WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 41 |

Противоположная возможность, а именно чтоментальные события могли бы быть пространственными, ближе здравому смыслу.Например, возможно чувствовать боль и удовольствие частями тела, так чточьи-либо боли и удовольствия пространственно юудут локализоваться в тех частяхтела, где они ощущаются нами. Допустимо и то, что мысли человека находятся тамже, где и он, а эмоция находится в существе, которое ее переживает: "[М]ыпомещаем, например, феномен ярости в разъяренного льва, а наши собственныемысли — в заполняемоенами пространство" (Ук. изд., с. 31). Но все же это не точное понятиефизической локализации. Мы по-прежнему можем спросить, где именно во мненаходятся мои мысли и эмоции. Однако, чтобы опровергнуть тезис о том, что всементальные события исключительно темпоральны, Брентано достаточно того, что имможет быть дана какая-то пространственная — пусть и неопределенная— локализация.Заметьте, Брентано не утверждает, что на этом основании оказываются истиннымиматериализм или нейтральный монизм, хотя интересным следствием этих теорийявляется то, что ментальным событиям могут быть даны достаточно точныепространственные локализации. Ментальные события там, где находятся физическиесобытия, с которыми они тождественны.

Если возражения Брентано убедительны, то то,что некоторый феномен является физическим, не будет достаточным условием того,чтобы он был пространственно-временным, поскольку он мог бы быть ментальным. Неявляется необходимым условием для того, чтобы феномен был физическим, что онявляется пространственно-временным, поскольку он мог бы быть физическим, но, посути, лишь темпоральным. Не является достаточным условием того, что феноменментальный, чтобы он был только темпоральным, поскольку он мог бы оказатьсяфизическим. И не является необходимым условием того, что некоторое событиементально, чтобы оно было только темпоральным, поскольку оно могло бы бытьпространственно-временным.

242

ГЛАВ А 7

Врентано утверждает, что "протяженностьдемонстрируют и психические феномены" (Ук. изд., с. 32) 10. Если нечтопротяженно, то оно обладает размером. Брентано привержен той точке зрения, чтофеномены, имеющие пространственно-временную локализацию, являются протяженными,а это вполне приемлемая точка зрения. Если нечто локализовано в, над или подчем-либо еще, то оно находится в некотором пространственном отношении к этойвещи, и трудно было бы увидеть, как это возможно, если бы оно само не занималопространство. Если сказанное верно, то из этого следует, что нечто обладаетразмером или является протяженным, так как это и есть то (часть того), чтоподразумевается под "заниманием пространства". Можно было бы возразить, что изутверждения "X пространственно локализован" не следует утверждения "X обладаетразмером", поскольку абстрактный объект, например математическая точка вгеометрии, может быть определен в пространстве, не занимая какого-либопространства. Феномены типа боли, однако, представляются имеющими размер: боль,к примеру, может простираться вниз по чьей-нибудь ноге, хотя и есть некотораястранность во фразе "моя боль длиной тридцать сантиметров". Боль, вероятно,напоминает визуальное поле, будучи пространственно протяженной, но без четкоопределенных границ. В любом случае, для брентановской критики указанногоразличения достаточно, чтобы некоторые ментальные феномены были бы протяженнымив определенном смысле, ибо частью данного различения является то, чтоментальные феномены только темпоральны.

Брентано готов допустить, что могутсуществовать контраргументы к различным рассмотренным им возражениям, но,несмотря на это, он утверждает, что требуется новый способ фиксации различияментального и физического. В конце концов, не достаточно же определенияментального как того, у чего отсутствует определенное свойство, а именнопространственность. Ведь это лишь негативное определение "ментального", т. е.указывающее нам на то, чем ментальное не является, а не не то, чем оноявляется. Необходимо позитивное определение, которое и скажет нам, что же такоементальное.

Интересно, что сам Брентано на мгновениепринимает возможность того, что ментальному нельзя дать четкого определения.Воз-

10 На самом деле в тексте Брентано приводятсямнения других философов по данному вопросу (например, Аристотеля). — Прим, перев.

ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД

243

можно, вообще нет такого набора свойств,которым бы обладали все ментальные феномены, и только они. Это одно из немногихмест, где Брентано, кажется, допускает, что не может быть четкого различенияментального и физического. Он, однако, быстро отказывается от этой мысли впользу своей собственной теории ментального, к которой мы сейчас можемперейти.

