WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 41 |

Теперь мы можем обратиться к двум другимконцепциям я, которые рассматривает Стросон. Первая из них являетсякартезианским взглядом, согласно которому в каком-то смысле существуют двасубъекта: ментальный и физический. Как мы видели в первой главе, скартезианской точки зрения человек состоит из двух и только двух различныхсубстанций. Одна является носителем ментальных свойств, другая — физических, и никакое свойствоодной субстанции не является свойством другой. Вторая концепция — это представление о я с позиции,так сказать, "необладания". Возможно, что Людвиг Витгенштейн и логическийпозитивист Мориц Шлик были теоретиками необладания, по крайней мере некотороевремя. Согласно тезису необладания, ошибочно полагать, будто состояния сознаниявообще чему-то "приписываются"; единственное исключение, возможно, составляеттело человека. Ошибочно — отчасти из-за иллюзии, будто есть несводимо субъективный иментальный "обладатель" ментальных состояний, а отчасти из-за того, что об"об-

ДВУХАСПЕКТНАЯ ТЕОРИЯ

221

падании" или "владении" имеет смысл говоритьтолько тогда, когда можно говорить об "утрате" или "прекращении владения".Согласно этому взгляду, пожалуй, имеет смысл приписывать ментальные состояниятелу, ибо тело могло бы, в принципе, и не иметь этих состояний, но не имеетсмысла приписывать эти состояния какому-либо субъекту, для которого обладаниетакими состояни-ми есть логическая или необходимая истина.

Трудность для теории необладания заключаетсяв том, что она использует то самое понятие обладания, которое стремитсяотрицать. Ее можно сформулировать, только используя такие выражения, как всепереживания "кого-то" в действительности есть состояния определенного тела,"мои" переживания принадлежат чистому субъекту, или сходные выражения, вкоторых говорится об обладании. Следовательно, данная теория являетсясамоопровергающей. Картезианская же теория сталкивается с проблемой, как вообщеможно приписывать состояния сознания другим людям, если они обладают сугубоиндивидуальными картезианскими душами. С картезианской точки зрения состояниясознания и определенные физические свойства приписываются не одному и тому же;первые приписываются картезианским душам. Но если это так, то для наспредставляется невозможным для нас идентифицировать подобные души хотя бы с тойцелью, чтобы приписывать им какие-то свойства. Из чего следует, что теоретикнеобладания и картезианец в равной степени неспособны объяснить, как вообщевозможно для нас иметь понятие я и понятие единого субъекта, обладающегоодновременно ментальными и физическими характеристиками.

ЛИЧНОСТИ

Теперь мы можем рассмотреть, как сам Стросонтрактует личность и как он преодолевает те недостатки, которые усматривает вконкурирующих теориях. Его объяснение, каким образом возможно иметь понятие якак субъекта опыта, сводится к следующему:

Необходимым условием для того, чтобы кто-томог приписывать себе —как он это делает —состояния сознания, переживания, является его способность или готовность такжеприписывать их другим, которые не есть он сам (Jbfd., p. 99).

222

ГЛАВА. 6

Необходимое условие — это предпосылка или нечто такое,что должно быть, чтобы было возможно нечто другое. Так, по словам Стросона,если бы некто не был способен приписывать ментальные состояния другим, он небыл бы способен приписывать их себе. Заметьте, что это в каком-то смысле заменакартезианского порядка приоритетов на противоположный. Как утверждал быкартезианец, человек обучается значениям ментальных понятий типа "боли" или"мышления" на собственном примере и экстраполирует их на третьих лиц. СогласноСтросону, имеет место обратное. Если бы мы не могли использоватьпсихологические понятия для упоминания о ментальных состояниях других, мы немогли бы использовать их для упоминания о своих собственных ментальныхсостояниях.

Почему Стросон придерживается этого взглядаОтвет заключается в его понятии понятия. Кто-то имеет понятие чего-то— скажем, X,— если он способенидентифицировать случаи X. Он должен уметь отличать случаи X от случаев не-Z ираспознавать случаи X как X. Если же кто-то не способен этого сделать, то о немнельзя с достоверностью утверждать, что он обладает понятием X. Если именно вэтом и состоит понятие, то тогда невозможно понятие, применяемое в принципетолько к одной вещи. Должна быть логическая возможность применять понятие нетолько к одной вещи, но к ряду вещей, которые подпадают под этопонятие.

Из этого следует, что понятие состояниясознания должно быть применимо не только к чему-то одному, и, если это верно,то мы не можем применять состояния сознания только к самим себе. Должен бытьряд объектов, к которым мы применяем состояния сознания. Именно поэтомувозможность приписывания этих состояний в третьем лице делает возможным ихприписывание в первом лице, и именно поэтому Стросон считает себя вправесделать первые два вывода:

Человек может приписывать себе состояниясознания, только если он может приписывать их другим. Он может приписывать ихдругим, только если он способен идентифицировать других субъектов опыта. Но ихнельзя идентифицировать только как субъектов опыта, обладателей состояниясознания (Ibid., p. 100).

