WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 41 |

Проанализируем, достаточно ли обоснованыДекартом посылки, столь необходимые для его попытки доказать дуализм. Онутверждает, во-первых, что является вещью, а во-вторых, что эта вещь— сознание. В отношенииобоих этих пунктов можно было бы возразить, что его сомнение не было достаточнополным. Мы можем согласиться, что утверждение "я существую" в некотором смыслеистинно, если истинно утверждение "я мыслю", но при этом можно сомневаться,должен ли быть некто мыслящий для существования мышления. В конце концоввозможно, что я в утверждении "я существую" просто указывает на само мышление.Поэтому утверждение "я мыслю, следовательно, я существую" могло бы означать неболее чем "я мыслю, следовательно, мышление существует" или даже "мышлениесуществует, следовательно, мышление существует". Несомненно, здравый смыслпредполагает, что мышление не сможет обходиться без я, осуществляющегомышление, но ведь многие убеждения здравого смысла были подвергну-

ДУАЛИЗМ

43

ты картезианскому сомнению, и, по-видимому,нет особых доводов в пользу неприкосновенности я.

Однако представим, что мы согласны сдопущением Декарта о невозможности мышления без вещи мыслящей. Вопрос теперь втом, должна ли эта вещь — это я —быть картезианским сознанием. Не могла ли она быть чем-либо еще, напримерфизическим объектом вроде мозга Декарт говорит: "Я... не являюсь темсопряжением членов, имя которому "человеческое тело" ("Размышление шестое" //УК. изд., т. 2, с. 23). Опять же, аргументация сводится к тому, что он можетсомневаться в существовании своего тела, но не может сомневаться в том, чтомыслит, так что, в сущности, он не является своим телом. В сущности, он— вещь мыслящая. Тем неменее могло бы быть так, что вещь мыслящая является телом, в частности мозгом,даже если он может сомневаться в существовании тела. Можно было бы дажепредположить, что идея сознания, или души, есть своего рода воображаемыйостаток при отвлечении от тела, продолжающий мыслить о том, о чем мыслит, т. е.как если бы этот мыслящий, не будучи физическим объектом, был бы страннымнефизическим объектом.

В защиту Декарта можно сказать, что естьнечто необычное, когда говорят, что я — физический объект. Физическиеобъекты объективны, и обычно не предполагается, что они обладают субъективнымиментальным свойствами. Также Декарт не допускает ничего, что не казалось бы емунесомненно истинным, так что, когда возражают, что ему следовало бы сказатьтолько "есть мышление", он мог бы ответить, что сама идея я здесь отсутствует.Это, вероятно, передается словами: "... я вещь истинная и поистине сущая"("Размышление шестое" // УК. изд., т. 2, с. 23). Истинность этого самоочевиднадля сознания, даже когда воображают тело несуществующим. Вероятно, бытьсознанием, или душой, значит соединять различные проявления мышления вдеятельности одного и того же я.

ДВЕ СУБСТАНЦИИ

Сходную аргументацию развивает Декарт и в"Рассуждении о методе", и ее стоит рассмотреть, ибо она делает большее ударениена том моменте, что сам он не является своим собственным телом. Стоитпроцитировать это место полностью:

44

ГЛАВА 1

ДУАЛИЗМ

45

Затем, внимательно исследуя, что такое я сам,я мог вообразить себе, что у меня нет тела, что нет ни мира, ни места, где янаходился бы, но я никак не мог представить себе, что вследствие этого я несуществую; напротив, из того, что я сомневался в истине других предметов, яснои несомненно следовало, что я существую. А если бы я перестал мыслить, то, хотябы все остальное, что я когда-либо себе представлял, и было истинным, все же небыло основания для заключения о том, что я существую. Из этого я узнал, что я— субстанция, всясущность, или природа которой состоит в мышлении и которая для своего бытия ненуждается ни в каком месте и не зависит ни от какой материальной вещи. Такимобразом, мое я, душа, которая меня делает тем, что я есмь, совершенно отличнаот тела, и ее легче познать, чем тело; и, если бы его даже вовсе не было, онане перестала бы быть тем, что она есть ("Рассуждение о методе" // УК. изд., т.1, с. 269).

Первая часть данной цитаты представляет собойповторение аргумента, что он может сомневаться в том, что обладает телом, но неможет сомневаться в том, что существует. Но, с другой стороны, он можетсомневаться, будет ли он продолжать существовать, если прекратит мыслить.Таковы его главные основания считать, что, в сущности, он есть вещь мыслящая,но не телесный объект. Чтобы оценить всю силу этого вывода, необходимо понять,что же Декарт подразумевает под "субстанцией". Он говорит, что он субстанция,вся сущность, или природа, которой заключается в мышлении. Понятие субстанции,опять же, было популярно в Средние века и изначально восходит к Аристотелю. Егоможно определить двумя основными способами. Нечто есть субстанция, если онаявляется носителем, или обладателем, свойств или характеристик. Также нечтоявляется субстанцией, если оно не зависит в своем существовании отсуществования чего-либо еще, т. е. если оно может существовать независимо.Декарт полагает, что имеется две, и только две, разновидности субстанции:мыслящая (mental) и телесная (physical) 6. Сознание, или душа, являетсямыслящей субстанцией, поскольку ее разнообразные мысли суть

6 В текстах Декарта говорится именно о"мыслящей" (cogitans) и "телесной" (corporalis) субстанциях. Английский переводданных терминов в книге С. Приста не является вполне адекватным. — Прим. перев.