ИНТЕНЦИОНАЛЬНОСТЬ

Центральным понятием брентановской философииявляется ин-тенциональность. "Интенциональность" — это специальный философскийтермин, который означает направленность на объект. Его не следует смешивать собычным английским словом "намерение" (intention), и его лучше всегопредставить словами самого Брентано:

Всякий психический феномен характеризуетсяпосредством того, что средневековые схоласты называли интенциональным (или жементальным) внутренним существованием предмета и что мы, хотя и в несколькодвусмысленных выражениях, назвали бы отношением к содержанию, направленностьюна объект (под которым здесь не должна пониматься реальность) или имманентнойпредметностью (Ук. изд., с. 33).

Этот отрывок нуждается в прояснении.Схоласты, или средневековые ученые, разработали католическую философию впределах, по сути, аристотелевской системы мышления. Под "внутреннимсуществованием" (inexistence) объекта Брентано имеет в виду то, что объектнашей мысли или восприятия может в действительности и не существоватьнезависимо от них. Он не склоняется к тому мнению, что то, к чему относится нашопыт, существует независимо от самого опыта. Оно могло бы зависеть от актаосознания своего собственного существования. Под "имманентной предметностью"Брентано подразумевает существование в качестве объекта осознания (awareness).To, о чем существует чей-либо опыт, не тождественно с самим этим опытом, дажеесли бы оно и не могло существовать в отсутствие этого опыта. В целом учение отом, что все ментальные феномены (и только они) направлены на объект, естьучение об интенциональности. Интенциональность — это

244

ГЛАВА

свойство или характеристика ментального быть"о чем-то". Например, бессмысленно говорить, что имеет место просто восприятие,а не восприятие того или иного (даже если данное восприятие иллюзии илигаллюцинации). Также мало смысла в разговоре о том, что имеет место простомышление, а не мышления о том или ином (даже если то, о чем мыслят, есть нечтовоображаемое). Подобные ментальные феномены, как и все другие, являютсяинтенциональ-ными или же демонстрируют интенциональность. Объекты различныхментальных актов суть их содержание: то, что воспринимается, то, что желают ит. д.:

Любой психический феномен содержит в себенечто в качестве объекта, хотя и не одинаковым образом. В представлении нечтопредставляется, в суждении нечто утверждается или отрицается, в любви любится,в ненависти ненавидится, в желании желается и т. д. (Ук. изд., с.33).

Брентано чувствует, что наконец-то он нашелнадежный критерий для проведения различия между ментальным ифизическим:

Это интенциональное существование свойственноисключительно психическим феноменам. Никакой физический феномен недемонстрирует ничего подобного. Тем самым мы можем дать дефиницию психическимфеноменам, сказав, что это такие феномены, которые интенционально содержат всебе какой-либо предмет (Ук. изд., с. 34).

Если это верно, то Брентано, в конце концов,нашел позитивное определение "ментального". Он сказал, чем же является на самомделе ментальное.

Существует два очевидных способа критикиданного определения, и Брентано знает о них. Во-первых, можно было быутверждать, что существуют не интенциональные ментальные феномены, и,во-вторых, можно было бы утверждать, что существуют нементальные феномены,являющиеся, тем не менее, интенциональ-ными. Например, может оказаться, чтосуществуют интенциональные физические феномены. Нам предстоит проанализироватькаждое утверждение в отдельности.

Некоторые современники Брентано выдвигалиследующее возражение: хотя и приемлемо, что мысли и желания обладаютин-

ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД 245

тенциональными объектами, переживания вродеудовольствия и страдания таковыми не обладают. Вы можете переживатьудовольствие и страдание, и это все, что касается вашего состояния. Вашестрадание не направлено на объект, подобно восприятию. Чтобы сделать понятнымэто возражение, мы должны провести ясное различие, которое Брентано принимает.Это различие между объектами ментального состояния и причиной ментальногосостояния. К примеру, причиной чьей-либо депрессии могло бы быть некотороесостояние мозга, но объектом депрессии могла бы быть необходимость выполнитьопределенные задачи. В этом случае ясно, что то, к чему относится чья-либодепрессия, не есть состояние чьего-либо мозга, даже если оно является причинойдепрессии, так что причины и интенциональный объект могут различаться. Поэтомукогда возражают, говоря, что феномены удовольствия не являютсяинтенциональными, то этим отнюдь не утверждают, что

у них нет причин.

