WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 41 |

В дополнение к этому, согласно Декарту,телесные объекты существуют и во времени, и в пространстве, а вот сознаниясуществуют только во времени. У них нет пространственных характеристик. Первоеиз этих утверждений оказывается относительно непротиворечивым, а вот тотвзгляд, что сознания существуют только во времени, нуждается в определеннойаргументации. Интуитивно или на уровне здравого смысла мышление представляетсяследующим образом. Если вы размышляете, например, о каком-то фрагментефилософии, то очевидно, что ваша мысль длится в течение некоторого времени. Ейприсущи начало, продолжительность и конец. Вы даже можете засечь мысль почасам. С другой стороны, если бы кто-то взялся исследовать содержимое вашегочерепа во время мышления, то он не натолкнулся бы на ваши философские мыслиили, по крайней мере, не смог бы наблюдать их так, как вы их мыслите. Как бытщательно мы ни исследовали чей-то мозг — и не важно, сколь много вниманиямы уделим неврологии, —мы не сможем изолировать различные мысли, настроения и эмоции, переживаемыечеловеком, мозг которого мы изучаем. Если свести эти положения вместе, то этобудет свидетельствовать, что сознания темпоральны, но не пространственны. Еслибы сознания располагались в пространстве, то было бы возможно повстречаться сними в том общем пространстве, которое мы все разделяем. Декарт полагает, чтоэто фиксирует важное и ясное отличие между мыслящим и телесным.

Другое различие между ментальным и физическимс позиции картезианства заключается в том, что знание о своих собственныхментальных состояниях не поддается исправлению, а знание о физических объектахподдается. Это означает, что если вы полагаете, что находитесь в некоторомментальном состоянии, то ваше убеждение не может быть ошибочным. Но если вывоспринимаете физический объект или размышляете о нем, то имеется достаточновозможностей для ошибки — вы можете его неправильно идентифицировать или же приписать ему техарактеристики, которыми он не обладает. Итак, Декарт полагает, что нашиубеждения в отношении физических объектов поддаются корректировке, а нашиубеждения относительно существования и природы наших собственных ментальныхсостояний — нет. Простонет возможности корректировать их, ибо если мы обладаем ими, то они истинны.Декарт также считает, что сознания в определенном смысле про-

50

ГЛАВА 1

зрачны для самих себя. Невозможно мыслить, незная, что вы мыслите и о чем именно вы мыслите. Также сам мыслящий всегдаявляется наилучшим авторитетом в отношении того, о чем он мыслит, ибо, есличеловек находится в ментальном состоянии, он знает о том, что он в этомсостоянии.

Обратите внимание, что тезис прозрачности итезис некорректируемое™ (incorrigibility thesis) логически взаимосвязаны. Еслиистинно, что, находясь в некотором ментальном состоянии, я знаю, что нахожусь вэтом состоянии, тогда истинно, что имеющееся у меня убеждение о моем нахождениив этом состоянии истинно. Из истинности того, что если я убежден, что нахожусьв некотором ментальном состоянии, то это убеждение истинно, следует, что моеубеждение, когда я знаю, что нахожусь в ментальном состоянии, если нахожусь, неможет быть ложным. Тем не менее тезис некорректируе-мости и тезис прозрачностине являются одним и тем же тезисом. Истинности тезиса некорректируемости,согласно которому если я убежден, что нахожусь в некотором ментальномсостоянии, то это убеждение истинно, не противоречит ложность того, что если янахожусь в ментальном состоянии, то я знаю, что я нахожусь в этом состоянии.Это происходит потому, что тезис некорректируемости не исключает возможностинахождения сознания в ментальном состоянии, о нахождении в котором оно незнает, т. е. в бессознательном ментальном состоянии. Декарт, однако, считает,что нет бессознательных ментальных состояний. И в самом деле, он полагает, чтоданное понятие противоречиво.

Все это имеет отношение к заключительномуотличию ментального от физического. Физические объекты общедоступны в томсмысле, что они могут наблюдаться более чем одним человеком, а вот сознания,согласно Декарту, принадлежат лишь своим владельцам. Он имеет в виду то, чторазличные ментальные процессы, происходящие в уме, могут быть непосредственновосприняты только самим умом. Они принадлежат исключительно данному уму и немогут восприниматься другой личностью.