Что касается последнего вывода, а именно чтосубъектов опыта нельзя идентифицировать только как субъектов опыта, то онсо-

I

ДВУХАСПЕКТНАЯ ТЕОРИЯ 223

тасуется с двумя важными положениями теорииСтросона. Во-первых, напомним, что, по мнению Стросона, мы можемидентифицировать то, что не является материальной партикулярностью, только еслимы способны идентифицировать материальные партику-лярности. Субъекты опыта, кактаковые, не являются материальными партикулярностями, не являются ими исостояния сознания. Отсюда следует, что мы можем идентифицировать субъектовопыта и состояния сознания, только если мы способны идентифицироватьматериальные партикулярности. И это согласуется с тем положением, что мы можемидентифицировать личности как субъектов ментальных состояний, поскольку мыможем идентифицировать их тела. Это в высшей степени антикартезианский ходрассуждений, который не исключает возможность стросоновской трактовки личностикак того, чему одновременно могут приписываться ментальные и физическиехарактеристики. Картезианец не может не противоречить себе, признавать это иодновременно отстаивать субстанциональный дуализм, поскольку он придерживаетсятой позиции, что мы формируем понятие я как субъекта опыта на своем собственномпримере, но это исключается, если верен первый стросоновский вывод.

Теперь мы уже в состоянии оценить следующийшаг в объяснении, предложенном Стросоном. По его словам, понятие личностиявляется "логически первичным" (primitive). Логическая первичность — это некое отношение, и Стросонимеет в виду, что понятие личности логически первично по отношению к понятиюиндивидуального сознания. Из чего следует, что мы не могли бы идентифицироватьиндивидуальное сознание, если бы мы уже не располагали понятием личности вцелом как одновременно обладающей ментальными и физическими свойствами. Дуализмсознания и тела можно представить, но только потому, что он ложен.Представление о себе как о состоящем из ментальной и физической субстанцииосновывается на представлении о себе как о целостной личности с присущими ейкак ментальными, так и физическими

атрибутами.

На основе данного тезиса Стросонпересматривает два вопроса относительно субъекта. Он утверждает, что мы можемиметь понятие субъекта, только если мы уже располагаем понятиемличности:

224

ГЛАВА. 6 ДВУХАСПЕКТНАЯ ТЕОРИЯ

225

Необходимым условием для того, чтобы вообщеприписывать состояния сознания, является то, что они должны приписываться томуже, чему приписываются и определенные телесные характеристики, определеннаяфизическая ситуация и т. д. (Ibid., p. 102).

Это могло бы навести на мысль, что Стросонявляется своего рода материалистом. Мы могли бы назвать его "концептуальнымматериалистом", поскольку мы можем определить характерные для его теориипонятие субъективности и ментальности, только если у нас есть понятиематериальной партикулярности. Безусловно, Стро-сона объединяет с материалистамиопровержение картезианского дуализма. Тем не менее нам нужно всерьез отнестиськ тому, какая роль отводится в утверждениях Стросона личности. Он даетследующее определение "личности":

Под "личностью" я имею в виду понятие о такомтипе сущности, к индивидуальным представителям которого в равной мере применимыкак предикаты, приписывающие состояния сознания, так и предикаты, приписывающиетелесные характеристики, физическую ситуацию и т.д. (Ibid., p.102).

Нам следует разделять вопрос, чем являетсяличность для Стросона, и вопрос, как мы можем идентифицировать личности и ихментальные состояния. Эти вопросы взаимосвязаны, но это в любом случае разныевопросы. Мы можем идентифицировать личности, только если мы способныидентифицировать их тела. И мы можем отличить одну личность как субъекта опытаот другой только потому, что мы способны отличать их тела по их физическомуместоположению и характеристикам. Однако если спросить, чем является личностьдля Стросона, то очевидно, что имеется симметрия между ментальными ифизическими характеристиками. Эта симметрия состоит в следующем. СогласноСтросону, физические и ментальные характеристики в равной мере применимы кличностям. Он не признает никакого онтологического приоритета физического надментальным или ментального над физическим при объяснении понятия личности. Всилу этого Стросон куда больше нейтральный монист, нежели материалист. Личность— это то, к чемуодновременно применимы и ментальные, и физические понятия, подобно тому, какспинозовскую единую субстанцию можно подво-

дить одновременно и под ментальные, и подфизические понятия, а расселовские события можно описывать либо как ментальные,либо как физические в зависимости от их каузальных отношений. По мнению всехтроих, есть нечто такое, что имеет смысл называть одновременно ментальным ифизическим.

