WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 41 |

Тем не менее, для того чтобы это показать,Сократ использует и второй аргумент. Так называемый аргумент от припоминанияпредполагает заключение, что наши души существовали до того, как мы родились.Данный тезис также явно предполагает дуализм, ибо если чья-либо душасуществовала до тела, то ясно, что эта душа не может быть тождественна своемутелу. Этот аргумент фигурирует во многих местах платоновских диалогов, инаиболее заметно в "Меноне". Так, Сократ обучает элементам геометриимальчика-раба Менона, но это обучение происходит в своеобразной форме. Онозаключается в том, чтобы освежить в памяти мальчика-раба то, что он уже знает,но только забыл. Сократ задает ему вопросы относительно математических свойствопределенных геометрических фигур и получает

2 Здесь и далее ссыдки даны по изд.: Платон.Федон // Платон. ПСС в 4тт., М., 1993г., т. 2.

30

ГЛАВА 1

правильные ответы, которым мальчик-раб необучался. На этом основании делается заключение, что все то знание, которым мыобладаем, есть припоминание. Оно не было приобретено в том физическом мире,который мы сейчас воспринимаем, поэтому оно должно было быть приобретено вкаком-то нефизическом мире, который мы воспринимали прежде. В "Федоне" подобноезаключение используется непосредственно для утверждения бессмертия души. Сократутверждает, что "знание на самом деле не что иное, как припоминание" (Ук. изд.,с. 26), а это было бы невозможно, если бы душа не существовала заранее,независимо от тела, из чего следует "что душа бессмертна" (Ук. изд., с.26).

Кебет и Симмий выдвигают вполне очевидноевозражение этому аргументу. Представляется, что Сократ доказывает, что нашидуши существовали до того, как мы родились, но ему не удалось доказать, что онибудут продолжать существовать после того, как мы умрем. Ответ Сократа сводитсяк тому, что следует объединить циклический аргумент и аргумент от припоминанияс тем, чтобы обрести всю истину относительно перевоплощения. То есть, поскольку"живые возникли из мертвых ничуть не иначе, чем мертвые из живых" (Ук. изд., с.24), то существует "постоянная взаимность возникновения", и нам следуетрассматривать этот процесс как "вращение по кругу"3.

ДУША И ФОРМЫ

Дуализм души (mind) и тела 4 и учение о том,что всякое знание есть припоминание, полностью согласуются с платоновскойтеорией форм, как она представлена в "Государстве" и других диалогах. Платонполагает, что обыкновенные физические объекты, с которыми мы знакомы благодарячувственному восприятию, суть образцы, или копии, совершенных,квазиматематических, не-пространствен-но-временных общих идей, называемых"формами", которым они "причастны". Предполагается, что воспринимаемый намиэмпири-

3 См.: Платон. Федон, с. 25: "если бывозникающие противоположности не уравновешивали постоянно одна другую, словноописывая круг..." —Прим. первв.

4 В данном историко-философском контекстевыражение "дуализм сознания и тела" (mind—body dualism) в отдельных случаяхпереводится как "дуализм души и тела". — Прим. перев.

ДУАЛИЗМ

31

ческий мир менее реален, чем совершеннаяобласть, которая делает его возможным, и только благодаря строгой философскойподготовке, дисциплинированному в этическом плане образу жизни и рациональномуупражнению интеллекта мы сможем обрести знание форм — знание истинной природыреальности. Согласно взгляду Платона, до рождения наши души были на самом делев прямом контакте, или связи, с формами. Мы были восхищены природой блага,справедливости, мужества, знания, государства и тому подобного, познаваясоответствующие им формы. От рождения наши души пребывают в незнании вследствиезабывчивости, противопоставляя себя чувственным объектам, а чувственныеудовольствия отвлекают нашу духовную природу от достижения подлинной мудрости.После смерти, тем не менее, душа восстанавливает свой предшествующий статус, имы опять можем познавать Добро и все другие формы.

Данная метафизическая картина явно требуетпризнания истинности дуализма души и тела, ибо быть живым заключается в том,чтобы быть временно соединенным с телом. Для чьего-либо существования неявляется существенно необходимым существование тела, но существенносуществование души. Сходным образом, если мы как будто бы получаем знание вбестелесном состоянии - подобно тому, как мальчик-раб Менона это, очевидно,делал, — тогдафактически происходит то, что душа припоминает свое прямое знакомство с формамидо рождения. Я упоминаю здесь учение о формах, поскольку оно, вероятно, отчастимотивирует Платона к выдвижению аргументов в пользу дуализма в"Федоне".

АРГУМЕНТ ОТ СХОДСТВА

Сократ использует в "Федоне" еще и третийаргумент в пользу бессмертия души, ибо замечает, что Симмий и Кебет неполностью убеждены предыдущим аргументом. Он говорит им: "Вы испытываетедетский страх, как бы и вправду ветер не разнес и не рассеял душу" (Ук. изд.,с. 32). Кебет честно отвечает: "Пожалуй, сидит и в нас какое-то малое дитя— оно-то всего этого ибоится " (Ук. изд., с. 33).