Если собрать вместе все эти картезианскиеразличения ментального и физического, то покажется, что у Декарта вполнедостаточно оснований для аргументации в пользу различия сознаний и физическихобъектов, если только мы принимаем закон Лейбница. Сознания непротяженны,существуют лишь во времени, знание о них не корректируется, и, наконец, ониприватны; но ничто из

ДУАЛИЗМ

51

этого не истинно в отношении физическихобъектов. Физические объекты являются протяженными в пространстве и во времени,знание о них поддается коррекции, и, наконец, они общедоступны; но ничто изэтого не истинно в отношении сознаний. Но если сознания и тела не отличаютсядруг от друга, то они должны обладать всеми, а не только отдельными, свойствамидруг друга. Они не обладают всеми свойствами друг друга. Следовательно, ониразличны.

Если данная аргументация правильна, тодуализм сознания и тела истинен. Сознания и физические объекты являютсясовершенно разными видами вещей. Никакое сознание не есть физический объект, иникакой физический объект не есть сознание. Например, никакой мозг не можетбыть сознанием, и никакое сознание не может быть мозгом. Наши мозги не могутбыть тем, с помощью чего мы мыслим. Мы должны мыслить с помощью сознаний, а онисуть нематериальные субстанции.

Я откладываю критику данной аргументации дообсуждения материализма в главе 4. На данный же момент мы можем отметить, чтоиз того факта, что у нас имеются отдельные словари — один ментальный, а другойфизический, — логическиеще не следует, что есть две различные субстанции — ментальная и физическая.Правомерно говорить об опухоли мозга, но не об опухоли ума, однако это еще небудет решающим доказательством того, что чей-то ум есть нечто совершенноотличное от мозга. Вероятно, чтобы точно говорить об этом, нам следует внестиизменения в свое словоупотребление.

Следует также отметить, что Декартпридерживается взгляда, что кое-что истинное в отношении сознаний истинно и вотношении физических объектов, и наоборот. Например, и те, и другие существуют,являются субстанциями, длятся во времени, могут быть сотворены v. уничтоженыБогом, имеют атрибуты и обладают некоторой "сущностью". Если мы согласимся, чтосуществуют следующие противоположности между ментальным и физическим:временность/ пространственность—временность, некорректируемость/корректи-руемость иприватность/общедоступность, но при этом будем стремиться отрицать самосуществование двух субстанций: одной — ментальной и другой — физической, то на нас ляжетответственность показать, как эти кажущиеся взаимно исключающими, свойствамогли бы фактически оказаться свойствами одной и той же отдельной субстанции.Другими словами, перед лицом этих противополож-

52

ГЛАВА 1

ДУАЛИЗМ

53

ных свойств нам бы пришлось обосновыватьмонизм в противовес Декартовому дуализму.

ЯСНЫЕ И ОТЧЕТЛИВЫЕ ИДЕИ

Сейчас мы можем обратиться к аргументу впользу различия между сознанием и телом, изложенному в шестом "Размышлении". Всущности, он сходен с аргументами, которые мы обсуждали выше, но все же естьодно крайне важное отличие. Этот новый аргумент зависит от картезианскогоучения о ясных и отчетливых идеях. Декарт полагает, что если нечто может бытьпредставлено очень ярко и отчетливо, то тогда оно истинно. Под этим он отнюдьне имеет в виду, будто мы способны ясно вообразить все, что пожелаем, и что то,что мы вообразим, и будет иметь место. Он имеет в виду, к примеру, что из того,что я мыслю, ясно и отчетливо следует, что я существую. Если вы ясно иотчетливо представляете нечто в своем уме, то вы уже не можете в этомсомневаться. Психологически невозможно не верить в это, ибо самоочевиднаяприрода этого такова, что делает его обязательным для интеллекта.

Он использует данное понятие в качествепосылки для своего нового аргумента в пользу дуализма: "... мне достаточноиметь возможность ясно и отчетливо помыслить одну вещь без другой, чтобыубедиться в их отличии друг от друга" ("Размышление шестое" // УК. изд., т. 2,с. 62). Так что если вы можете сформировать ясное представление о том, чемявляется нечто, не обращаясь к мысли о некоторой второй вещи, то эти две вещиразличны. Что в данном случае подразумевает Декарт под словом "различны" Онимеет в виду, по крайней мере, следующее: если А и В различны, то они неявляются одной и той же вещью — А не есть В, и В не есть А. Он также зачастую имеет в виду, что Аи В не относятся к одному и тому же виду вещей: не только А не является В, а Вне является А, но А не похоже на В, и-В не похоже на А. Также, если А и Вразличны, то это часто влечет за собой тот смысл, что А и В не зависят друг отдруга в своем существовании. К примеру, если А и В — различные виды субстанции, тогда Амогло бы существовать без В, а В без А. Как он пишет,

по крайней мере, они могли быть разделены межсобой Богом ("Размышление шестое" // УК. изд., т. 2, с. 62).