Поэтому, если спросить, что являетсясубъектом сознания, ответом Стросона будет: целостная личность/Если же мыспросим, как может быть, что ментальные и физические характеристикиприписываются одной и той же сущности, то в ответ он скажет, что личность естьименно то, к чему одновременно применимы ментальные и физические термины. Вчастности, ошибочно полагать, будто чистое сознание или эго является субъектомсознания или будто вообще не существует субъекта сознания.

ДВА ВИДА ПРЕДИКАТОВ

Фактически, стросоновское понятие личностибогаче, чем оно было представлено до сих пор. Чтобы оценить его по достоинству,нам следует рассмотреть то различие, которое Стросон проводит между двумявидами предикатов. Предикат есть слово или ряд слов, используемых дляприписывания чему-либо свойства или характеристики. Предикаты суть адъективныевыражения. Стросон утверждает, что с точки зрения здравого смысла предикаты,которые мы употребляем для приписывания тех или иных свойств личностям,принадлежат к двум широким категориям. Во-первых, это предикаты, которые мыприписываем обычным физическим объектам, когда, к примеру, говорим, что некийобъект имеет -такой-то вес, такое-то положение в пространстве и т. д. Стросонназывает их "М-предикатами" (М, вероятно, является сокращением слова"материальный"). Во-вторых, есть такие предикаты, которые мы используем дляприписывания свойств одним лишь личностям, например, "улыбается", "идет напрогулку" и т. д. (Ibid., p. 104). Они называются "Р-предикатами", (где Р,вероятно, является сокращением от для английского слова "person" (личность).М-предикаты представляются относительно простыми. А как насчет Р-предикатовОтвет Стросона: если Р-предикат применяется к чему-то, то последнее наделеносознанием. Некоторые Р-предикаты, такие, как "больно", непосредственноприписывают состояния сознания; другие же, например "улыбается", — нет. Но в обоих случаях еслипредикат

226

ГЛАВА. 6

применяется правильно, то из этого логическиследует наличие сознания у того, чему он приписывается. Р-предикатыпредполагают обладание сознанием (Ibid., p. 105).

Различие между Р-предикатами и ЛГ-предикатамив сочетании с тезисом Стросона о том, что необходимым условием для приписываниясебе состояний сознания является готовность приписывать их другим, задает новоенаправление критике картезианства. Невозможно, чтобы мы учились приписыватьР-предикаты только на своем собственном примере, иначе не соблюдался бы тезисСтросона. Но это означает, что мы умеем осуществлять приписывания Р-пре-дикатовв третьем лице. Если это верно, то употребление Р-преди-катов основывается нанаблюдении за поведением других людей. Таков, фактически, взгляд Стросона. Ониспользует витгенштейнов-ское слово "критерий" для описания тех условий, прикоторых уместно применять определенный предикат. В случае приписыванияР-предикатов в третьем лице критериями оказываются разные виды поведения. Вкачестве пояснения возьмем, к примеру, Р-предикат "больно" ("is in pain").Согласно Стросону, невозможно научиться употреблять данное слово только насвоем собственном примере. В дополнение к этому нужно ознакомиться с поведениемдругих, когда им больно, ибо их поведение служит критерием для употребленияслова "больно". Стросон, конечно, не отрицает, что возможны случаи, когда естьболь, но нет соответствующего поведения или когда есть соответствующееповедение, но без боли, однако это не может происходить всегда, иначе данныйпредикат не имел бы значения. Определенное поведение отнюдь не являетсяединственным знаком боли. Но оно во многом составляет те условия, при которыхможет употребляться слово "больно".

Такой ход рассуждений является глубокоантикартезианским, ибо приписывания в третьем лице становятся условиями дляприписываний в первом лице. Декартова философия, как мы видели, является взначительной степени философией от первого лица. Именно с картезианской точкизрения человек придает значение психологическим понятиям, исходя прежде всегоиз собственного опыта, а затем экстраполируется на случаи их употребления втретьем лице. Для Стросона же экстраполяция идет в другом направлении.Логический порядок приоритетов у него обратный.

Возможна и более умеренная трактовка, когдаСтросону приписывается устанавление своего рода симметрии междуупотребле-

г

ДВУХАСПЕКТНАЯ ТЕОРИЯ 227

нием психологических понятий в первом и втретьем лице. С одной стороны, он считает — безусловно, правильно,— что, когда выговорите, что подавлены (испытываете депрессию) или что вам больно, и когда этоже говорю я, мы отнюдь не употребляем данные слова в различных смыслах (хотяясно, что референция в этих двух случаях различна). Однако он также считает,что депрессию и боль ощущают и вместе с тем показывают, испытывают и вместе стем обнаруживают в поведении:

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.