Суть проблемы заключается в том, разрушаетсяли душа или нет. Если окажется возможным доказать, что сознание или душа неразрушимы, то можно будет считать дуализм сознания и тела истин-

32

ГЛАВА 1

ным при условии, что тело разрушается,— а это весьмавероятное допущение. В данном случае работает один общий принцип, чрезвычайноважный для философии сознания. Если мы желаем узнать, является ли нечто той жесамой вещью, что и нечто другое, или чем-то совершенно отличным от нее, токритерий, к которому следует обратиться, следующий: предположим, что х обладаетсвойствами А, В и С, но не D, Е и F; предположим также, что у у свойства D, Е,F, но не А, В и С; следовательно, х не есть у. Если х и у окажутся одним и темже, то они должны разделять все свойства друг друга. Если же х обладаетсвойствами, которые отсутствуют у у, и наоборот, то х не является у. Данныйпринцип известен как "закон Лейбница".

Мы еще встретимся с этим критерием в главе 4,но уже сейчас стоит отметить его, поскольку он неявно работает в приведеннойаргументации Сократа. Если окажется, что у души есть свойства, которых нет утела, то должно иметь место отличие души от тела.

Стратегия Сократа заключается в том, чтобыспрашивать, какие разновидности вещей склонны к уничтожению или разрушению, акакие — нет. Считается,что составные вещи, т. е. вещи, состоящие из других частей, разрушимы, нонесоставные вещи не разрушимы. Здесь подразумевается, что составная вещь можетраспасться именно в тех местах, где она составлена, но у несоставной вещиподобных мест нет. В этом смысле уничтожение или разрушение противоположнысоставлению, так что еще и предполагается, что то, что однажды было составлено,может быть и уничтожено, но несоставное уничтожено быть не может. В любомслучае заключение Сократа относительно уничтожения таково:

Если имеется нечто несоставное, то только онои способно избежать этого (Ук. изд., с. 33).

Следующей посылкой является положение, что"несоставные вещи — этоте, которые всегда постоянны и неизменны" (Ук. изд., ее. 33—34), и что orfk также имеюттенденцию к тому, чтобы быть невидимыми и не осязаемыми. Наоборот, составныевещи никогда не остаются постоянными и являются видимыми и осязаемыми.-На этойстадии платоновской аргументации работает различение между универсальнымисовершенными формами, которые и в самом деле не видимы и не осязаемы, ивоспринимаемыми нами физическими объектами, которые постоянно изменяются. Вкачестве примеров ке-

ДУАЛИЗМ

33

изменяющихся вещей Сократ приводит "бытиесамо по себе", "прекрасное само по себе" и "равное само по себе". Слова "самопо себе" часто служат указанием на то, что имеет место отнесение к формерассматриваемого явления.

И все, что остается сделать Сократу, дабыполучить это желаемое заключение, так это решить, к какой категории относитсядуша, а к какой тело —к составной или несоставной. Вероятно, можно было предвидеть, что в этом местедиалога Сократ следующим образом различит душу и тело:

... божественному, бессмертному,умопостигаемому, единообразному, неразложимому, постоянному и неизменномусамому по себе в высшей степени подобна наша душа, а человеческому, смертному,постигаемому не умом, многообразному, разложимому и тленному, непостоянному инесходному с самим собою подобно — и тоже в высшей степени — наше тело (Ук. изд., с.36).

Если бы Сократ показал, что душа и телообладают различными свойствами, а закон Лейбница был бы истинным, то Платондоказал бы дуализм сознания и тела. Но насколько убедительной была бы егоаргументация Одна проблема использования этой аргументации для доказательствадуализма заключается в том, что, как представляется, истинность дуализмапредполагается в качестве посылки в том смысле, что для того, чтобы можно былос полным основанием говорить о том, что тело и душа обладают разнымисвойствами, в некотором смысле должно предполагаться, что мы обладаем и телами,и душами. И в самом деле, подобное допущение становится явным, когда Сократпредлагает Кебету согласиться, что "душа и тело соединены" (Ук. соч., с. 35).Представляется, что в силу этого допущения аргумент от сходства, являющийсяаргументом в пользу дуализма, становится аргументом, содержащим круг. Нопозицию Сократа можно будет защищать от этого возражения, если ослабить посылкурассуждения, так что она превратится в утверждение о том, что людям присущи ифизические, и ментальные аспекты. Само по себе это относительнонепротиворечиво: мы говорим о человеке думающем, воспринимающем и т. п., атакже находящемся в определенном месте, весящем столько-то килограммов и т. п.Также это правдоподобное допущение не создаст предрассудков в отношенииаргументации, ведущей к заключению относительно истинности определенной теориисознания. Правда, это оставит место для под-

34

ГЛАВА 1

черкивания различий между ментальным ифизическим, как того желает Сократ.