Декарт непосредственно применяет данныйпринцип в вопросе о сознании и теле:

И хотя, быть может... я обладаю телом,теснейшим образом со мной сопряженным, все же, поскольку, с одной стороны, уменя есть ясная и отчетливая идея себя самого как вещи только мыслящей и непротяженной, а с другой — отчетливая идея тела как вещи исключительно протяженной, но немыслящей, я убежден, что поистине отличен от моего тела и могу существовать безнего ("Размышление шестое" // УК. изд., т. 2, с. 63).

Для того, чтобы сформировать ясную иотчетливую идею самого себя, он не должен думать о своем теле, а для того,чтобы сформировать ясную и отчетливую идею своего тела, он не должен думать осамом себе; следовательно, его сознание и тело различны.

Справедлив ли данный аргумент Если мыдопускаем, что можно представить себя существующим без своего тела, а также чтоможно представить свое тело, не представляя себя существующим, тогдаединственной вызывающей вопросы посылкой остается утверждение о том, что еслиможно ясно и отчетливо представить различными сознание и тело, то тогда ониразличны. Фактически эта посылка могла бы показаться ложной. Я способенсформировать ясную и отчетливую идею д-ра Джекила, не формируя ясной иотчетливой идеи м-ра Хайда, но из этого еще не следует, что д-р Джекил и м-рХайд различны; фактически они одна и та же личность. Общий принцип, согласнокоторому если ясная и отчетливая идея А может быть сформирована без ясной иотчетливой идеи В, то А не та же самая вещь, что и В, показался бы ложным.Истинность или ложность "А есть В" логически совместима с ясным и отчетливымпредставлением об А и В как о различных. Итак, из того факта, что можно ясно иотчетливо представить сознание и тело как отличные друг от друга, логически ещене следует, что они различны. Также ясно, что логически не следует и то, чтоони не различны, поэтому апелляция к ясным и отчетливым идеям не решает вопросав любом случае.

Даже если истинно, что Декарт способенсформулировать ясную и отчетливую идею своего мышления как сущностногосвойства, из этого еще не следует, что он таким образом сформировалидею

54

ГЛАВА 1

ДУАЛИЗМ

55

своего единственного сущностного свойства. Некажется невозможным, что он мог бы обладать такими сущностными свойствами, окоторых он бы ничего не знал или о которых он, по крайней мере, не мог бысформулировать ясных и отчетливых идей. Если это так, то возможно, что он неспособен сформулировать ясной и отчетливой идеи всей своей сущности, а тольколишь части ее. Из того факта, что он способен ясно и отчетливо представитьнекоторое сущностное свойство самого себя, еще не следует, что он способен яснои отчетливо представить все свои сущностные свойства. И в самом деле, нельзяисключать возможности того, что некоторые из его сущностных свойств являютсяфизическими, если мы примем, что из того факта, что некто может ясно иотчетливо представлять себя без физических свойств, еще не следует, что все этисвойства несущественны для его существования.

Если эти возражения убедительны по отношениюк Декарту, тогда доктрина ясных и отчетливых идей не спасет от критики аргументотносительно сомнительности тела. Данная проблема является общей для всегометода Декарта, а именно что из того факта, что нечто может быть подвергнутосомнению, еще не следует, что это нечто ложно, и что из того факта, что нечтоможет быть ясно и отчетливо представлено, еще не следует, что это нечтоистинно.

Декарт думает, что достоверность ясных иотчетливых идей гарантирована Богом. Например, если мы можем ясно и отчетливопредставить А без В или В без А, то отчасти это означает, что Бог способенпричинно обусловить независимое друг от друга существование А и В. Тем не менеетеологические посылки опять же призваны укрепить дуалистический аргумент. Нам,по крайней мере, пришлось бы принять, то Бог существует, что ему присущиопределенные способности и он не слишком обманет человеческие существа, еслизаставит принять подобные посылки, даже если они ложны. Эти утвержденияотносительно существования, всемогущества и щедрости Бога требуютдополнительной аргументации, но это, опять же, выведет их за пределы философиисознания в философию религии.

Итак, насколько возможен Декартов дуализмЕго сильнейшие аргументы в пользу различия между сознанием и телом не порождаютнеясных контекстов и, следовательно, исключений закона Лейбница. И это, покрайней мере, сильный prima facie повод предполагать, что ментальное ифизическое в некотором смысле различ-

ны. Ментальное индивидуально, субъективно и,очевидно, непространственно. Однако остается открытым вопрос: убедительны липриведенные Декартом основания, чтобы считать сознание и тело действительноразными субстанциями, из чего логически следует возможность существованиясознаний без тел, а тел — без сознаний

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.