротиков – с той лишь разницей между ними,что у первых оно обычно сознательно, а у вторых бессознательно. Ребенок непринимает реальность такой, какова она есть, а принимает ее такой, какой емухочется. Он живет в своих желаниях, и его взгляд на реальность – это то, какой он ее хочет. Еслижелание не сбывается, он приходит в ярость; функция его ярости в том и состоит,чтобы вынудить мир (через посредство отца и матери) прийти в соответствие егожеланию. При нормальном развитии ребенка такое отношение постепенно меняется назрелое, на осознание реальности и приятие ее с ее законами; а отсюда появляетсяприятие необходимости. Но у невротика мы непременно обнаруживаем, что он несмог прийти к данному пункту и не отбросил нарциссическое толкованиереальности. Он настаивает на том, что реальность должна прийти в соответствие сего идеями; и когда он признает тот факт, что этого соответствия нет, онреагирует или стремлением принудить реальность к соответствию его желаниям(т.е. сделать невозможное), или чувством беспомощности, поскольку он не всостоянии совершить невозможного. Понятие свободы, которым обладает такойчеловек, сознает он это или нет, есть представление о нарциссическомвсемогуществе; тогда как понимание свободы у вполне развитого человека естьпризнание реальности и ее законов, действие в пределах законов необходимости,продуктивное отношение к миру, овладевание этим миром благодаря своим силаммысли и действия.

Возвратимся теперь к вопросу о благополучии.Как мы определим благополучие в свете всего, что было до сих пор сказано

Благополучие есть состояние прихода кполному развитию разума – разума не в смысле простого интеллектуального суждения, а в смыслеовладения истиной, благодаря тому что мы, пользуясь термином Хайдеггера,"позволяем вещам быть тем, что они такое". Благополучие возможно только в тойстепени, в какой мы преодолели собственный нарциссизм; в той степени, в какоймы открыты, реактивны, восприимчивы, пробуждены, пусты (в понимании дзэн).Благополучие означает полную и благожелательную связь с людьми и с природой,преодоление отдельности и отчужденности, достижение переживания единства совсем существующим – ивместе с тем чувствование себя самого отдельным существом, таким, каков я семь,индивидом, т.е. неделимым. Благополучие – это значит быть вполне рожденным,быть тем, чем мы потенциально являемся; это значит обладать полной способностьюк радости и печали, или, выражаясь еще по-другому, пробудиться от полусна, вкотором живет средний человек. Если все это так, благополучие означает такжеспособность быть творческим, т.е. реагировать и отвечать на самого себя, надругих людей и на все существующее так, как реагирует реальный, тотальныйчеловек, каким являюсь я сам, на реальность всего и всякого, каким является оноили он. В этом акте истинного реагирования и заключается область творчества,виденья мира таким, каков он есть, и переживания его как моего мира, мира,созданного и преображенного моим творческим обладанием; так что этот мирперестает быть чуждым, "тамошним" миром и становится моим миром. Наконец,обладать благополучием – это значит отбросить свое "я", отбросить алчность, прекратитьпогоню за сохранением и возвеличиванием "я", быть самим собой и переживать себяв акте бытия, а не в обладании, сохранении, накоплении, потреблении.

Я сказал, что человеку самим фактом егосуществования задан вопрос, что этот вопрос поставлен наличием противоречиявнутри него самого –он пребывает среди природы и в то же время выходит за пределы этой природы всилу того факта, что он являет собой жизнь, сознающую самое себя. Каждыйчеловек, который прислушивается к этому заданному ему вопросу, который "крайнеозабочен" ответом на этот вопрос, ответом человека в целом, а не просто ответомего мысли, – такойчеловек является "религиозным"; и все системы, которые стараются дать такиеответы, учить им, передавать их, оказываются "религиозными". С другой стороны,каждый человек и каждая культура, которые пытаются оставаться глухими к этомуэкзистенциальному вопросу, являются безрелигиозными. Нет лучшего примера людей,глухих к вопросам, поставленным существованием, чем мы сами, люди двадцатогостолетия; мы стараемся уклониться от этих вопросов, заботясь о собственности, опрестиже, о власти, о развлечениях; наконец, мы стремимся забыть о том, что мысуществуем, о том, что я существую. Неважно, как часто подобный человек думаето Боге или ходит в церковь, как часто говорит о религии, как сильно верит видеи религии; если он, как человек в целом, глух по отношению к вопросусуществования, если у него нет на него ответа, тогда он просто тратит время,тогда он живет и умирает, как миллионы созданных им вещей.

Что является общим дляиудейско-христианского и дзэн-буддийского мышления – так это осознание тогообстоятельства, что я должен отказаться от своей "воли" (в смысле желанияпринудить, направить, задушить внешний и внутренний мир) и остаться полностьюоткрытым, чутким, пробужденным, живым. В терминологии дзэн такое состояниечасто называется "опустошением себя"; это выражение не означает чего-тоотрицательного; имеется в виду состояние открытости для того, чтобы получать. Вхристианской терминологии подобное состояние часто называли "убить себя ипринять волю Бога". Между христианским и буддийским переживаниями, которые обалежат за этими двумя формулировками, как будто нет значительной разницы. Однаков том, что касается популярных толкований и опыта, такая формулировка означает,что вместо самостоятельного принятия решений человек оставляет решение на долювсезнающего и всемогущего Отца, который надзирает за ним и знает, что для неголучше. Ясно, что при таком переживании человек не становится открытым и чутким,а делается покорным и послушным. Следование воле Божьей в смысле отказа отэгоизма лучше всего совершается в том случае, если вообще не существуетникакого представления о Боге. Парадоксальным образом я действительно следуюволе Божьей, когда забываю о Боге. Понятие дзэн о пустоте подразумевает этотистинный смысл отказа от собственной воли, однако не вызывая при этом опасностирегрессии и отклонения к идолопоклонническому понятию о подающем помощь Отце.

Средний человек думает, что находится всостоянии пробужденности; но в действительности он пребывает в полусне. Говоряо "полусне", я имею в виду факт его соприкосновения с реальностью. Этосоприкосновение оказывается очень неполным, ибо большая часть того, что онсчитает реальностью (внутри или вне самого себя), представляет собой наборвымыслов, сконструированных его умом. Он осознает реальность только в тойстепени, в какой это вызвано необходимостью его социальных функций; он осознаетсвоих собратьев-людей постольку, поскольку нуждается в сотрудничестве с ними;он осознает материальную и социальную реальность постольку, поскольку это нужноему для манипулирования ею. Он осознает реальность в той мере, в какой цельвыживания делает такое осознание необходимым. Сознание среднего человекаявляется главным образом "ложным сознанием", ибо составлено из вымыслов ииллюзий, тогда как именно то, чего он не осознает, и есть реальность. Поэтомумы можем провести различие между тем, что человек осознает, и тем, что онначинает осознавать. Осознает он главным образом вымыслы; начать осознавать онможет те реальности, которые скрываются под этими вымыслами.

Поскольку сознание представляет лишь малуючасть социально предусмотренного, а подсознание раскрывает богатство и глубинууниверсального человека, состояние подавления имеет своим результатом тот факт,что "я", как случайная, социально обусловленная личность, оказывается отделеноот меня, как целостной человеческой личности. Я чужд самому себе, и в той жесамой степени каждый другой человек чужд мне. Я отрезан от обширной сферыобщечеловеческого опыта и остаюсь лишь фрагментом человека, калекой, которыйчувствует только малую часть того, что составляет реальность для него и длядругих.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 37 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.