ее свойства, или характеристики. Она нетождественна этим мыслям — она ими обладает. Физический объект представляет собой телеснуюсубстанцию, ибо ему присущи различные размеры или формы. Но он не тождествен им— он ими обладает.Сознания и физические объекты не являются свойствами, или характеристиками,чего-либо еще. Декарт также считает, что они могут существовать независимо другот друга. И тем не менее Декарт делает одну важную оговорку относительновторого определения "субстанции". Строго говоря, Бог является единственнойсубстанцией в том смысле, что он не зависит от чего бы то ни было в своемсуществовании. Сознания и физические объекты зависят от Бога в своемсуществовании, ибо Бог сотворил их всех и мог бы, в принципе, уничтожить их.Так что сознания и физические объекты суть субстанции в том смысле, что они независят ни от чего иного, кроме Бога.

В процитированном выше отрывке Декартутверждает, что он является субстанцией: одной из мыслящих субстанций, илисознаний. Ему необходим аргумент в пользу этого заключения, ибо на первыйвзгляд имеются две вероятные альтернативы. Он мог бы быть телесным мыслящимобъектом, или же он мог бы быть просто самим мышлением. Его аргумент в пользутого, что он является бестелесной субстанцией, заключается в том факте, что онспособен сомневаться в существовании своего тела, да и всего физического мира,куда он обычно помещает себя. Он допускает, что если можно сомневаться всуществовании физического мира, то логически возможно, что физический мир могбы и не существовать. Обычно, когда мы говорим, что нечто логически возможно,мы подразумеваем, что нет противоречия в предположении, что это так. Так, дажеесли можно будет утверждать, что нет физического мира, тот, кто утверждал быэто, не впадал бы в противоречие. Декарт прибегает к божественной силе вкачестве критерия для определения, что является и что не является логическивозможным. Так что если, к примеру, логически возможно, чтобы не былофизического мира, то для Декарта это означает, что Бог мог и сотворитьфизический мир, и, вероятно, уничтожать его. Итак, если логически возможно, чтоон — Декарт— мог бы существовать вкачестве мыслящей субстанции, даже если бы не было физического мира, то отсюдаследует, что, в сущности, он не телесный объект. Также следует, что он являетсябестелесной субстанцией в том смысле, что он мог бы существо-

46

ГЛАВА 1

вать, если бы не существовало ничего другого(помимо Бога). Это как раз то, что утверждает Декарт, когда в цитированномфрагменте он заявляет, что "для того, чтобы существовать", он "не нуждается нив каком месте и не зависит ни от какой материальной вещи" ("Рассуждение ометоде" // УК. изд., т. 1, с. 269). Наиболее вероятными кандидатами на ролисуществующих субстанций являются мыслящие и телесные субстанции. Он не телеснаясубстанция, но он существует. Следовательно, он должен быть мыслящейсубстанцией —сознанием, или душой.

ТОЖДЕСТВО И РАЗЛИЧИЕ

Против этого аргумента можно выдвинуть двавозражения. Во-первых, возможно ли в действительности предположить, что нектобестелесен Во-вторых, даже если это мыслимо, то следует ли из этого, чтокто-то может существовать без своего тела Что касается первого возражения, тохотя и воображение у людей развито по-разному, но мне все же не кажетсяневозможным вообразить себя в бестелесном состоянии. Вероятно, трудно поверить,что ты бестелесен, когда ты обладаешь телом, но не будет противоречиемутверждать, что некто бестелесен. Кто-то, к примеру, пожелает отождествить себяс потоком своих мыслей и эмоций или же просто думать о себе как о чем-то вродеединого сознания.

Вероятно, второе возражение ставит Декартаперед более серьезной трудностью. Из того факта, что мы можем вообразитьвозможность существования определенных вещей, еще не следует, что они возможны;они могут быть и могут не быть. И в самом деле, из того факта, что нечтологически возможно, еще не следует, что оно действительно возможно. Так что тотфакт, что некто способен вообразить себя существующим без своего тела, еще недоказывает, что он мог бы существовать без своего тела. Даже если тот факт, чтонекто способен вообразить себя существующим без своего тела, показывает, чтологически возможно существовать без своего тела, это все же не доказывает, чточье-то существование каузально или как-либо иначе не зависит от существованиятела. Вопрос мог бы показаться открытым.