Но, вероятно, самое серьезное возражениеможно сделать в отношении скрытой роли, которую играет закон Лейбница. Пожалуй,верно, что если две на первый взгляд различающиеся сущности окажутся одной итой же, то они должны разделять свойства друг друга, и никакие иные. Сократукак раз и нужно показать, что душа и тело таковы, что не могут разделятьсвойства, необходимые для того, чтобы характеризовать каждое из них. На первыйвзгляд кажется возможным, что одна и та же сущность может обладать ипсихологическими, и физическими свойствами (ощущение) или же божественными ифизическими свойствами (Иисус Христос). Если же ответ на это сводится к тому,что душа существует дольше тела и потому не является частью тела, то данныйответ потребует независимого доказательства, иначе аргумент будет открыт новымобвинениям в наличии порочного круга. Становится существенно важным доказать,что душа переживает тело, с целью доказательства дуализма, поскольку, какутверждается, именно этой характеристикой ни в коем случае не могло бы обладатьтело.

К чести Сократа следует признать, что онскорее всего намеревается убедить нас только в том, что очень вероятно, чтодуша живет после смерти тела. Он указывает, что тело не распадается сразу жепосле смерти, и потому, учитывая соответствующую природу каждого из них,наиболее вероятно, что душа существует дольше, чем тело. В этом случае данноезаключение намеренно рассматривается как обладающее лишь высокой степеньюдостоверности:

Благодаря такой пище и в завершение такойжизни, Симмий и Кебет, ей незачем бояться ничего дурного, незачем тревожиться,как бы при расставании с телом она не распалась, не рассеялась по ветру, неумчалась неведомо куда, чтобы уже нигде больше и никак не существовать (Ук.изд., с. 40).

Ответ Симмия на это заключение таков, что"приобрести точное знание о подобных вещах в этой жизни либо невозможно, либодо крайности трудно... " (Ун. изд., с. 42), но при этом оба — Симмий и Кебет — продолжают выдвигать возраженияпротив дуализма Сократа.

Возражение Симмия принимает форму аналогии.Настройка лиры есть нечто невидимое и нефизическое, а сам этот музыкальныйин-

ДУАЛИЗМ

35

струмент является физическим и разрушимым.Тем не менее, мы отнюдь не заключаем на этой основе, будто настройка лиры можетпережить разрушение самой лиры. Сходным образом, из того факта, что душаневидима и имеет бестелесный характер, не следует, что она живет после смертитела. Предполагаемый урок для дуалиста заключается в том, что ментальное ифизическое вполне могут иметь различные свойства, но из этого еще не следует,будто существование ментального не зависит от существованияфизического.

Кебет также думает, что аргумент от сходстване доказывает, что душа бессмертна. Его возражение сводится к тому, что изфакта, что душа существует дольше тела, еще не следует, что она существуетвечно. Он также использует аналогию: платье человека может просуществоватьдольше, чем он сам, но мы не принимаем это в качестве основания чтобы считать,будто платья бессмертны.

Сократ выдвигает Симмию три возражения. Онуказывает, что если придерживаться аналогии с настройкой, то это будетнесовместимо с аргументом от припоминания. Настройка лиры не предшествует самойлире, но если душа не предшествует телу, то знание никак не может бытьвоспоминанием души о своих контактах с формами до рождения. Из этого следует,что Симмий вынужден выбирать между его аналогией с лирой и учением оприпоминании. Он выбирает учение о припоминании и признаетсяСократу:

Это не должно позволить мне или кому-либодругому говорить, что душа есть гармония (Ук. изд., с. 50).

Второе возражение более сложно. Сократполучает согласие Симмия на то, что настройка является состоянием элементовмузыкального инструмента и что физические части лиры действует на настройку, нопоследняя сама не действует на физические части мира. Но затем Сократ отмечает,что это отнюдь не то же самое, что и отношение между душой и телом. Например,душе часто удается действовать вопреки телесным ощущениям, подчиняя их своейвласти и наказывая их. В случае с лирой каузальное отношение направлено тольков одну сторону — отфизического к нефизическому, или, если до конца придерживаться аналогии, отфизического к ментальному. Но в случае, имеющем отношение к людям, каузальноеотношение, как представляется, действует в обоих направлениях: от ментального кфизическому, равно как и от физического к ментальному. Это утверждение внекоторой степени интуитивно правдоподобно, ибо

36

ГЛАВА 1

мы на уровне здравого смысла признали, чтонаши мысли или эмоции могут оказывать воздействие на наши телесные движения, анаши телесные движения могут воздействовать на наши мысли и желания. Ноостается еще вопрос, насколько этот факт о двунаправленном каузальномвзаимодействии поддерживает или служит помехой дуализму сознания итела.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.