Ответ Брентано на это возражение сводится ктому, что больше переживаний являются интенциональными, чем мы были бы готовыпризнать: "Некоторые чувства, несомненно, относятся к предметам" (Ук. изд., с.34). Он имеет в виду случаи, когда мы довольны X, сожалеем относительно Y,печалимся о Z. Как он говорит, "и язык сам указывает на это посредствомвыражений, которыми он пользуется" (Ук. изд., с. 34). Тем не менее емуприходится признать, что определенные феномены, например настроения, непредставляются в прямом смысле интенциональными. Представьте, что вы находитесьв состоянии депрессии или веселитесь и нет ничего конкретного, в отношении чеговы находились бы в депрессии или веселились (хотя, несомненно, существовала быпричина вашего состояния). Решение Брентано этой проблемы заключается в том,чтобы сказать, что подобные ментальные феномены в некотором смысле указывают насамих себя. Феномен сам по себе является собственным интенциональным объектом.Подобное решение представляется мне достаточно изобретательным и, возможно,ложным. Например, если вы находитесь в состоянии депрессии, вы отнюдь неиспытываете депрессию от того, что находитесь в состоянии депрессии. Если вычувствуете радость, ваша радость не направлена на саму себя. Она нерассматривает себя как свой интенциональный объект. Брентано, однако же,удовлетворен своим ответом и говорит:

246

ГЛАВА

Итак, мы с полным правом можем рассматриватьинтенциональ-ное существование объекта как общее свойство всех психическихфеноменов — каксвойство, отличающее этот класс явлений от класса явлений физических (Ун. изд.,с. 35).

Могут ли существовать физические феномены,демонстрирующие интенциональность Думаю, могут. В прямом смысле многиефизические события направлены на объект. Человек стреляет из винтовки помишени, наносит удар по подвесной груше, указывает на дерево. Также и многиебиологические механизмы являются, функциональными в смысле"целенаправленности": растение наклоняется к тропинке, чтобы быть на свету.Направленность на объект существенно важна для описанных мной физическихсобытий. Если это верно, то "направленность на объект" не является некимуникальным свойством ментальных феноменов. Я полагаю, что "внутреннеесуществование объекта" не является исключительной чертой ментального:механический робот будет продолжать делать движения руками, приспособленные дляскладывания объектов, когда больше уже не будет самих объектов для складывания.Если ментальное и физическое должны отличаться по принципу "все или ничего",как того желал бы Брентано, то необходимы дополнительные характеристикиментального.

Брентано продолжает обсуждение отличияментального от физического и за пределами своего собственного решения. Онобсуждает еще три явно соперничающие с его точки зрения: точку зрения, чтотолько ментальные феномены могут восприниматься внутренним сознанием; точкузрения, что наше знание о собственных ментальных состояниях особенно достовернои непогрешимо, и точку зрения, что только ментальное в некотором смысле сугубоиндивидуально (private). Излагая свою собственную теорию ин-тенциональности, онпринимает первую точку зрения, полностью отвергает вторую и с некоторымиоговорками принимает третью.

ВНУТРЕННЕЕ СОЗНАНИЕ

Критерий "внутреннего сознания" формулируетсяБрентано следующим образом:

Вот еще одна характерная черта, общая длявсех психических феноменов: они воспринимаются исключительно вовнутрен-

ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД

247

нем сознании, в то время как физическиефеномены даны лишь во внешнем восприятии (Ук. изд., с. 35).

Подобная демаркация делает различиементального и физического зависимым от различия внутреннего и внешнего, котороенельзя считать полностью ясным. Оно приблизительно соответствует различию междудеятельностью пяти чувств и деятельностью интроспекции, а также различию междуопытом, не являющимся чувственным, и тем, который таковым является. Существуетпроблема относительно формирования различия "внутреннее—внешнее" без обращения к понятиямментального и физического самим по себе. Например, нельзя будет сказать, чтофизические объекты являются объектами внешнего восприятия, а ментальные объектыявляются объектами внутреннего восприятия, если мы собираемся использовать эторазличение для определения "ментального" и "физического". Тем не менее философыформулировали различие внутреннего и внешнего без обращения к "ментальному" и"физическому". Например, Кант полагал, что "внутреннее чувство" относитсятолько ко времени, а "внешнее чувство" является пространственно-временным.Брентано и сам говорит, что "кому-то, возможно, покажется, что такимопределением сказано немного" (Ук. изд., с. 35), вероятно, потому, чтодистинкция "внутреннее—внешнее" неясна.

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.