Так ли это Декарт способен выдвинуть, покрайней мере, два ответа. Представим, что мы принимаем Декартов тезис, чтоБог

ДУАЛИЗМ

47

может заставить произойти все логическивозможное — все, чтоможет быть описано без противоречия. Представим далее, что мы принимаем еговзгляд, что из факта представимости чего-либо в качестве возможного следует егологическая возможность. Тогда если я смогу вообразить себя бестелесным, тологически возможно, что я могу существовать без тела, а если так, то Бог могбыть причиной того, что я существую без тела. Тогда фактически было бы истинно,что я мог бы существовать без тела. Этот аргумент делает дуализм зависящим оттеологических посылок —посылок относительно существования и могущества Бога. Нам пришлось бы выйти запределы данной книги для того, чтобы исследовать вероятность этих посылок— за пределы философиисознания в философию религии, — так что нам стоит лишь запомнить здесь, что один из аргументов впользу дуализма становится более вероятными, если теизм истинен и Богсуществует.

Второй ответ уже не опирается натеологические посылки. Вместо них в нем используется версия закона Лейбница, окотором шла речь при обсуждении Платона. Если две разные на вид вещи окажутсяодной и той же вещью, тогда они должны разделять все свойства друг друга, иникакие иные. Вообразим, к примеру, что д-р Джекил окажется той же личностью,что и м-р Хайд, тогда все, что истинно в отношении личности д-ра Джекила,должно на деле оказаться истинным в отношении м-ра Хайда, и наоборот. Это иесть условие того, чтобы они были одной и той же личностью. И наоборот, еслиоказывается, что что-то истинно в отношении м-ра Хайда и неистинно в отношениид-ра Джекила, то тогда они не могут быть одной и той же личностью. И сейчас намследует применить данный принцип к проблеме сознания и тела. Если окажется, чтоесть вещи, истинные в отношении тела и неистинные в отношении сознания, тогдасознание и тело должны быть отличны друг от друга. Но если все, истинное вотношении сознания, истинно в отношении тела, и наоборот, тогда они суть одно ито же. Я заимствую эту аналогию из книги Энтони Кении "Декарт".

Взгляд Декарта заключается в том, что онможет сомневаться в существовании своего тела, но не может сомневаться в том,что он есть вещь мыслящая, или сознание. Из этого следует, что нечто истинно вотношении тела, но ложно в отношении сознания. В существовании тела можносомневаться, но в существовании сознания —

48

ГЛАВА 1

ДУАЛИЗМ

49

нельзя. В соответствии, с законом Лейбницадолжно было бы следовать, что сознание не есть тело, что сознание и телоотличны. И также должно было бы следовать, что дуализм истинен.

Трудность, связанная с этим аргументомзаключается в том, что закон Лейбница допускает исключения. Рассмотрим случайДжеки-ла и Хайда. Мы могли бы верить, что д-р Джекил сделал нечто, но не веритьв то, что м-р Хайд сделал то же самое. Мы могли бы сомневаться, сделал ли нечтод-р Джекил, но не сомневаться в отношении того, сделал ли это м-р Хайд.Следовательно, в определенном смысле некоторые вещи будут истинны в отношенииодного и неистинны в отношении другого. Но ложно было бы заключать на основанииэтого, будто д-р Джекил — не та же самая личность, что м-р Хайд. В повести они оказываютсяодним и тем же человеком.

Сходным образом, тот факт, что Декартспособен сомневаться в существовании своего тела, но не способен сомневаться всуществовании своего сознания, еще не доказывает, будто сознание и тело могутоказаться отличными друг от друга. И также не следует, что Декарт скорееявляется своим собственным сознанием, чем своим телом. Он способен вообразить,что его тело не существует, но он не способен вообразить, что он не существует(пока мыслит), но это еще не доказывает, что он не является своим собственнымтелом. Глаголы "воображать", "верить", "сомневаться" и "надеяться" — одни из тех, что создаютисключения к закону Лейбница. Философы называют лингвистические контексты,порождаемые ими, "референциально непрозрачными".

Сделав возможность сомнения основойразличения между телом и сознанием, Декарт оказался открытым для указанныхвозражений. Но он считает, что между мыслящим и телесным есть более важныеотличия. Телесные (physical) вещи протяженны, то есть они обладают величиной;но при этом вряд ли имеет смысл говорить, что умы, или сознания, обладаютвеличиной. Мы можем спросить, насколько широк в плечах некий человек, но тольков метафорическом смысле мы можем поинтересоваться широтой его ума. Тела можноизмерить в футах, дюймах, метрах и сантиметрах, но было бы абсурдно пытатьсясделать это с сознанием. Именно по этой причине Декарт полагает, что протяжениеоказывается определяющей характеристикой, или сущностным атрибутом, телеснойсубстанции, а сознание, или мышление, является определяющей характеристикоймыслящей субстанции.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.